Газета выходит с октября 1917 года Friday 19 июля 2019

Барбара Клемм: Это как на охоте: выждал, прицелился, а потом главное — не спугнуть!

До сих пор знаменитый немецкий фотограф, чья выставка проходит в «Росфото», снимает на пленку, работая исключительно с черно-белой фотографией

 

Кадры, сделанные Барбарой Клемм, стали настоящими символами целой эпохи — вспомним хотя бы знаменитый «Поцелуй Леонида Брежнева и Эрика Хонеккера», а также падение Берлинской стены. Хотя среди ее снимков мы увидим и индустриальные пейзажи, и портреты знаменитостей, таких как Альфред Хичкок и Клаудиа Шиффер. Корреспондент «ВП» посетил вернисаж на Большой Морской, чтобы побеседовать с Барбарой об алхимии фотопроцесса.

— Не могли бы вы поделиться секретами фоторепортерской работы? 
— Я очень быстро снимаю, быстро работаю, оперативно принимаю решения. Да, временами приходится очень долго ждать, чтобы поймать какой-то момент, но, как правило, ожидание это вознаграждается полностью. Моим любимым приемом является сочетание людей и какого-либо архитектурного объекта. Для того чтобы вписать человека в этот ансамбль, приходится выжидать, а затем снимать очень быстро. Это как на охоте: выждал, прицелился, а потом главное — не спугнуть! 

— Какие требования к аппаратуре вы предъявляете?
— Сама по себе техника никогда меня особо не интересовала. Фотоаппарат должен быть таким, чтобы с ним именно вы могли быстро управиться. Иногда имеет смысл пожертвовать брендом, но взять аппарат с меньшим количеством настроек, что позволит работать с ним в полевых условиях более эффективно. 

— В ваших работах чувствуется потрясающая гармония, сродни живописным полотнам… 
— Мне очень помогло в жизни то, что мои родители были художниками. Представьте: с самого детства я уже знала основы композиции, разбиралась в жанрах живописи. Это все заложило базу, которая в дальнейшем позволила мне, глядя через видоискатель фотоаппарата, чувствовать предметы и людей, композиционно размещать их на воображаемом холсте. Я часто вижу снимки композиционно абсолютно бездарные и поэтому теряющие свой смысл, свою информативность. Кадр должен быть логичен, и даже запечатленный фотографом хаос должен быть гармоничен. Подчас мне кажется, что многих молодых фотокоров нужно отправить в художественную школу, предварительно отняв у них камеры. 

— На ваших фотографиях запечатлены известные политики, известные культурные деятели… Но они радикально отличаются от обычной фотохроники — все ваши персонажи потрясающе живые. Как вам удалось добиться такого эффекта? 
— Меня всегда интересовала компонента человечности в любом, даже самом знаменитом и влиятельном политике или какой-либо другой известной персоне, поэтому я и стремилась сделать свои фотографии не парадными портретами, а наблюдениями, работая таким образом, чтобы фиксировать человека в его «естественном облике». Я этого достигала, снимая незаметно или когда этого не ожидают, — именно тогда и проявляется естественность, настоящий образ человека. 

— Как бы вы охарактеризовали ситуацию в мире фотографии на данный момент?
— Фотография сейчас просто существует. Она есть, и все тут. К искусству, на мой взгляд, пока имеют отношение лишь те, кто работает с пленкой: просто культура работы с цифровыми снимками еще не поднялась на достаточный уровень — да, технология абсолютно утилитарна и делает процесс получения фотографий невероятно оперативным, но души пока что в этом нет. Я думаю, что потребуется время, чтобы из общей модной тенденции «ходить с камерой и фотографировать все подряд абы как» вырастут серьезные фотографы новой формации, которые, используя технологии дозированно, выведут современную фотографию на уровень искусства.

Выставка работ Барбары Клемм расположена в Государственном музейно-выставочном центре «Росфото» и открыта до 27 мая.

 

 

Беседовал Алексей БЛАХНОВ
↑ Наверх