Газета выходит с октября 1917 года Sunday 17 ноября 2019

Белая армия наголову разбита, а Красную армию никто не разобьет…

В течение трех дней в Кронштадте снимали сцены нового исторического фильма Сергея Снежкина «Контрибуция»

На Советской улице в Кронштадте выставлен полицейский кордон. Дальше пути нет. Оставляем машину на парковке. Впереди происходит что-то странное. Вся улица в нынешнюю бесснежную зиму завалена сугробами, на домах старинные вывески, слышно ржание лошадей… Подходим ближе — все в дыму, сотни вооруженных людей топчутся у здания «Губернского правления». Ждут чего-то. Вокруг тишина…

Как это ни парадоксально, но всю Советскую улицу заполонили солдаты антибольшевистской коалиции.

Накануне съемок вся группа волновалась из-за отсутствия снега нынешней зимой. Действие картины происходит в Перми в декабре 1918 года. В это время года может не быть солнца, но Предуралье без снега зимой — нонсенс.

Съемочная группа с нетерпением ждала снега — и он наконец посыпал.

Члены съемочной группы с надеждой смотрели на небо, залезали в Интернет и изучали прогноз погоды. Снега не было и не обещали. Решили завезти из пригородов. Интересно, сколько опустошили полянок?

И надо же такому случиться: как только по сусекам наскребли несколько самосвалов снега, начали съемки — с неба посыпало!

У кинематографистов свои приметы, никак не связанные с законами природы. Художник-постановщик картины Владимир Южаков признается, что даже не волновался:

«Надо будет, и в нашем питерском климате грянут сибирские морозы. Стоит только захотеть оператору! У нас ведь съемки ведет сам Мачильский».

Кронштадт загримировали под Пермь.

Оказалось, проверено на личном опыте. Южаков рассказывает: «Сколько я с ним ни работал, он всегда меня удивлял. Если нужен ему дождь в кадре, то обязательно пойдет дождь, если солнце — будет солнце. Однажды во время съемок режиссеру в голову пришла мысль: чего-то не хватает. «Кота!» — произнес тогда Мачильский. Может, это была хорошо разыгранная шутка, но кот и вправду появился. Тогда же оператор дал задание четвероногому актеру: «Значит так, кот, видишь, что я сейчас снимаю? Ты давай оттуда в кадр залезь и проследуй за главным героем. Если еще о его ногу потрешься, вообще будет здорово!» Не поверите, но кот сделал все ровно так, как сказал Мачильский. Так что теперь никто не сомневается: как оператор задумал, так все и произойдет».

Разглядываю, как преобразился Кронштадт буквально за несколько часов работы декораторов. У здания «Губернского правления» развешаны огромные красные транспаранты с лозунгами. Белые только что заняли Пермь, поэтому то, что осталось от большевиков, еще не успели убрать. На крыльце у самого входа — табличка «Управление народной милиции». Все верхние окна разбиты — интересно, на самом деле или эффект достигнут какими-нибудь муляжными вставками? Этого не видно даже мне, стоящему рядом, в кадре и подавно зритель не различит. Нижние окна заколочены. На флагштоках — красные знамена.

У здания расположились сотни белогвардейцев, казаков на лошадях. В Кронштадте задействована одна из самых больших в картине массовок. Плюс к этому пушки, ретроавтомобили из парка «Ленфильма». А рядом, уже вне кадра — современная техника: машины съемочной группы, автобусы, которые привези массовку, камерваген и светобаза.

Внутри здания «Губернского правления» создана настоящая штаб-квартира. Здесь кажется, что действительно переместился во времени и попал в разгар Гражданской войны. В комнатах ожидал своей очереди реквизит: флаги, картины, листовки, винтовки… Вооруженные белые грелись с мороза, пили чай. Два парня в солдатских шинелях начала ХХ века обсуждали, что лучше — андроид или iPad. Две комнаты оборудовали под гримерные для главных героев — Максима Матвеева и Надежды Толубеевой.

Максим Матвеев играет в картине одну из главных ролей — генерала Пепеляева.

— Внимание! Все, кто задействован в съемке, — на площадку! — раздается команда.

На площадке камеры готовы к съемкам. Их объективы нацелены в сторону построенных в шеренги по двое солдат белой армии генерала Пепеляева. Завели двигатели ретромашин. Они на ходу и должны торжественно въехать в кадр. Приготовились пройти в назначенную режиссером точку несколько офицеров. Лошади, сдерживаемые наездниками, переминались на месте. Перед камерой должна проскакать и конница. В довершение у здания «Губернского правления» приготовился грянуть музыку военный оркестр и вытянуться по струнке — встречающий караул.

В палатке восседает режиссер Сергей Снежкин и смотрит на экраны мониторов. Они отображают все, что видят операторские камеры. Все рассредоточивались по своим местам.

