Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 19 декабря 2018

Дмитрий Кузеняткин: Хочу сыграть Калигулу и Хлестакова!

Актер эстрады и кино, яркий, выдающийся, абсолютно сумасшедший на сцене — в хорошем смысле этого слова. Он буквально источает позитив и бешеную энергетику. Даже вместо гудка у него на телефоне звучит Джеймс Браун, исполняющий свою безбашенную «I feel Good»

Да, чуть не забыли: Дмитрий — финалист популярного телешоу «Минута славы». На днях он и Андрей Ургант встретились с детьми в филиале детского хосписа семейно-реабилитационного центра «Ольгино»: Дмитрий исполнил свои лучшие номера, а Андрей прочел детям сказки.
Корреспондент «ВП» Алексей Блахнов поговорил с Дмитрием о благотворительности, телевидении и о том, чего стоит минута славы.

— Как родилась идея посещения детского хосписа?
— Первопричина в том, что девять месяцев назад я стал папой восхитительной девочки, которой мы дали имя — Любовь. И, глядя как она растет, я задался вопросом: для чего? Для чего все эти ночные репетиции, бесчисленные выступления, дипломы, известность, имя? Все — для этого ребенка, для моей девочки. Так и появилась идея этой акции. Я предложил Андрею Урганту, и он тут же согласился. Зачем мы это делаем? Этим детям нужен праздник, нужно внимание! Тем более, со многими там же находятся и родители, которым очень и очень тяжело, ведь их дети болеют. И их дух нужно поднять, подарить хоть немного позитива, тепла.

— Каким образом вы пришли к тому, чтобы стать артистом оригинального жанра?
— Мой отец работал авиационным борттехником, ремонтировал самолеты, вертолеты. Я рос в окружении разнообразных летающих машин, постоянно ангары и куча техники, в которой так и тянуло поковыряться. И, отчасти, любовь к работе руками, с механизмами перешла от отца, отчасти она была привита всем этим окружением. Вот поэтому и вышло, что у меня творческо-технический склад ума, в котором чуть ли не первое место всегда занимали всякие неординарные штуки. После поступления в театральное училище все это сложилось и перемешалось в определенных пропорциях, видимо, и вылилось в подобные номера.

— Жонглирование шариками… ртом! Да еще совмещение с романсом! Как вы это придумали?
— В творчестве меня всегда тянуло совместить несовместимое. Помню, как наткнулся на видео одного итальянского жонглера, здорово управлявшегося с шариками от пинг-понга. Идея мне понравилась, и, в принципе, что-то удалось повторить. И вот я сидел и думал, чтобы из этого «эдакое» сотворить. Учитывая то, что я играю на многих музыкальных инструментах, я подумал: «Дима, а почему бы не…» Так в номере появилась гитара. Номер я впервые продемонстрировал в Театре «Буфф», где он поверг товарищей и публику в восторг.

— Как вы попали на «Минуту славы»?
— С «Минутой славы» вообще все забавно получилось. Среди друзей за мной давно закрепилось прозвище «Человек-театр». Я регулярно оставался после репетиций, придумывая номера, экспериментируя. И сначала, наверное, в шутку, потом и всерьез мне говорили: «Дим, вот тебе-то грех туда не попасть!» Я же отшучивался, отнекивался… А потом, во время очередного кастинга, ребята притащили мне бумажку с номером и скомандовали: «Звони!» Я и позвонил, ибо деваться было уже некуда.

— Сложно ли проходил процесс съемок?
— На самом деле, хоть частично представляя себе телекухню, логично предположить кучу пересъемок. Но нет! В данном случае все оказалось несколько иначе: по сути, это шоу — некая концертная программа. Ты выходишь на сцену и полноценно отрабатываешь номер. И все, со всеми «ляпами», идет в эфир, нужно проявить и талант, и умение.

— Этот эфир как-то отразился на вашей жизни? Тем более — вы финалист, что это для вас значит?
— Я с удивлением узнал, что единственный из питерских артистов прошел в финал. С одной стороны, приятно: ведь это известная и раскрученная передача. Но с другой, мало кто знает, что я еще и лауреат конкурса конферансье имени Бориса Брунова. И для профессионалов это куда более значимо, чем, как они выражаются, какая-то «Минута
славы».

— Большинство людей вас знают как «веселого артиста». Но, между тем, вы и драматический актер. Какие роли вам близки, есть ли «роль-мечта»?
— Знаете, в отличие от многих актеров, я не грежу о роли Гамлета. Как ни странно, недавно, перечитав «Калигулу», я понял, что из этого персонажа получилась бы отличная роль для меня! Несмотря на все ужасы этого произведения, за ними читается высокая мораль, и в том числе яркая мысль о достижении невозможного. Да… И еще все-таки, все-таки Хлестаков! Если же говорить о тех ролях, что я уже играл, моя любимая — это кардинал Мазарини в спектакле «Молодость Людовика XIV». Несмотря на всю скользкость этого персонажа, в нем говорит чрезвычайное благородство, и он снискал немалое уважение зрителя.

— Сейчас, на волне популярности различных телешоу, многие молодые стали одержимы идеей «попасть на ТВ», прославиться…
— Есть такой певец BobbyMcFerrin, автор знаменитой «Don’t Worry, Be Happy». Он не только этой песней, а всем своим творчеством несет свет. Так вот, мир буквально взорвался от этой песни, какие только гастроли и гонорары за них ему не предлагали. А он ответил: «Да идите вы со своей славой! Я сижу дома, со своей семьей, я здесь дышу, живу, и мне очень хорошо!» Вот принцип отношения к славе, который мне близок. После передачи был, конечно, некоторый ажиотаж: появилось «узнавание» — идешь по улице, с тобой здороваются, берут автографы… Но в итоге я понял, что все-таки процесс созидания намного интереснее, чем его «последствия». Нужно думать о том, что ты можешь сделать, чтобы помочь людям. В конкретном случае — чтобы они стали немного счастливее.

 

↑ Наверх