Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 19 декабря 2018

Город трех революций не может жить без разрушений

В архитектуре Санкт-Петербурга морских символов куда больше, чем, скажем, в Гамбурге, Амстердаме, Генуе и других портовых городах. Ну есть себе рядом порт и есть. И ничего больше. Не то - у нас. Адмиралтейство Захарова, Биржа, Ростральные колонны Тома де Томона - все это только часть символов, формирующих облик столицы морской державы, без которых немыслим и архитектурный алгоритм города. Почерк классиков питерской архитектуры можно узнать по использованию морской тематики. Тема близлежащего моря - согласитесь, очень жизненная и художественная - использовалась в петербургской архитектуре долго, вплоть до революции.

На всех парусах

Но, увы, у Петербурга долго не было внятного морского и речного вокзала. Если помните, Николай Гоголь отплывал в путешествие по Италии маленьким корабликом от Адмиралтейской набережной до Кронштадта и лишь там уже пересаживался на большой корабль.

Только в 1960 году был объявлен первый архитектурный конкурс на проектное решение нового морского вокзала. Но к приемлемому результату конкурс тогда не привел. Лишь в 1973 году появились проектные предложения нового здания морского вокзала на западном берегу Васильевского острова, разработанные специалистами ЛенНИИпроекта и впоследствии реализованные в виде многофункционального здания с вокзалом и гостиницей. Проект нового вокзала шел долго. И прежде всего, конечно, из-за согласований.

Главный архитектор проекта Виталий Сохин (1925 - 1995) предложил взять за основу образа здания форму надутого ветром паруса. Удивительная по простоте и даже на-ивности художественная идея автора была немыслима в разгар советского строительного беспредела. Тогда из-за неуважения к экономике, которая должна была быть экономной, такого «неправильного» архитектора могли и уволить из всесильного архитектурного депо, каким был институт «Ленпроект».

Правда, Виталий Сохин уже был к тому времени лауреатом многих конкурсов и заслуженным архитектором. Под его руководством планировалась вся западная часть Васильевского острова. Это его знаменитые дома на четырех опорах стоят по берегам Новосмоленской набережной. Его знаменитый экспериментальный квартал по другой стороне Новосмоленской набережной лидировал даже в наши 2000-е по стоимости квадратного метра в районе «Приморской». Фронтовик Сохин просто так идею не сдал - он ездил в Москву, доказывал правильность конструкций, ходил по верхам Госстроя. И выстоял.

Морской вокзал построили в 1982 году, как раз к концу брежневского застоя.

Здесь должны самозатачиваться лезвия

...Вновь я посетил свой любимый вокзал лишь в 2009-м. Прошло 20 лет. Казалось бы, дух соцпроектирования и былое совковое качество строительства должны были быстро окислить художественный замысел мастера. Я боялся зайти внутрь. Ведь в воспоминания не возвращаются. Помните, Шагал никогда не возвратился в свой Витебск, Бродский так и не приехал на Васильевский...

Но вот представьте - вы зашли в вокзал. Внутри тихо играет музыка. Акустика интерьера настолько грамотно сделана, что тихую музыку слышно как в капелле. Когда вошел, показалось, что в этой форме интерьера, вполне банальной слегка закругленным квадратным планом атриума, но сделанной с удивительным чувством соразмерности, как в пирамиде должны самозатачиваться лезвия. Настолько комплектен, самодостаточен этот интерьер.

Абсолютно удобный и спокойный ресторан. Уютный бизнес-центр. Транспортная эстакада на два уровня. Специально проехав по ней, посмотрел - все ли хорошо для автомобилиста? Да, удобно и грамотно, даже в гололед. Все по СНиПам, развороты-радиусы, парковки. Забавно: фирма по прокату машин обосновалась на втором этаже эстакады. Прокат машин вместе с гаражом прямо в вокзале - это ли не комплимент транспортной схеме архитектора?

Я искал в зале ожидания пассажиров, простаивающих в очереди паспортного контроля 2 часа, о которых рассказывали мне критики старого здания Морского вокзала, яро выступающие за его снос и постройку нового. Их не было вовсе. Может быть, не сезон? Так достройте дополнительный терминал рядом с вокзалом, не прибегая к сносу здания Сохина! И не будет очередей даже в разгар туристического сезона!

Земля - дороже шедевров архитектуры

Впрочем, о чем это я? Нет. Не будет никаких объединений, реконструкций. Морской вокзал ПОЛНОСТЬЮ снесут. Решение уже почти принято. Как снесли недавно новый телецентр архитектора Владимира Щербина у станции метро «Пионерская». Земля дороже. Да и город трех революций не может жить без разрушений накопленного богатства. В том числе и архитектурного.

Как заявил экс-главный архитектор Александр Викторов, «собственник ОАО «Морской вокзал» принял решение снести здание старого вокзала в связи с тем, что с точки зрения маркетинга и технической эксплуатации оно не отвечает современным требованиям». Подождите. С точки зрения маркетинга? А я всегда думал, что «маркетинг» - от слова «маркет». То есть магазин. У вокзала и магазина все же разные функции. А устраивать большой торговый центр в самом здании нового морского вокзала, может быть, и выгодно, но не совсем безопасно.

Здесь, в вокзале, значительно уместнее употребить термин «логистика». Логистика разгружает потоки, в том числе и пассажир-ские, переправляет их на разные терминалы. А рядом может быть шопинг-центр со всеми прелестями маркетинга. В этом, простите, и есть смысл реконструкции. Да и техническая эксплуатация и перевооружение вовсе не предполагают сноса здания. Тому примеров - тьма. Вокзал «Монпарнас» в Париже, Павелецкий вокзал в Москве и так далее...

