Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 22 августа 2018

Ордена Игоря Спасского в музей не приняли

Академик Игорь Спасский любит общаться с чувством, с толком, с расстановкой, неспешно «запивая» беседу чайком... Тогда можно все вопросы спокойно обсудить, обменяться информацией... «А все эти разговорчики минутные я не люблю, - признался Игорь Дмитриевич журналистам на воскресном чаепитии в Балтийском информагентстве. - Ведь поднимать вопросы нужно серьезные, проблем в стране полно»... «Вечёрка» быстро сориентировалась и поинтересовалась, что думает академик о современном образовании...

Чему равен квадрат гипотенузы?

- Игорь Дмитриевич, у вас внучка учится в 10-м классе, и вы довольно часто публично высказываете претензии к школьному образованию. Чем конкретно вы недовольны?

- Я много по миру поездил - был в 36 странах, в том числе и несколько раз в Америке. Так вот то, что сейчас пытаются у нас сделать, - примерно как в Америке. Правда, и в других странах похожий принцип - эти дурацкие вопросы, тесты, как будто идиотиков учат... Зная о моем к ним отношении, у меня не раз спрашивали: «А ты не задумывался, почему у нас в Америке больше всего лауреатов Нобелевской премии?» Я парирую: «Так среди них же японцы, русские»... А меня останавливают: «Мы знаем, какой у нас процент лауреатов - выходцев из других стран, но в основном - это американцы. И разве могли бы они получить Нобелевскую при плохом образовании?» Попробуй возрази... Американцы все стараются делать рационально, а у нас... Вот внучка в 10-м классе тригонометрию изучает - синусы, косинусы... Я большую конструкторскую жизнь прошел - 60 лет конструирую лодки, - так я вам скажу: по тригонометрии помню только площадь круга, диаметр, периметр, синус, косинус - и все, больше мне ничего не пригодилось. Хотя...

Расскажу вам шуточную историю. Как-то мы компанией приехали в Германию и зашли в пивной бар. Заказали пиво в банках, тушеную капусту с сосисками... Смотрим, хозяина нет, вместо него сидит российского типа мужичок, который какой-то кроссворд разгадывает. Он спрашивает: «Чему равен квадрат гипотенузы?»

Сумме квадратов катетов, отвечаю. «Одной буквы не хватает». «Так ты, наверное, слово «сумма» с одной «м» написал?» - догадался я. Он обрадовался и на радостях по кружке бесплатного пива нам принес... Это я к тому, что, конечно, надо знать, что есть такая наука - тригонометрия, и надо дать школьникам ее основу - за 15, а не за 100 часов ее рассказать, вбить, что называется, в мозги... Вот американцы этим и занимаются, у них рациональный подход - они видят: кто талантлив и кто сам хочет получать знания - тот пробьется и досконально выучит эту тригонометрию. Это один метод. А второй, наш, - все грузить по полной программе до 11-го класса. Восемь часов сейчас уроки - это же безобразие! А физкультура - раз в неделю - всего 45 минут! У внучки в классе никто кувырок сделать не мог - одна она смогла, потому что училась в детстве ушу. Поэтому я согласен, что надо пересматривать эту, извините, идиотскую систему в сторону оптимизации. Вообще я бы сделал в школе не больше шести уроков, а физкультуру - 3 раза в неделю, чтобы ребята были физически развиты. Ведь если человек не будет развит физически - от него толку никакого.

Аксакалы - это и есть Общественная палата

- Игорь Дмитриевич, один из самых больных вопросов - коррупция. Как вы считаете, можно ли в России бороться с коррупцией, ведь она же от царя Гороха идет?

- Все должно быть в разумных пределах, и коррупция тоже (улыбается). Я понимаю, что она никуда не исчезнет, но нельзя допускать, чтобы коррупция существовала в таком гипертрофированном виде, в каком она у нас существует... Что вы думаете, что коррупции за рубежом нет? Но там более жесткие законы, и ее хорошо контролирует общество. А у нас нет общества... Вы знаете, чем, например, занимается Общественная палата?

- Знаем, и там бывали... Общественная палата контролирует деятельность властей, дает рекомендации правительству, защищает права людей...

- Недавно у меня была очень интересная встреча с одним дагестанцем, он - главный конструктор крупного военного завода, который делает торпеды, закончил нашу Корабелку. Я у него спрашиваю, как же он так пробился, как же его из аула отпустили? А он мне отвечает: «У меня математические способности: я свободно оперирую пятизначными числами на память». Я его проверил, подсчитывая в столбик, - все совпадает. «У нас из аула не так просто уйти, - подтвердил он. - Самое сложное было, чтобы аксакалы тебя отпустили. Они-то мне и устроили экзамен, стали расспрашивать о явлениях природы, как устроен мир, и если бы я оказался дураком, то меня оставили бы в ауле...» Почему я это рассказываю? Вот аксакалы - самые мудрые и старые люди - и есть Общественная палата. Они мудро поступают: дураки должны оставаться в ауле, возить воду и прочая... А умные должны идти во внешний мир и украшать аул. Самое интересное, что каждый год, когда этот дагестанец приезжал в аул на каникулы, аксакалы его призывали и требовали «показать им дневник». А у нас в Общественной палате сто человек... Конечно, Общественная палата - очень важный элемент гражданского общества, но, на мой взгляд, она должна быть совсем другого плана...

