Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 19 декабря 2018

БДТ угрожают умброй.
Серо-коричневой

Сегодня будет обсуждаться вопрос о перекраске фасадов театра

В Петербурге множество оштукатуренных фасадов, и периодически их надо подкрашивать. Или перекрашивать. Выбор цвета часто оказывается проблемой, к обсуждению которой порой подключается общественность. Вот и только что озвученные планы по перекраске здания БДТ и Каменноостровского театра в исторический колер вызвали горячие споры.

Никакой умбры серо-коричневой! Петербуржцы хотят видеть БДТ «товстоноговской эпохи» — зеленым с белым


В борьбе с петербургским климатом не каждая краска выдержит

В фасадах Петербурга в отличие от недалекого Хельсинки, в котором разве что газетные киоски не выстроены из благородного гранита эпохи модерна, рыхлая фактура которого уже сама по себе создает мини-пространство, больше преобладает декоративный классицизм и, соответственно, штукатурка. Как известно, фасадную штукатурку надо красить. Однако петербургская штукатурка — особая. Она живет, невзирая ни на какие правила, своей особой жизнью. Ее тайный состав лучше тщательно оберегать от посторонних глаз затейливой (или не чересчур) наружной покраской.

Наверняка вы помните один из особо ярких примеров псевдоработы петербургских строителей с тайной формулой состава штукатурки — окраску здания Академии художеств на Университетской, 17. Почти сразу после тщательнейшего реставрационного ремонта фасада в неравном бою с врагом под названием «петербургская погода» пали метопы, триглифы, карнизные свесы здания. Через пару лет климату сдались державшиеся до последнего колонны портика.

Но помимо отделки есть и другая сторона вопроса — покраска. Есть несколько знаменитых памятников петербургской архитектуры, которые город уже окрасил или еще только собирается перекрасить в непривычный для нынешнего поколения петербуржцев цвет.

Каменноостровскому театру голубовато-серый цвет к лицу

К «поросячьему» розовому уже привыкли

Например, Строгановский дворец. Сколько шуму вызвала, помнится, его перекраска после реставрации, заказанной Русским музеем! Из зеленого, похожего на цвет Зимнего дворца, он превратился в розовый. Причем реставраторы уверяли, что по заданию КГИОП внимательно обследовали здание и выявили аж девять слоев краски. В разные годы дворец был розовым, сиреневым, цвета охры, красно-коричневым и зеленым. И по проекту Растрелли, оказывается, предполагалась окраска сиреневая или розовая. Выбрали нежно-розовый, который горожане сразу окрестили «поросячьим». Сейчас вроде все привыкли.

Цвет лайковой перчатки

Более яркий оттенок придали и Михайловскому замку, который долгие годы был мрачноватым красно-коричневым. По легенде, его выбрал сам император, который, подобно рыцарю, использовал цвета своей прекрасной дамы. В этой роли выступала его фаворитка Анна Лопухина (в замужестве Гагарина). Однажды она обронила лайковую перчатку, император ее поднял и отправил архитектору с пожеланием выкрасить в такой цвет стены замка.

Новый цвет — более яркий и жизнерадост-ный, с включением оранжевого, к тому же, по мнению специалистов, больше соответствует историческому. Перчатка, выходит, была именно такова. Или возьмем более свежие примеры. В частности, гостиницу «Октябрьская», которую этой весной перекрасили в довоенный бежево-розовый цвет.

Комплекс зданий знаменитой Техноложки должен сменить цвет в этом году.

Строгановский дворец Растрелли задумывал как сиреневый или розовый. Поначалу горожане приняли новую окраску в штыки, но со временем смирились

Какой цвет к лицу Зимнему дворцу и Главному штабу?

Нельзя не заметить, что перекраска петербургских исторических и не очень зданий с годами только набирает обороты. Среди этого современного фасадного многоцветия есть несомненно удачные работы, которые прошли в последнее время. Скажем, покраска особняка Мясникова на улице Восстания, 45 (кстати, эта реставрационная работа получила высокие награды).

Уже несколько лет в городе витали дискуссионные идеи перекраски Зимнего дворца, который, как известно, за свою историю менял цвет аж 12 раз и в период революции был терракотово-красного цвета — под стать трагедии. Но с идеей не согласны многие градозащитники. А, собственно, почему? На сайте Эрмитажа, например, приводятся слова самого Франческо-Бартоломео Растрелли, который полностью завершил работу над дворцом вплоть до окраски фасадов: «Дворец снаружи раскрашен: стены песчаною краской с тонкой прожелтью, а орнаменты — белой известью». А при Николае II дворец был выкрашен без выделения ордеров в терракотово-красный цвет и в таком виде встретил революцию.

Витает в воздухе идея перекрасить и Главный штаб. По замыслу архитектора Карла Росси, который, возводя здание, не мог не учитывать ансамблевое единство Дворцовой площади, величественное здание Главного штаба было выкрашено в жемчужно-серый цвет с белой ордерной системой.

