Газета выходит с октября 1917 года Thursday 27 июля 2017

Блокадников признали участниками Великой ленинградской битвы

В паспорт воинского захоронения включены более 150 тысяч имен гражданских лиц, погибших от голода и холода

151 757 имен жителей блокадного Ленинграда были включены в минувшую пятницу в паспорт Пискаревского мемориального кладбища. Документ был подписан представителями администрации Калининского района и военного комиссариата. Таким образом, паспорт самого большого блокадного захоронения из 186 братских и 6000 индивидуальных воинских могил, содержавший 75 951 военнослужащего, имена 67 857 из которых известны, пополнился гражданскими лицами. Это означает, что исполнительная власть и Министерство обороны России признало простых жителей города участниками битвы за Ленинград или, как говорят сами блокадники, Ленинградской битвы, не менее великой, чем битва за Москву или «клещи» Сталинграда!

Паспорт самого большого блокадного захоронения пополнился гражданскими лицами


Приложение к паспорту — семь томов со 151 757 именами — было подготовлено усилиями сотен людей из различных общественных организаций. Это, конечно, работники Пискаревского мемориального кладбища, сотрудники «Всероссийского помянника» в Князь-Владимирском соборе, это Успенское свято-георгиевское сестричество, окормляемое настоятелем храма в честь Иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» протоиереем Вячеславом Хариновым, и студенты — бойцы университетского поискового отряда «Ингрия». Воедино всю информацию сводили специалисты информационно-аналитического центра «Помним всех поименно», а вернее, его президент Галина Савельева, через чьи руки прошла каждая из более чем 150 тысяч учетных записей. Без нее собранная активистами информация была бы просто набором обрывочных разрозненных сведений. Но на церемонии подписания она скромно осталась в тени других приглашенных.

Как рассказал корреспонденту «ВП» глава экспертного совета информационно-аналитического центра «Помним всех поименно» Александр Несмеянов, несмотря на то что работа по увековечению памяти погибших блокадников была начата ими два года назад с паспорта Богословского кладбища, и вместе с последним паспортом уже увековечены 259 295 жителей блокадного Ленинграда, учились они работать, составлять документы все-таки на Пискаревском. Поскольку объемы информации несравнимы:

— Данные первых 80 тысяч блокадников из баз Пискаревского кладбища мы хранили на одном интернет-форуме. Однажды сервер рухнул, и вся работа пошла насмарку. Мы год приходили в себя, чтобы начать все заново.

На церемонии выступил настоятель Князь-Владимирского собора и создатель «Всероссийского помянника» отец Владимир (Сорокин):

— Сохранение исторической памяти — это благое дело, а любое благое дело — служение, а не работа. С обновлением паспорта Пискаревского кладбища круг замкнулся. База «Всероссийского помянника» основывалась на базах Пискаревского кладбища. Мы предоставили информацию для паспорта. После к нам вернулись более полные и более уточненные данные. Мы молимся обо всех погибших. И прискорбно, когда в «Помяннике» есть ошибки. Служение по созданию паспорта избавило нас от многих фактических ошибок.

В миру же увековечение памяти погибших при защите отечества всегда являлось и является законом. Исполнители — местная власть (в Петербурге — это администрации районов) и минобороны (комиссариаты в качестве его представителей). Но, как рассказал корреспонденту «ВП» глава экспертного совета информационно-аналитического центра «Помним всех поименно» Александр Несмеянов, в советские времена военные не уделяли внимания гражданским:

— Оттого, например, в пригородах Петербурга и в Ленинградской области сейчас столько неучтенных захоронений с неувековеченными именами похороненных в них. А это дает возможность нерадивым чиновникам распоряжаться землями, на которых находятся братские могилы. И получилось, что подвиг гражданских лиц, сопротивлявшихся врагу в осажденном городе, на оккупированных территориях в Ленобласти, умален. Мы начали этот процесс в Петербурге. Надеемся, что его подхватят и в других городах.

Председатель правления общества «Жителей блокадного Ленинграда» Ирина Скрипачева подтвердила его слова:

— До сих пор подвиг жителей блокадного Ленинграда не получил достойной оценки. Битва за Москву, Сталинградская битва, только не поймите меня неправильно, я не умаляю их значения, ставятся выше нашей Ленинградской битвы. А у меня есть письмо 1943 года за подписью Попкова (в годы блокады председатель исполкома Ленинградского городского совета депутатов трудящихся. — Прим. ред.), в котором сообщается о том, что Ленинград отправил продукты (!!!) Сталинграду. Ленинградцы изо дня в день совершали подвиг. А памяти мало. Взять хотя бы Невский проспект. Надпись на доме №14 «При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна», да еще рупор на Малой Садовой, который никто не видит, так он спрятан.

Так что то, что в воинский паспорт Пискаревского мемориального кладбища включены имена блокадников, — это один из этапов признания блокады Ленинграда великой Ленинградской битвой.

Что же касается увековечения, то паспорт, как объяснил Александр Несмеянов, тоже лишь первый шаг. Ведь по закону на Пискаревском кладбище должны появиться плиты с именами более чем двух сотен тысяч погибших, а сохраненная кладбищем документация позволит на каждой братской могиле написать конкретные имена.

↑ Наверх