Производству нужны как минимум три ноги

- У нас любят заглядывать в прошлое. Как вы думаете, нынешнее кризисное время напоминает 90-е годы прошлого века?

- Я был начальником фирмы 40 лет, а в конце 80-х годов, когда еще советская власть была, меня избрали народным депутатом: там и Собчак был, и вся наша плеяда... Интереснейшее время! Я тогда попал в комиссию по обороне и безопасности - туда входили генеральные конструкторы, военные специалисты, маршал Ахромеев, с которым, кстати, я учился до войны в Москве в морской школе, правда он в 10-м классе был, а я в восьмом... И вот американцы нас вначале заманивали, всячески обласкивали, а потом командовать стали. Как-то раз пригласили они комиссию приехать в Америку. И мы, оборонщики, человек 12, «пристегнув» ряд нужных товарищей, прокатились по США. Американцы принимали нас блестяще - мы объехали 12 штатов, нас возили в самые закрытые зоны - в атомный центр, центр управления ракетным оружием, откуда стреляют по России, - у меня даже есть фотография, когда я сижу за пультом... И однажды в Лос-Анджелесе мы посещали огромный авиационный завод, и я стал удивляться, что здесь кроме чисто авиационных дел есть изделия химического машиностроения - какие-то баки стоят, еще что-то непрофильное... А мы тогда были сориентированы на узкопрофильное производство, чтобы была единая технология и т. д. Я задал вопрос директору завода, почему помимо самолетов они занимаются химическим машиностроением - это же совсем другие технологии, требования. И директор, похоже, выходец из России, сказал мне: «Молодой человек, вы должны понять: чтобы устойчиво себя чувствовать, надо стоять как минимум на трех ногах». И я понял, что действительно, монопрофильного производства в условиях рынка допускать нельзя. И когда приехал в Россию, то мы сразу выбрали пять направлений, в том числе и направление коммерческого плана - строительство бизнес-центров, гостиниц, спорткомплексов и т. д., которое завершилось строительством океанариума. Это резко оживило нашу деятельность, дало нам могучую рекламу за рубежом, потому что у нас появились гостиница, ресторан... А ведь в конце 80-х, когда к нам кто-то из-за рубежа приезжал, в гостиницу было не устроить - мест нет, в ресторан сводить некуда... Конечно, пришлось брать кредиты, делали много ошибок, но туда пошло много нашего народу - они перепрофилировались, и сейчас назад их уже не загонишь - не хотят...

Путин ставит запредельные задачи

- Вот мы сейчас постоянно говорим об оптимизации расходов - в образовании, промышленности... А будет ли оптимизация расходов при создании новых субмарин?

- Ну, на эту тему я говорить не хочу - она мне надоела... И на тему конструкторской деятельности тоже не выступаю - когда я был начальником, то мог говорить... А сегодня руль отдал в другие руки, поэтому про «рубиновские» дела говорить не буду... А про общероссийские? У Владимира Путина есть одно свойство - он иногда ставит запредельные задачи. Подъем «Курска» - это как раз запредельная задача, которую он тогда ставил ночью передо мной. Я сказал, что поднимать надо. И следующий логичный вопрос был такой: «А ты поднимешь?» Потому что никто не взялся за это. И я тихо тогда сказал: «Подниму». И поставил три условия, он их выполнил, и благодаря этому такую запредельную задачу - поднять «Курск» - удалось решить.

- Что за условия, можете сказать?

- Владимир Путин спросил: «За сколько лет можешь поднять подлодку?» Я говорю: «Три года». А он твердо: «Один год». И тогда я выдвинул условия: пригласить к участию в подъеме иностранцев, обеспечить финансирование, причем деньги перевести в зарубежный банк, чтобы только за моей подписью их выдавали... И он пошел на это. Теперь Путин снова поставил запредельную задачу - до 2020-го построить 1000 гражданских судов! Что это такое? Вот недавно мы праздновали юбилей одного надводника, и я там выступал и сказал: «Знаете, я не пойму, почему вы сюда пришли? Вам сейчас ночь и день нужно сидеть и вкалывать - счетчик включен! Забудьте о нормальной жизни, это же масштабная задача. Можно спросить: а нужно ли ее выполнять? И я скажу, что обязательно нужно. Будущее население земли зависит от океана: пройдет не так много времени, когда мы будем молиться на океан - это неисчерпаемая кормушка... И я думаю, что Путин правильно поставил эту задачу, он думал о том, что надо создавать новую инфраструктуру, причем настолько сверхсовременную...

Я вижу, как ее надо сделать. Беда нашего судостроения в том, что у нас по существу есть только одна судостроительная верфь - «Северная», а все остальные - не верфи, а судостроительные заводы. А надо именно верфь строить!