Армия генерала Пепеляева входит в город. Сам Пепеляев с офицерами едет в машинах, за ними гарцует конница. Одновременно по бокам, выстроенные в шеренгу, шагают солдаты.

Когда машина Пепеляева подъезжает к зданию «Губернского правления», к нему пристает сумасшедший, которого отталкивают двое караульных. В это время со здания срывают символику красных, из окон в нужный момент должны выбросить бумаги. Все должно произойти в свое строго обозначенное время, секунда в секунду. Иначе все усилия сотни человек пойдут насмарку и придется начинать заново.

Режиссер Сергей Снежкин (справа) подробно показывает, что надо делать артисту.

— Закончили репетицию! Снимаем общий план! — скомандовал Сергей Снежкин.

Пиротехник с «дымящейся палкой» (на профессиональном языке — «совок пиротехника») пробежал по съемочной площадке, создавая иллюзию рассеивающегося дыма, отчего картинка становится более насыщенной. 

Все пришло в движение. Подъехала машина с офицерами, к ней подбежал сумасшедший, его оттолкнули солдаты. Армия входит в город.

— Стоп! Это не годится! Караульные, подойдите ко мне!.. И почему у нас армия остановилась? Идите дальше! 

Молодые люди подбежали к режиссеру. Он долго объяснял им, как лучше всего хватать психа: «Хватать надо жестче! Идет война, вы охраняете генерала. А вдруг он только притворяется сумасшедшим, а сам убийца, террорист, который хочет уничтожить Пепеляева?! Вы должны сохранять порядок! Оторвите его, схватите его за шкирку! Не надо нежности!»

Солдаты вернулись на позицию.

— Приготовились! Мотор!

Армия снова пришла в движение.

— Стоп! Сколько можно повторять! Команда «Мотор» для оператора! Вы начинается движение со слова «начали»! Все на исходную!

Сергей Снежкин весь на эмоциях. Его понять можно: пока не закончился короткий зимний день, нужно отснять множество планов и сцен. А мелкие огрехи, небрежности и ошибки процесс затягивают.

Проблемы во время съемок масштабных сцен с участием большого количества людей возникают всегда. То массовка плохо следит за своим снаряжением, то что-то происходит не вовремя, то в кадр попадает что-то лишнее… То статист вдруг возомнит себя Бельмондо и начнет улыбаться прямо в камеру, словно хочет передать привет своей маме. Сто человек — сто потенциальных неприятностей.

Массовку наконец удалось настроить на рабочий лад. Непрофессиональные статисты начали самоотверженно исполнять свои задачи, как заправские профессионалы. Караульные замерли по стойке смирно и не шевелились, несмотря на покрасневшие от мороза носы и уши. Посыпались бумаги из окна. Один листок прилепился к лицу караульного. Но тот даже не попытался его сдуть. Мачильский поймал этот момент и запечатлел его на камеру. Довольная улыбка промелькнула на лице оператора.

В «Контрибуции» все создавалось строго по историческим канонам. Только нарядив статистов в костюмы эпохи, атмосферу прошлого не создашь. Солдаты и вести себя должны как солдаты во время войны, а не как гражданские. Например, у историков-консультантов долго уточняли, как в эпоху Гражданской войны отдавали приказы, маршировали, носили оружие.

Наконец общий план снят. Теперь черед следующей сцены. На этот раз дело за игрой актеров. После того как сумасшедшего оторвали от машины, из нее выходит генерал Пепеляев (Максим Матвеев) вместе с офицерами, и они начинают обсуждать случившееся. Генерал понимает, что бедняга ничего плохого сделать не хотел (все-таки не террорист, как провокационно настраивал статистов режиссер), и отпускает его.

Еще одна сцена — теперь уже крупным планом. Разговор Пепеляева с одним из офицеров. Исполнители главных ролей играли безупречно. Но переснимать пришлось трижды. Во время их диалога транспарант никак не мог вовремя упасть на заднем плане.

В «Контрибуции» все соответствует эпохе.

А минуты отсчитывают часы. На кронштадтскую Пермь опускается мгла. Сергей Снежкин успел снять все, что запланировал.

Дом «Губернского правления» в течение съемочного дня избавился от всех признаков присутствия Красной армии. Транспаранты, пятиконечная звезда и флаги сброшены и заменены на триколор. В окна второго этажа вставлены новые стекла, сняты доски с окон на первом этаже. Уже вывешены «расстрельные списки». Улица постепенно начала оживать. Гражданские, убедившись, что все успокоилось, поспешили по своим мирным делам. Им вообще-то все равно — белые или красные, лишь бы не стреляли.

Впрочем, не всем все равно. Например, Верочка, которую играет Надежда Толубеева, совсем не рада вступлению в город генерала Пепеляева.

Но это уже другая история…

Фото предоставлены пресс-службой «Ленфильма»
↑ Наверх