Газета выходит с октября 1917 года Monday 19 октября 2020

«А что бы сказал на это Козинцев?»

110 лет назад родился мэтр кинематографа

22 марта 1905 года родился режиссер, народный артист СССР, лауреат Ленинской премии, настоящий мэтр кинематографии — Григорий Козинцев. Непререкаемый, Коза, Совесть «Ленфильма» — так называли молодые кинематографисты одного из величайших режиссеров советского кино. По свидетельству современников, он никогда не шел на уступки, если дело касалось профессии. Даже самые нелестные впечатления о новых фильмах высказывал прямо. Мастер ушел из жизни в 1973 году, но еще много лет на «Ленфильме» после каждой премьеры спрашивали: «А что бы сказал на это Козинцев?» Среди его учеников — Сергей Герасимов, Станислав Ростоцкий, Эльдар Рязанов, Вениамин Дорман, Илья Авербах, Игорь Масленников.

Григорий Козинцев всегда был в авангарде искусства, не боялся нового и мучительно искал максимального выражения художественной мысли.

Григорий Козинцев (справа) и художник-постановщик Георгий Кропачев на съемках «Гамлета». Фото: Архив «Ленфильма».

Вместе с Леонидом Траубергом он основал легендарный ФЭКС — Фабрику эксцентрического актера: театральную мастерскую, сочетавшую обучение актеров с постановкой спектаклей. Сегодня стиль ФЭКС изучают, ему стараются подражать. А тогда Козинцев и Трауберг, которых уже считали мэтрами, по сути, были еще мальчишками.

Премьера первой постановки ФЭКС под названием «Женитьба. Электрификация Гоголя» состоялась 25 сентября 1922 года на сцене Петроградского Пролеткульта. Именно этой постановкой (которую пародируют Ильф и Петров в «12 стульях») Козинцев и Трауберг дебютировали в художественной жизни Петрограда 1920-х годов.

Но творческий тандем окреп. В 1924 году Григорий Козинцев начал работать в кино, на фабрике «Севзапкино», позже ставшей киностудией «Ленфильм». На «Ленфильме» Козинцев вместе с Траубергом поставили свой первый короткометражный фильм по собственному сценарию «Похождения Октябрины». Это была попытка соединить политику (разоблачение нэпмана, помогавшего империалисту) с откровенной буффонадой и, по словам Юрия Тынянова, «необузданным собранием всех трюков, до которых дорвались изголодавшиеся по кино режиссеры».

Первый полнометражный фильм Козинцева и Трауберга — романтическая мелодрама «Чертово колесо» по сценарию Адриана Пиотровского — был уже зрелой работой. Любовь к яркой эксцентрике сочеталась в ней с убедительным показом городского быта. На этом фильме сложился постоянный творческий коллектив ФЭКС; кроме режиссеров в него вошли кинооператор Андрей Москвин и художник Евгений Еней, работавшие с Козинцевым практически на всех его фильмах. Следующий фильм ФЭКС — «Шинель», экранизация «Петербургских повестей» Гоголя, — стал одним из шедевров мирового немого кино. 

Творческий тандем Козинцев — Трауберг создал одни из самых ярких фильмов довоенного кинематографа: «С. В. Д.», «Новый Вавилон», «Одна», «Юность Максима», «Возвращение Максима», «Выборгская сторона». Но самые главные свои фильмы Козинцев снял в 1950 — 1960-е годы. Феноменальный успех принес ему «Дон Кихот».

И все же, экранизируя классику, Григорий Михайлович мечтал поставить шекспировские трагедии «Гамлет» и «Король Лир». К постановке «Гамлета» Григорий Козинцев готовился несколько лет. В 1962-м он написал книгу «Наш современник Вильям Шекспир», ставшую теоретической подготовкой к двум его выдающимся шекспировским экранизациям. Фильм «Гамлет» вышел в 1964 году и получил мировое признание как лучший фильм по одноименному произведению Шекспира.

Из публикации газеты «Mond», одной из влиятельнейших газет Франции (16.06.1964): «Гамлет» Козинцева легко выдерживает сравнение с «Гамлетом» Лоренса Оливье. Черно-белый фильм Козинцева — истинное произведение искусства, с хорошо продуманными мизансценами, с тщательно выстроенными интерьерами, впечатление от которых дополняют и усиливают таинственные ритмы музыки Шостаковича. Надо было бы хорошо знать русский язык для того, чтобы оценить во всей полноте перевод Бориса Пастернака, но даже непривычное иностранное ухо может почувствовать его красоту».

Козинцев не остался абсолютно верен тексту: он свободно обращался с отдельными сценами, переставляя их. Знаменитое «Быть или не быть?» дается как внутренний монолог, Гамлет произносит его, обратившись лицом к морю. «Шекспир, — говорил Козинцев, — дает нам крупным планом испытания человека и как бы с панорамной широтой показывает движение истории».

На «Ленфильме» до сих пор с теплотой и уважением вспоминают мэтра. Каждый его фильм был шедевром. К пятидесятилетию картины «Гамлет» была открыта большая выставка в музее «Ленфильма». 

Козинцев, безусловно, принадлежал к поколению, которое с энтузиазмом приняло революцию, искренне развивал ее идеи. Именно это поколение, и Козинцев в том числе, сполна хлебнуло и государственной ласки, и партийной травли: автор боевых революционных агиток и популярнейшего фильма о рабочем классе в 1940-х годах был почти отлучен от самостоятельного творчества и вынужден был снимать биографические ленты о канонизированных властью людях. Он выстоял, ушел в классику, стал изучать Шекспира и оставил миру величайшие образцы его кинематографических воплощений. Он остался в памяти как великий мастер, воспитавший поколения других прекрасных, любимых зрителями мастеров. 

«Труд художника, — писал Козинцев, — род донорства. Идет не кройка и примерка (из материала заказчика), на манер портновской, а переливание крови... Глубиной на экране обладает только то, что было выстрадано художником».

В 1973 году у режиссера случился инфаркт, и 11 мая 1973 года Григорий Козинцев скончался. Он похоронен на Литераторских мостках на Волковом кладбище.

↑ Наверх