Почему сейчас таких успехов достигли южные корейцы? Они же более сотни крупных танкеров делали в год за счет того, что сделали сверхсовременные верфи, и еще у них высочайшая организация труда. Мне рассказывали, что у них рабочий работает восемь часов, но не может покинуть свое место, пока не уйдет мастер, а мастер не может уйти, пока не уйдет начальник цеха, начальник же цеха не уйдет, пока не уйдет директор, а директор... никуда не уходит (смеется). Поэтому они «задушили» всех сейчас по крупным танкерам, и, чтобы быть независимыми от них, нам надо начинать строить эту 1000 танкеров - каждый час важен...

- На дворе 2009 год - и если они по 100 танкеров в год выпускают, значит, работая, как корейцы, задачу Путина можно выполнить к 2020-му... Не такая уж невыполнимая задача...

- Ну, для этого надо превратить всех россиян в корейцев - раз! (Смеется.) А если серьезно, для этого надо технологически подготовить заводы, кооперация еще не налажена... Хочу заметить: ни в науке, ни в технике нет тупиковых зон, мы в теории доходим до молекулярного состояния, даже в нанотехнологии залезли...

Америку перегонять не надо

- Игорь Дмитриевич, а сколько подлодок на вашем счету за время работы в Центральном конструкторском бюро морской техники «Рубин»?

- За сорок лет, что я руководил бюро, мы сделали свыше 200 подлодок... Это золотой был период для советского флота - с 50-го года по 90-й. Когда уходил, у меня было восемь или девять неотгулянных отпусков, а я и не хотел отдыхать - это была сверхинтересная конструкторская работа...

- Получается, вы сорок лет строили по пять субмарин в год, а сейчас с трудом одну за это время можно построить... когда же мы перегоним Америку при таких-то темпах???

- Я помню, был период - 90-е годы, - когда вообще ничего не строили... А Америку нам не надо перегонять - надо иметь столько, сколько надо иметь...

- И сколько? У нас уже есть подлодка «Санкт-Петербург», на очереди - «Кронштадт», «Петрозаводск»...

- Это область, в которую вы не лезьте: делаются соответствующие исследования, ведь все зависит от будущих войн... Просто надо иметь потенциал, который бы сдерживал желающих пойти к нам на прогулку...

На Тургеневе сломался

- Что скажете о нынешних петербуржцах? Испортило их время?

- Я первый раз в Петербург приехал в 37-м году ( тут моя тетя жила), потом учился в 40-е... И всегда Петербург славился своей культурой. Я вам скажу, это такой комплексный и тяжелый вопрос: сколько поколений пройдет, чтобы научиться воспитать людей нового поколения... Кстати, к вопросу об образовании. Когда мы заканчивали школу, говорить мы не умели, писать мы не умели... И когда меня назначили начальником, мне надо было сидеть в президиуме, а я по бумажке не могу выступать, писать - еще хуже... И вот мне один пожилой человек сказал: «Хочешь научиться писать?» Я говорю: «Хочу». И он мне посоветовал: «Возьми любого классика, открой любую страницу и выпиши любой абзац. А потом напиши лучше, чем у него»... Я засомневался: «Ты что? Классик, а я тут буду писать». Потом решил попробовать и заразился этим делом. Чехова я положил на лопатки быстро... 

А сломался я на Тургеневе - не подцепишься, лучше не сделаешь! Даже у Толстого в «Войне и мире» находил пути, как лучше написать... Рассказал я про свои эксперименты одному, как я говорю, литературоеду, а он мне: «Хорошо, что ты до Бунина не дошел и до Набокова...» Тем не менее это меня сразу приучило к дисциплине написания. И теперь для меня нет проблемы книгу написать. Недавно взял свою книгу, решил прочитать, забыл ее уже, - гладко, на одном дыхании прочитал все, а в конце подумал - ай да Пушкин!

- Игорь Дмитриевич, мы возьмем ваш опыт на вооружение... Кстати, скажите, а сколько времени вы книгу свою «Курск». После 12 августа 2000 года» писали?

- Месяц. Взял отпуск, сидел под Лугой и писал...

Награды не ношу...

- Игорь Дмитриевич, у вас много орденов и медалей за выполнение государственных заданий - два ордена Ленина, ордена Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени, вы Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий... Какая награда для вас самая почетная?

- Да все, наверное... Хотя вообще-то награды не ношу...

- А я вас видела на празднике, посвященном Дню подводного флота, и у вас на лацкане пиджака был значок - желтая подводная лодка...

- Она золотая, мне ее подарили северодвинцы. Кстати, я хотел отдать все свои медали, ордена в музей ЦКБ «Рубин», но, оказывается, нельзя - не положено... А я считаю, что мои награды должны быть в музее, ведь это не только моя заслуга, но и коллектива тоже...

Беседовала Людмила КЛУШИНА, фото Натальи ЧАЙКИ

 

↑ Наверх