Очень актуальна вполне надуманная проблема окраски гостиницы «Карелия» работы архитектора Натальи Натаревич в Красногвардейском районе. Ее авторы, изначально предполагавшие покрасить гостиницу под саквояж, к сожалению или к счастью, уже в четвертый раз не могут пройти художественную секцию градостроительного совета КГА.

Работа реставраторов, которые привели в порядок особняк Мясникова на улице Восстания, 45, получила высокие награды

Актеры и зрители БДТ не желают никакой «умбры серо-коричневой»!

Реконструкция БДТ должна быть завершена следующей осенью. Один из спорных вопросов — предлагаемая реставраторами и специалистами комитета государственной инспекции и охраны памятников перекраска фасадов театра. По их мнению, есть смысл вернуть зданию исторический цвет со сложным названием «серо-умбристо-коричневый». Таким театр был после пожара 1902 года. Если в случае с Каменноостровским театром, чьим фасадам к лицу исторический цвет, возражений ни у кого не возникает, то с БДТ ситуация иная. И актеры, и художественный руководитель БДТ Темур Чхеидзе решительно не желают никакой серой умбры!

«Мы все-таки настаиваем на привычной зелено-белой гамме. Это наш стиль, он ассоциируется с БДТ. И внутри мы тоже хотели бы сохранить привычную синюю гамму», — сообщил на недавней пресс-конференции Темур Чхеидзе.

Вести о «цветовом конфликте» дошли до Министерства культуры. Сегодня должно пройти совместное заседание, на котором представители БДТ, КГИОП и реставраторы постараются решить острый вопрос.

Как вы относитесь к идее перекраски здания Каменноостровского театра?

Дмитрий Шатилов, архитектор, реставратор, преподаватель Академии художеств:
— Оригинальная покраска — голубовато-серая, такая же, как и у Дачи Долгорукова (дворец принца Ольденбургского на Каменном острове, тоже работа Шустова). Существующая покраска — это консервация облика, сложившегося после войны. В 60-е годы Ирина Бенуа, уже тогда влиятельный архитектор-реставратор, рекомендовала вернуться к первоначальной покраске. Однако КГИОП по каким-то причинам рекомендовал оставить уже существующую окраску. Последнее время известный реставратор Владимир Рахманов занимался театром. Он также изучил стратиграфию покрасок. Оказалось, что все время, кроме послевоенного, памятник не менял своего облика. Он также рекомендовал воссоздать первоначальный облик. Опять инспекция (ныне комитет по охране памятников истории и культуры) воспротивилась этому решению. По мнению Рахманова, за послевоенный период театр, используемый как склад декораций, практически не накапливал исторической ценности, следовательно, этим напластованием можно легко пренебречь. А вернуться к первоначальному замыслу очень бы хотелось. Памятник ведь составляет ансамбль и с Дачей Долгорукова, и с Елагиноостровским дворцом, и с дачей Николая I.

В советское время, особенно после войны, стремились к мажорной гамме. Особенно любили все дома в желтый цвет красить. Теплый желтый и желтую охру психологи рекомендуют для окраски помещений, где умственно отсталые детишки занимаются, чтобы стимулировать их мозговую активность. Эксперименты с горожанами привели к стандартизации и выработке стереотипов. Мало осталось зданий эпохи классицизма со стенами синими, голубыми, серыми, красными, зелеными. А ведь это были в те времена очень распространенные цвета.

Московский вокзал до 2004 года был выкрашен в зеленовато-бирюзовый цвет. Летом 2005-го был перекрашен в песочно-желтый

Сначала цвет надо согласовать с несколькими ведомствами

Цвет покраски любого городского фасада в нашем самом северном мегаполисе мира выбирают аж несколько ведомств. И одно из них — отдел эстетики комитета по градостроительству и архитектуре (КГА), в котором всем желающим что-либо покрасить из фасадов по уведомительному порядку должны выдавать колерные бланки. Затем подрядчик должен выполнить пробную окраску небольшого участка фасада, так называемую выкраску, как правило, в несколько заранее выданных цветов. После чего инспектор отдела КГА выезжает на место для приемки пробы. Но если дом исторический, придется еще согласовать цвет в КГИОП. Все действия с фасадами зданий, в том числе их покраска, строго регламентируются постановлением правительства Санкт-Петербурга от 14.09.06 №1135 под названием «Правила содержания и ремонта фасадов зданий и сооружений в Санкт-Петербурге».

Однако все равно порой случаются чудовищные результаты. Когда видишь строительные эксперименты в жилом квартале, хорошо видном при въезде в комплекс «Мега Дыбенко», думаешь о том, что, пожалуй, стоит внедрить новое понятие «цветовой шок» и административное наказание за него.

Внимание, конкурс!

А какие уже покрашенные здания нравятся или не нравятся вам, дорогой читатель? Какие петербургские дома, на ваш взгляд, срочно нуждаются в покраске? Какие идеи покраски фасадов вы хотели бы предложить? Пишите по адресу: okracka2012@ya.ru

Ваши письма мы рассмотрим вместе с представителями отдела благоустройства и городского ландшафта КГА Санкт-Петербурга. А двум самым оригинальным и интересным идеям читателей гарантирован подарок, о котором мы вам еще обязательно расскажем!

 

↑ Наверх