Газета выходит с октября 1917 года Friday 21 февраля 2020

Датская королева и гимнасты СССР

В Русском музее открылась ретроспективная выставка Дмитрия Жилинского — классика советской живописи

Дмитрия Жилинского относят иногда к мастерам «сурового стиля». Так назывался стиль советской живописи, родившийся после хрущевской «оттепели», когда от фальши и помпезности сталинского соцреализма художники перешли к изображению «прозы жизни», суровых будней, обычных людей. Этот стиль сейчас часто называют совет­ским неореализмом, сравнивая с итальян­ским кинематографом 50-х годов. 

В свои годы Дмитрий Дмитриевич выглядит не хуже его классических «Гимнастов»


Но творчество Жилинского — никакой не «суровый стиль». Оно ближе как раз эстетике сталинской эпохи с ее опорой на классику, понимаемую очень широко: античность, итальянское Возрождение, классицизм, ампир. В его живописи время порой кажется застывшим — будто все длится и длится бесконечный солнечный полдень. И люди в его работах идеальны. Взять хотя бы знаменитых «Гимнастов СССР».

«Прыгать уже не могу. Хожу, правда, еще ничего»

Даже если вы совсем далеки от искусства, вы не можете не знать эту картину, написанную в 1964 году. На красном фоне — спортсмены в белых костюмах. Художник изобразил реальных людей — самых ярких звезд спортивной гимнастики той поры олимпийских чемпионов Полину Астахову, Бориса Шахлина, Юрия Титова. Но они ослепительны, красивы, идеальны, как античные статуи. Кажется, в мире, где они живут, нет ни травм, ни болезней, ни смерти. Картина встречает зрителя, заходящего в анфиладу выставочных залов Корпуса Бенуа. 

Чего я не ожидала — так это увидеть возле классических «Гимнастов» их автора — Дмитрия Дмитриевича Жилинского. Ему в этом году исполнилось 85 лет, но художник подтянут, энергичен и выглядит лет на тридцать моложе. И он с удовольствием принял приглашение Русского музея лично представить выставку журналистам. 

— Вот меня часто спрашивают: вы написали гимнастов, а сами-то гимнастикой занимались? — начал разговор с вашим корреспондентом художник. — А я вам расскажу! Когда я нарисовал картину, то сдвинул мольберт, снял ботинки,  намазал их сажей, подтянулся и на потолке отпечатал. Нахулиганил. Я мог сделать это раньше. А сейчас? Простите. Сейчас уже нет. Прыгать не могу. Хожу, правда, еще ничего.

Дмитрий Жилинский. Портрет королевы Дании

«Читай Гомера!»

— А картины еще пишете? — интересуюсь у художника.

Он удивляется: 

— А как же? Я каждый день пишу. Сейчас вот затеял любопытную вещь. Наш президент добился, что зимние Олимпийские игры 2014 года пройдут под Сочи. А я ведь сочинец, родился там! И предложил, чтобы Академия художеств сделала к открытию Олимпиады там выставку. Сам начал работать над картиной с сюжетом из древнегреческой мифологии: приезд аргонавтов с золотым руном в Колхиду. Я скомпоновал так: аргонавты, ступеньки, колонны не дорические даже, а еще более древние, такие я на Крите видел, пейзаж, Язон. Я и себя там изобразил среди аргонавтов. А внизу напишу обязательно: «Читай Гомера!» Было все это, не было — мы не знаем точно. Только по Гомеру и можем судить. Но вот золотое руно было точно. Оказывается, так золото намывали: в реку клали баранью шкуру, и через какое-то время на ней осаждался золотой песок.

«Когда убивают ни за что — это страшнее»

Впрочем, есть среди его работ и по-настоящему «суровые». Одна из самых дорогих мастеру картин написана в 1969-м. Называется она «Под старой яблоней». Здесь он изобразил и любимую маму, с потерей которой, кажется, не смирился по сей день, и своих маленьких детей. Портреты отца и брата — на картинной раме, на «полях» (подобный прием напоминает о древнерусских иконах с житиями святых). Они вынесены за скобки, потому что их нет в живых, они живут только в памяти, в истории семьи, типичной для той эпохи, но от этого не менее трагичной. Отец художника был репрессирован и расстрелян в 1937 году. Брат погиб во время Великой Отечественной на фронте. Под портретом художник написал даты его жизни: «1900 — 1937». Эта картина должна была выставляться в московском Манеже, но из-за этой надписи ее чуть было не сняли с выставки. Спас ситуацию друг художника, который просто затер эти даты. Художник вспоминает, как один известный и очень уважаемый им искусствовед спросил у него: «Дима, как ты мог сравнить войну с этим?» И он ответил: «Для моей мамы это страшнее. Сын ее погиб на фронте. А когда убивают ни за что?»

Как пройти на улицу Зодчего Росси?

Дмитрий Жилинский, родившийся под Сочи, учившийся и живущий уже много лет в Москве, очень любит Петербург. «Я до сих пор помню, как в первый раз приехал в Ленинград и мне нужно было пройти на улицу Росси. Спрашиваю у прохожего: «Простите, как мне пройти на улицу Росси?» Тот меня деликатно поправил: «На улицу Зодчего Росси». А потом взял меня под руку и довел до этой самой улицы.  Вот это воспитанность! Вот это настоящий петербургский интеллигент! А когда я копировал Александра Иванова, с каким вниманием ко мне отнеслись в Русском музее, позаботились, чтобы я мог приходить до открытия музея, спокойно работать», — рассказал художник.

«Королева попросила у меня разрешения закурить»

В 1990-е годы Жилинский создал цикл парадных портретов членов королевской семьи Дании, которые и поныне экспонируются в тронных помещениях королевского дворца в Копенгагене. 

Вот как он вспоминает о своем общении с королевой Дании: 

— Тогдашний советский посол в Дании позвонил мне и поинтересовался, что бы я мог предложить к 500-летию дипломатических отношений между нашей страной и Данией. Я сразу сказал: «Как что? Королеву нарисовать!» Переслал ему книжечку со своими работами, он показал ее королеве, ей понравилось, она согласилась! Так я получил этот заказ и отправился в Копенгаген. На первый сеанс пошел к королеве в рабочей одежде, с этюдником. Меня предупредили: «Только не суйте ее величеству руку здороваться!» И вот я зашел, а она — красивая, статная, высокая, сама мне руку подала. Усадила меня, села сама и вдруг спрашивает через переводчика, можно ли ей закурить. У меня спрашивает разрешения! Вот что значит человек воспитанный и уважительно относящийся к окружающим. А ведь она — королева!

↑ Наверх