«Депрессивный» - термин из области психиатрии, а не архитектуры

Уважаемый инвестор на градсовете, где обсуждался проект нового вокзала, состоящего из четырех квадратных башен (быть может, на взгляд авторов проекта, это символ современного Петербурга), применил к построенному Сохиным вокзалу термин «депрессивный». Ну, это уже, знаете, как эпидемия на модное слово. На страницах «ВП» по этому поводу недавно высказалась настоятельница Новодевичьего монастыря матушка София: «Я всегда думала, что этот термин из области психиатрии, а не архитектуры». Что тут добавить?

Но, как говорят в телемагазине, и это еще не все. Как сказал на градсовете Александр Викторов, для сохранения «памяти места» в про-екте комплекса нового морского вокзала - в открытой зоне третьего уровня - предусмотрена... историческая экспозиция с демонстрацией макета здания архитектора Сохина и фотографиями. Стоит отметить, что эта открытая зона будет использоваться для прогулок не только пассажирами, она будет открыта для жителей города. Вот это да! Память места! То есть мы все же архитекторы. Не думайте, что мы родом из Дахау. Слушайте, если бы на месте «Англетера» тогда, 20 лет назад, горожане оставили «память места» с исторической экспозицией вместо защищенного фасада дома и макет с фотографиями на открытой зоне третьего уровня, что бы сейчас видели мы с вами на Исаакиевской?

Память места на зоне третьего уровня

Ох уж эта пресловутая открытая зона третьего уровня! Не в первый раз новое поколение архитекторов, будто оно без роду и племени, пытается запихнуть туда пепел, только и оставшийся по их милости от того, что им досталось от отцов. И убежден, эта проблема - не инвестиционная, а именно архитектурная. И особенно это обидно потому, что автор проекта нового вокзала Владимир Григорьев -замечательный мастер. Его реконструкция здания отделения Центробанка на Фонтанке - вполне европейский пример подхода к дому-памятнику. Но здесь... Это вечное парикмахерско-архитектурное «чего изволите?» и привело к «памяти места на зоне третьего уровня».

Уверен, архитекторы даже и не предлагали заказчику концепцию, включающую возможность хотя бы частичного сохранения образа вокзала. Зачем? КГИОП его, в отличие от комплекса отделения Банка России, не охраняет - уж слишком нов. А дальше хоть трава не расти! Проснись и пой! Сноси и строй.

Вспомнить разницу между архитектором и парикмахером

Вселенский скандал, произошедший при обсуждении проекта на градостроительном совете, был для многих зодчих полной неожиданностью. Профессор Владимир Попов, президент Санкт-Петербургского союза архитекторов, заявил, что не намерен участвовать в этом фарсе.

«Это место всегда считалось знаковым, и при создании старого вокзала была обыграна морская тема и тема Петербурга», - заявил профессор, доктор искусствоведения Владимир Лисовский.

В ходе обсуждения рецензент проекта Никита Явейн тактично указал, что в получившемся образе нет ничего особо интересного, - и это еще самый положительный вывод из всех прозвучавших.

Профессор, доктор архитектуры Юрий Курбатов заявил: «У старого здания много функциональных недостатков, но есть архитектура. У вас же все наоборот. А место между тем очень ответственное - формирует морской фасад города. Проект необходимо серьезно доработать».

Градостроительный совет Санкт-Петербурга отклонил предложенную архитектурную концепцию. Проект был отправлен на доработку.

А ведь проектируемый новый морской фасад Петербурга вполне мог включить облик Морского вокзала Сохина. Без всякой умилительной памяти места. Достаточно было всего-навсего сделать профессиональное проектное решение. Хотя бы похожее на то, что включает в себя сохранившее участок старого аэропорта предложение по реконструкции Пулкова в Петербурге или, скажем, Павелецкого вокзала в Москве. Просто надо вспомнить разницу между архитектором и парикмахером.  Циркулем и ножницами.

Алексей ШОЛОХОВ

фото Натальи ЧАЙКИ

Прямая речь

Владимир Попов, президент Петербургского отделения Союза архитекторов РФ, академик РААСН, профессор, поделился с нами своим мнением.

- Владимир Васильевич, вы были среди тех, кто проектировал комплекс Морского вокзала. Помните ли вы, как проходило проектирование?

- Автор постоянно отстаивал свои решения в профильных ведомствах в столице, в частности в Госгражданстрое. Но ведь проект тогда выстоял! Не знаю, удастся ли ему выстоять сейчас.

- Как вам кажется, не было бы уместным создать список из зданий, которые спроектированы в конце XX века в Петербурге и должны охраняться государством?

- Да такой список есть! Мы в Союзе архитекторов его составили более года назад, еще до катаклизма с Морским вокзалом, и отправили в профильные ведомства города, в том числе и в КГИОП. Но, во-первых, этот список - изначальный, он должен быть расширен. Во-вторых, туда лишь по времени еще не вошел данный объект - ведь список ограничен 1970-ми годами. А строительство Морвокзала закончено в 1982 году.

- Скажите откровенно, если бы вы проектировали новый вокзал, сохранили бы старый или снесли?

- Я бы, несомненно, попытался сделать все, чтобы его сохранить! Есть множество разумных путей разрешить проблемы с эксплуатацией старого здания, достроив новое, а не снося то, что было построено мастерами. Однако надо быть реалистами. Меня очень насторожило недавнее заявление Сергея Чобана, который заявил: «Если архитектор что-то хочет сделать по собственному усмотрению, без желания заказчика, пусть проектирует за свой счет!»

- Как думаете, судьба проекта претерпит изменения?

- Вероятно, после вынужденной паузы собственник постарается воспользоваться правом сноса здания, учитывая, что других проектных вариантов он и не пытался представить.

↑ Наверх