Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 28 октября 2020

Александр Хинштейн: Полонского не собираются выкрадывать

Бизнесмен Сергей Полонский, на счету которого, помимо обманутых дольщиков, вложившихся в жилищный проект «Кутузовская миля», много скандалов — драка в прямом телеэфире с банкиром Александром Лебедевым, издевательство над камбоджийскими моряками, избиение в той же Камбодже бежавшей с ним молодой и красивой помощницы — адвоката Дианы Татосовой, лжесвидетельства в суде — не выдан российской Фемиде и оставлен под подпиской о невыезде в Камбодже. Так решил местный суд: временно освободить находящегося под стражей Полонского до завершения необходимых судебных процедур. Когда бизнесмен узнал, что по решению камбоджийского суда не будет экстрадирован в Россию, воскликнул: «Я рад! Я победил, мы победили! Я ни в чем не виновен! Я бизнесмен!»… 

 

В понедельник Следственный департамент МВД объявил об аресте акций иностранных компаний, принадлежащих Полонскому.

Напомним, Сергея Полонского, а также двух его знакомых власти Камбоджи арестовали  год назад — 31января 2012 года. Но, разумеется, не по нашумевшему российскому делу о «Кутузовской миле», а по не менее нашумевшему камбоджийскому делу о запертых в трюме местных моряках. Беглому российскому олигарху, №96 в списке «Форбс», даже деньги не помогли, хотя у него, как владельца крупнейшей девелоперской компании России, средств было немерено — он даже купил остров, на котором построил шикарную гостиницу.

Кроме того, Полонский, мечтая получить израильское гражданство, обещал реализовать на земле обетованной несколько проектов, связанных с высокими технологиями, но, по сообщениям российских СМИ, обещания своего не сдержал. Да и после того как прошлым летом Следственный комитет РФ объявил его в международный розыск, он решил, что ему спокойней будет укрыться в камбоджийских джунглях. 

Но есть в мечтах у Сергея Юрьевича и сногшибательные проекты в Европе — в Черногории создать сеть отелей, во Франции построить двойной небоскреб стоимостью 2 млрд. евро (архитектор — Норман Фостер), в Швейцарии — горнолыжный курорт... То, о чем он мечтал в молодости, когда еще жил в Питере, где учился архитектуре. Да вот беда — отношения с Фемидой у него не сложились ни в России, ни в Камбодже, где он любит загорать, плавать и ловить барракуду. И хотя бизнесмен, состояние которого оценивается в полтора миллиарда долларов, считает, что всего добился сам — не участвовал в приватизации, не пользовался государственной поддержкой, ну а «Кутузовская миля», по его словам, это просто «рейдерский захват» — и он-то лично ни в чем не виноват, российские правоохранительные органы считают иначе, обвиняя Полонского по статье «мошенничество в особо крупном размере, совершенное организованной группой».

По мнению следователей, компания Полонского получила от дольщиков около 5,7 млрд. рублей, затем инициировала преднамеренное банкротство. 

По мнению заместителя председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Александра Хинштейна, никаких оснований для невыдачи Полонского российским органам правосудия нет. «Я не понимаю, какие могут быть основания, чтобы не выдавать по запросу России ее гражданина, обвиняющегося в совершении преступлений на территории страны и объявленного в международный розыск, — высказал свое недоумение в комментариях «Вечёрке» депутат. — Причем речь идет не о каком-то преступлении сомнительного свойства, не о политическом преследовании, а о совершенно конкретном преступлении, связанном с массовыми нарушениями прав и интересов граждан — обманутых дольщиков».

— Александр Евсеевич, но камбоджийские власти все-таки не торопятся его выдавать, вероятно, хотят, чтобы он в их стране оставил около 800 млн. долл. — якобы оставшийся без средств бизнесмен при выходе из камбоджийской тюрьмы заявил, что готов вложить такие деньги в проект «Polonium»...
— Я убежден, что Полонский должен быть экстрадирован в Россию и с ним должны быть проведены все необходимые следственные действия.

— Но сам Полонский не считает себя виноватым, говорит о рейдерском захвате, что ему не дали возможность достроить жилищный комплекс...
— Но в этом нет ничего удивительного — большинство из тех, кто объявлен в международный розыск, говорит именно так, они не считают себя виноватыми. Но, во-первых, слушать их и опираться на их точку зрения не совсем разумно. А во-вторых, мне, как руководителю рабочей группы обманутых дольщиков «Единой России», неоднократно приходилось слышать заверения господина Полонского о том, что он готов к любым действиям, чтобы достроить объекты и защитить дольщиков, но почему-то все это всегда оставалось на словах. Ни в одном совещании, которые проводились мэрией Москвы, Полонский участия не принял. И я для себя сделал вывод, что все его заверения - не более, чем слова.

— А у вас не создалось впечатления, что Россия не очень активно требует выдачи Полонского? Может быть, кто-то из больших людей заинтересован в том, чтобы держать олигарха подальше от российских границ?
— Мне трудно оценивать, насколько активно или неактивно ведет себя Россия в случае с Сергеем Полонским: у нас, к сожалению, не так много правовых возможностей. Но его точно никто не собирается выкрадывать и привозить сюда дипломатическим грузом.

— А какие шаги, на ваш взгляд, надо предпринять, чтобы вернуть беглого бизнесмена  в лоно российского правосудия?
— Считаю, что у нас есть правовой механизм, и мы должны настоятельно потребовать от властей Камбоджи возвращения Полонского, разумеется, в рамках правового поля. 

— Но, судя по заявлениям камбоджийской стороны, в ближайшее время возвращение Полонского не состоится...
— Мне бы не хотелось в это верить.

— Александр Евсеевич, а что ждет Полонского в России — не сделают ли из него, как предполагают некоторые эксперты, козла отпущения?  
— Даже безотносительно к делу Полонского я не вижу здесь какого-то следственного «беспредела». Посадят его или не посадят в следственный изолятор — будут решать следствие и суд. Но то, что Полонского ждет в России предъявление обвинения, а потом следственные действия, — это несомненно.

— Но почему тогда наша судебная система позволяет уйти от правосудия за границу одним — например, банкиру Андрею Бородину, экс-владельцу «Евросети» Андрею Чичваркину, Леониду Невзлину, Михаилу Гуцериеву, Шалве Чигиринскому, а других, того же Михаила Ходорковского, держит в тюрьме десять лет?
— Но ведь мы не можем ограничить свободу гражданина до тех пор, пока ему не предъявят обвинение. Для того чтобы остановить гражданина, не дать ему убежать за границу, должны быть веские основания. И повторю: пока обвинение не предъявлено, человек свободен.

— А как бы вы охарактеризовали нашу судебную систему? Помнится, в советское время в ходу была фраза: «Да здравствует наш суд — самый гуманный суд в мире!»
— И сейчас нам бы очень хотелось рассчитывать на гуманность нашего суда.

— То есть преступники будут сидеть в тюрьме, как говорил Глеб Жеглов, или будут все-таки разгуливать на свободе? 
— Уверен, преступники будут сидеть, хотя общая оценка нашей судебной системы и неудовлетворительная. Сейчас мы говорим о продажности судебной системы, о том, что она носит излишне обвинительный характер, то есть практически это машина по отрубанию голов. Но к делу, касающемуся Полонского, это отношения не имеет.

По некоторым сведениям, Полонский заплатил приличный выкуп — 12 млн. долларов плюс сотни тысяч — адвокатам. Понятно, почему суд принял такое решение.
↑ Наверх