Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 21 октября 2020

«Чтобы заниматься реставрацией памятников, нужно этого очень хотеть»

На Новгородчине в плачевном состоянии находятся десятки памятников XII — XVII веков

Может, оттого, что в сентябре грядет круглая дата российской государственности — 1150-летие, Великий Новгород начали ремонтировать — покрасили исторические фасады, сделали мощение Кремля.

Архитектор Сергей Трояновский сокрушается, что государство не может найти средства на реставрацию памятников.

Не сказать, что очень красиво, да и новгородцам ходить неудобно — спотыкаются о неровные камни, застревают в щелях шпильки, случаются даже падения. Но это мелочи, конечно, главное — поддержать имидж родины России, на который отпущены солидные средства. 

Последний раз исторический центр Новгорода реконструировался в 1988 году — предполагалось открыть проходы со стороны Спасской и Владимирской башен, чтобы расширить доступ в Кремль, изменить инфраструктуру. Затем, в 90-е годы, был разработан проект музеефикации, но не все удалось реализовать. По мнению главы Новгородского общества любителей древности (НОЛД) Сергея Трояновского, существует много деклараций, но мало реальных дел, отчего большинство проектов «накрылось бордовой шляпой».

«Сегодня появляются отдельные новые объекты, но это не вплетено в единую сеть. А нам нужен музейно-культурный каркас, пространственная среда, логичная и понятная, — высказал наболевшее Сергей Вадимович. — Ведь у нас под землей — десятки руинированных храмов, средневековые улицы, поэтому должны быть указатели». 

Непогода разрушает фрески XVII века над входом в Знаменский монастырь.

Мы встретились с Сергеем Трояновским на территории Знаменского монастыря, который находится по соседству со Спасом-на-Ильине, где сохранились фрески Феофана Грека. На монастырской территории — замечательный пятиглавый собор и отдельно стоящая шатровая колокольня: они просто «кричат» о реставрации — еще немного, и ветром разрушит фрески над входом, но средств, увы, на памятник среднерусской архитектуры XVII века не выделяют... 

— Сергей Викторович, Новгород сплошь состоит из древних памятников — жемчужин русской архитектуры, многие находятся в ужасающем состоянии, неужели государство не заинтересовано в их реставрации?
— У нас есть такое явление, которое в последнее время приобрело гротескные формы, — юбилейщина, то есть система финансирования реставрационных работ памятников архитектуры. В Великом Новгороде 240 объектов наследия, имеющих федеральный статус, которые должны финансироваться государством, но, к сожалению, средства выделяются раз в год и в лучшем случае на пять-шесть памятников. Причем такой объем средств, которые нужны на реставрацию, государство найти не может. Не может оно найти и подходящего арендатора или инвестора. Те инвесторы, которые заинтересовались памятником, когда узнают об обременении, которое на них накладывается, сразу отказываются, утверждая, что им легче построить что-то новое.

Столпники кисти Феофана Грека, согласно толкованиям ?отцов, были подлинными столпами церкви, ее основанием и опорой.

— И что получается — неразрешимая проблема?
— Проблема в том, что государство нахватало себе на шею памятники, процесс приватизации был запущен, и запущен опять кривобоко — отдали самое лучшее и то, что было более или менее отреставрировано, а дальше остановились. Но есть ухоженный Кремль, есть торговая сторона.

— Мы побывали там: Ярославово дворище приведено в порядок — в центре ганзейский фонтан, рядом отреставрированная аркада Гостиного двора, которую, между прочим, помогли подсветить петербургские власти...
— Самая драгоценная вещь — в 1944 году, когда город освободили от фашистов, в Новгороде не осталось ни одного целого здания — торчали 40 коробок, Кремль был разрушен, стены пробиты, София стояла без куполов. Но за 15 лет, а именно к празднованию 1100-летия Новгорода, которое отмечалось в 1959 году, все было восстановлено, правда, невероятными усилиями — работали не покладая рук. В последние десятилетия мы наблюдаем, как все постепенно приходит в упадок, но реставраторы не могут ругать советскую власть — понимают, что тогда была государственная забота, которая предполагала высокий профессионализм, очень жесткий контроль за расходованием средств...

Церковь Спаса Преображения на Ильине улице (Спас-на-Ильине) XIV века хранит в себе роспись Феофана Грека.

