Газета выходит с октября 1917 года Saturday 24 октября 2020

«Будут вам фонтаны Петергофа!»

О чем вздыхают реставраторы в свой профессиональный праздник

В преддверии Дня реставратора (сам праздник — 1 июля, а в Петербурге его отмечают 27 июня) представители этой профессии встретились с прессой и поведали о делах своих насущных, в том числе и о проблемах, с которыми им приходится бороться и в исторических окрестностях Петербурга, и в самом городе.

«Мы сейчас перекроем вам задвижку»

Директор ГМЗ «Петергоф» Елена Кальницкая:
— Петергоф по сути — это микромодель города, и в нем, как в любом городе, осуществляются все виды реставрационных работ. Нам приходится иметь дело с реставрацией зданий, садов, парков, скульптур, музейных предметов. Самая большая трудность для такого крупного музея, как наш, — это заниматься реставрацией в рамках существующего законодательства. Объявляется конкурс, и в его рамках все чаще происходят непредвиденные ситуации — какая-то компания внезапно падает в цене, выигрывает право на проведение работ, а потом выясняется, что там даже не представляют, что нужно делать. 

Другая проблема — это финансирование. Например, в Ораниенбауме после празднования трехсотлетия Петербурга вообще остановилось финансирование. Сейчас договариваемся с министерством, чтобы как-то вести работы поэтапно, плавно переходя к их закрытию. Очень жаль, что так получилось, но так часто происходит после юбилея, это жизнь. 

Другая проблема — это Ропша. Там даже реставрационные работы еще не начались, мы просто застряли на административном этапе: документы так и не оформлены, кадастровые паспорта не готовы. Между тем, пока тянется вся эта бумажная волокита, здания в Ропше варварски разрушаются местными жителями: похоже, каждый проходящий мимо считает своим долгом утащить хотя бы по паре исторических кирпичей.

И наконец, одна из серьезнейших проблем — это водоотводящая система петергофских фонтанов. Пару месяцев назад случилось то, чего я всегда боялась: в одном из небольших поселков в районе водоотводящей системы случилась авария с водопроводом. Люди вышли к пруду и сказали: вот мы сейчас перекроем вам задвижку, и будут вам фонтаны Петергофа! Поэтому нельзя допустить, чтобы водоотводящая система превратилась в разменную монету. Там сейчас вовсю строятся коттеджные городки. А там нет охранной зоны! Самое «веселое», что это — памятник федерального значения, а границ у него не существует. Нигде не прописано, как близко от водовода можно строить: за пять метров или за пятьдесят? Наконец-то 14 июня Минкультуры открыло конкурс на проведение культурологической экспертизы — она даст нам основу. А затем мы будем пытаться присвоить водоотводящей системе статус достопримечательного места, потом эти документы получит Ропша, потом они будут объединены, потом мы уже сможем получить какие-то деньги из федерального бюджета на эксплуатацию. Только возникают опасения, что дожить всем этим объектам до того момента будет крайне сложно: документы готовятся медленно, экспертиза проводится медленно, а строительство коттеджей ведется намного быстрее.

«Акты вандализма происходят практически каждую неделю»

Владимир Тимофеев, директор Музея городской скульптуры:
— Мы храним и реставрируем памятники городской скульптуры, это наше главное направление. Главная сложность в том, что все наши подопечные хранятся в городе, на открытом воздухе, и это накладывает свой «неповторимый» отпечаток. Неделю назад мы только закончили реставрацию ограды вокруг памятника Николаю I. Она была воссоздана в 1991 году, тридцать процентов деталей, которые мы использовали, — оригинальные, их музей сохранял даже в годы блокады. На самом деле эта ограда простояла бы, не требуя нашего вмешательства, еще лет пятнадцать-двадцать, но она регулярно подвергалась актам вандализма, и с нее за прошедшее с реставрации время было похищено множество бронзовых деталей, ведь она сама по себе — крупное ювелирное изделие. Казалось бы, есть еще множество объектов, на уход за которыми можно потратить деньги, но ограда находится в центре города, и нам просто стыдно оставлять ее на обозрение туристам в столь ободранном состоянии. 

Акты вандализма происходят практически каждую неделю: это и разрисовка постаментов на Аничковом мосту и на Кузнечном. Регулярно пытаются содрать позолоту с грифонов на Банковском мостике, хотя это практически невозможно, нет такого человека, который смог бы снять с них этот тончайший слой золота. 

Нам стало проще жить с момента, как мы организовали при нашем музее службу по уходу за памятниками, которая оперативно реагирует на эти «художества». 

Также отмечу, что у нас появляется крупный реставрационный проект — Уткина дача. В течение многих лет она стояла заброшенная, там было несколько пожаров плюс там жили бездомные. Сейчас начались работы, вывозится большое количество мусора, и мы видим, что нет ни одного помещения, где бы не был прожжен пол. От этого пострадали несущие балки, многие из них прогнулись. Мы сейчас ставим под них подпорки, чтобы здание просто не рухнуло. Это даже не реставрация, это выживание. Сейчас за дело взялись проектировщики, которые пробурили шурфы и начали работы по изготовлению проектной сметы на реставрацию. Сколько это будет продолжаться? Не менее шести лет. 

«Сегодня все выглядит куда более радостно»

Марк Колотов, заслуженный реставратор России:
— Я уже больше наблюдатель, чем реставратор, смотрю на все происходящее со стороны. На моей памяти — возрождение Петербурга и пригородов после Великой Отечественной, тут же и тяжелые девяностые, когда все разрушалось, когда существовавшие централизованные реставрационные организации распадались на десятки мелких. Я помню, когда различные институты, ранее занимавшие здания дворцов и усадеб, выезжали, здания оставались бесхозными, лишенными отопления, вентиляции и медленно умирали, подверженные постепенному разграблению. К счастью, этот период остался позади. Сегодня все выглядит куда более радостно, и мы наблюдаем картину активного ухода за нашим наследием, картину возрождения памятников из руин. Но скажу одну вещь. Не мешало бы создать некий перспективный план реставрации памятников истории и культуры. На моей памяти за создание подобного перспективного плана брались уже несколько раз, но из этого пока ничего не вышло. 

↑ Наверх