Газета выходит с октября 1917 года Monday 21 октября 2019

Петербургских бабушек записали в браконьеры

Действительно ли лесными ландышами торговать нельзя?

Ландыши сейчас можно купить почти возле каждой станции метро. Загорелые бабушки, хозяйки душистого товара, предлагают букетики по 50 — 100 рублей. Прохожие реагируют на предложение по-разному. Некоторые даже пытаются бабушек стыдить: куда только смотрит полиция, ландыш занесен в Красную книгу!

«Вечёрка» попыталась выяснить, почему в городе процветает торговля редкими цветами. Результаты оказались неожиданными.

Возле станции метро «Площадь Восстания» в облаке цветочных ароматов сидят рядком восемь бабушек. Некоторые из них уже совсем старенькие. Бабушки несут свою вахту, устроившись на деревянных ящиках и брезентовых табуретках. Рядом, прямо на асфальте, — ведерки с пышными букетами. Тюльпаны, ромашки, колокольчики. И ландыши. Ландышей много, и они сразу бросаются в глаза. Среди своих полевых собратьев серебристые россыпи крохотных колокольчиков в ладошках зеленых листьев выглядят особенно нежными и беззащитными. Я выбираю продавщицу с самым добрым лицом и завожу разговор.

— Почем ландыши у вас?
— Сто рублей букетик. Берите, они совсем свежие! Сегодня рано утром собирала.

— А где собирали?
— В Сосново специально ездила. Я всегда оттуда привожу.

— Бабушка, а вы не боитесь эти цветы продавать? Они же в Красной книге. Получается, вы закон нарушаете...
— Вот все так говорят. Подходят и стыдить начинают. И вы туда же. Они в Красной книге! А мы, пенсионеры, что, не в Красной книге? Цветочки жалеете, а на людей — наплевать? Вот у меня пенсия семь тысяч, половина на квартплату уходит да плюс электричество, плюс телефон. На что жить, вы мне скажите? И как это так получается, что те, кто наш лес составами вывозит и продает, закон не нарушают? А мы, пенсионеры, нарушаем, значит?

— А дети у вас есть? Что же они вам не помогают?
— Есть у меня дочка. Раньше помогала, хотя сама копейки считает. А теперь дочка без работы осталась. Сократили ее. Так что сейчас я ей помогаю. Вы меня и в этом обвинять будете?

— Не волнуйтесь так, я вас понимаю! И не обвиняю ни в чем…
— Спасибо на добром слове. А за ландыши вы не беспокойтесь. Их в этом году — видимо-невидимо, в лесу поляны от них белые стоят. Пока леса еще не все продали, и ландыши будут.

...Грустный получился разговор. После такого петербургских бабушек в вандализме обвинять у меня лично язык не поворачивается. Их европейские ровесницы живут в свое удовольствие и знать не знают, что такое нужда. А наши — спозаранку встают и на первых электричках отправляются в леса. Долго стоять внаклонку в почтенном возрасте тяжело, поэтому опускаются на землю. Встают на колени. И выбирают из травы нежное лесное серебро. Потом с тяжелой ношей едут обратно в город. Несколько часов сидят на солнцепеке с букетиками в руках. Сидят, набравшись отчаянной храбрости, которая должна помочь им перенести упреки прохожих, и надеясь на их же милость. А полиция? Она же в любой момент может разогнать нелегальных уличных торговцев.

А все равно жаль, что эта красота через день увянет и будет выброшена в мусорное ведро...

— Выявлением точек стихийной уличной торговли сотрудники МВД не занимаются, это не входит в круг их служебных задач, — пояснил корреспонденту «Вечёрки» один из сотрудников «Гражданского патруля». — Вот в круг обязанностей нашей организации — да. Мы регулярно занимаемся проверкой легальности городских торговых точек. Но наш патруль никогда не трогает бабушек, которые продают то, что сами вырастили или собрали. Они не от хорошей жизни этим занимаются. Не с голоду же умирать! Другое дело, если приторговывают молодые лбы. Сразу составляем протокол. Штраф за незаконную торговлю — от одной тысячи рублей до пяти. Пусть платят и идут работать!

Получается, участники рейдов по раскрытию нелегальных торговых точек тоже входят в положение и жалеют петербургских бабушек. Но как же быть с краснокнижными ландышами? Ведь их тоже жалко! Они могут исчезнуть! Корреспондент «Вечёрки» позвонила специалисту, чтобы выяснить, как они защищают редкий цветок. Ответ оказался совершенно неожиданным.

— Кто вам сказал, что майский ландыш — в Красной книге? — удивился заведующий лабораторией экспериментальной энтомологии Зоологического института РАН Сергей Резник. — Это миф! В региональную Красную книгу он точно не входит. Но, хотя это и не криминал, собирать первоцветы я не советую. Они стоят очень мало, вянут уже на следующий день. Так что в вазе им не место, пусть растут в лесу.

Оказывается, когда-то ландыш числился в списке охраняемых дикорастущих растений города и области. Растения из этого списка запрещалось собирать. Но список еще в 2004 году утратил свою силу. Вместо него была создана Красная книга природы Ленинградской области. Но в ней ландыша действительно нет! Нет его и в федеральной Красной книге. Есть в некоторых региональных. Например, в Мурманской, Иркутской областях. Наверное, отсюда и возникла эта путаница, из-за которой многие петербуржцы считают ландыш «раснокнижным цветком, а петербургских бабушек — настоящими браконьерами.

↑ Наверх