— Если так дальше пойдет — деньги на реставрацию не будут найдены, — то еще 20 — 30 лет, и от древнего Новгорода камня на камне не останется? 
— Мы стоим сейчас у Знаменского монастыря XVII века — и это еще не худший вариант, хотя у нас памятников XVII века меньше, чем XIV. Но любое дуновение ветерка, дождь, снег или ветер могут разрушить фреску над входом. А если поехать в область, то там есть церкви XII — XIV веков, они в плачевном состоянии. А ведь памятников архитектуры XII века по всей России по пальцам можно пересчитать... К примеру, церковь Петра и Павла. После войны как могли дыры залатали, а сейчас она стоит, бедная, разваливается на глазах и никому не нужна. Один из наших начальников ведомства по охране памятников однажды с укоризной сказал: «Уж больно у нас в Новгороде много памятников!»

— То есть много памятников — много проблем...
— Конечно! Как говорил доктор искусствоведения директор Института искусство­знания Алексей Ильич Комеч, к сожалению, ушедший из жизни: «Нам не хватает одного — качественного подхода». Он в свое время был в Норвегии и все удивлялся, как норвежцы умудряются содержать деревянные памятники XII века в идеальном порядке. И один норвежский реставратор ему ответил: «Для того чтобы заниматься реставрацией, нужно просто этого очень хотеть»...

Шатровая колокольня «кричит» о реставрации.

— А у нас и не хотят, и деньги распыляют...
— Об уровне коррупции в Минкульте не говорит разве что ленивый. Я сам работал в администрации два года, был в Министерстве культуры начальником управления по охране памятников и знаю, как в тиши кабинетов рисуются проценты, кому и сколько должно быть отстегнуто, а потом все это покрывается расходами... 

— А какие деньги выделяет на реставрацию памятников федеральный центр?
— Какие-то деньги из федерального бюджета в Новгород поступают, но они идут не на те памятники, которые требуют незамедлительной реставрации. 

— Недавно в Великий Новгород приезжал полпред президента в СЗФО Николай Винниченко и после осмотра Новгородского кремля заявил, что посодействует в привлечении средств из федерального бюджета для его реставрации — мощения территории, реконструкции рва и вала, на что, между прочим, потребуется 300 миллионов рублей. В конце концов, надо же достойно отпраздновать 1150-летие российской государственности... 
— Ну зачем было придумывать такие огромные затратные работы, когда это мощение ни к селу ни к городу! А тем временем сколько у нас разрушающихся памятников! 

В Витославлицах возле Юрьева монастыря есть Музей деревянного зодчества, где демонстрируют древние новгородские обычаи.

— Как правило, это церкви, соборы... А Русская православная церковь не пытается взяться за их реставрацию?
— РПЦ пытается и набрала столько на свои плечи, что ей уже тяжело. Мы сами собираемся отправиться в один из районов области и поработать там, чтобы отреставрировать древний памятник своими силами. Я назвал вам цифру — 240 федеральных памятников — и думаю, процентов 10 — 15 из них в относительно приличном состоянии, потому что находятся на балансе музеев. Некоторые церкви восстановили, но владыка не хочет их брать с обременением, очевидно, ему не нужны проблемы с сохранением памятников... 

— А в Петербурге губернатор передал на обсуждение в Законодательное собрание список памятников, которые хотят вернуть церкви...
— У нас все иначе — владыка ведет себя довольно сдержанно, он понимает, что храмовое здание в полуразрушенном виде ему не нужно, — он говорит, что согласен взять только иконостас и кое-что еще из церковных принадлежностей. 

Один из «экспонатов» музея в Витославлицах учит туристов плетению из бересты.

— Года два назад «Вечёрка» ездила по Ленинградской области. Видела, в каком катастрофическом состоянии находятся памятники древнерусского зодчества, и высказалась за перенесение деревянных шедевров на отдельную площадку, чтобы все они находились под охраной, как это сделано у вас в Витославлицах...
— Да, Витославлицы — благоустроенное место, там есть музей деревянного зодчества, но, к сожалению, не все церкви удалось спасти. А у нас есть замечательная деревня Ручьи — там находится могила всемирно известного поэта Велимира Хлебникова, на кладбище стоит деревянная церковь Святого Георгия, построенная в 1740-х годах, — она разрушается: за последние два года у нее сложилась кровля, колокольня — ее можно было бы спасти еще пять лет назад небольшими средствами... Но, увы, теперь что-то утрачено навсегда. А сюда наверняка бы приехало много любителей поэзии, туристов, притянутых именем Хлебникова, его биографией...

Фото Натальи ЧАЙКИ
↑ Наверх