Газета выходит с октября 1917 года Saturday 19 сентября 2020

«Две строчки о бойце-парнишке, что был убит в Финляндии на льду...»

30 ноября 75 лет назад началась Советско-финляндская война

«Война незнаменитая» — скажет об этой трагической странице нашей истории Александр Твардовский. И с ним, к сожалению, трудно поспорить. До сих пор в России нет государственного музея, посвященного этой войне (за исключением одного частного — в Выборге). Братские могилы на Карельском перешейке год от года требуют ухода, но делать это никто не торопится. А укрепления линии Маннергейма, за которые пролилась кровь тысяч красноармейцев, до сих пор не внесены в региональный реестр культурного наследия...

От памятного монумента 20 лет назад вандалы отодрали бронзовые буквы. Ситуация не исправлена до сих пор.

 105 дней и тысячи убитых

Можно ли было избежать войны — не­однократно задавались вопросом историки. Ответ: да, можно. Если б мы вовремя услышали друг друга, проявили больше гибкости.

Советская сторона стремилась отодвинуть границу от Ленинграда, обезопасить себя в случае возможного конфликта с Германией: город на Неве напрямую соприкасался с Суоми. Финны руководствовались интересами суверенитета, надеялись на помощь европейских держав. Советский Союз взамен на перемещение пограничных столбов предлагал Финляндии вдвое большую территорию в Карелии, просил взять в аренду стратегически важные острова, шел на уступки, в конце просто угрожал. Страна-соседка считала любые ультимативные намеки блефом. Переговорщики недооценили друг друга, о чем впоследствии горько пожалели. Война продлилась 105 дней. Финская сторона потеряла 25 тысяч человек. Мы — 135 тысяч (условно говоря, каждый день погибали больше тысячи советских воинов). 

Отчего же «незнаменитая»? Только ли оттого, что «потерялась» за Великой Отечественной? Вряд ли. Кампания оказалась неудачной, полной ошибок! Первые два месяца вообще обернулись для советской стороны катастрофой: в котлы попадали целые дивизии. О таких страницах как будто не принято вспоминать...

Впоследствии причины неудач тщательно разбирались. Выводы: слабая подготовка, поспешность. По плану командующего Ленинградским военным округом Кирилла Мерецкова в первую неделю планировалось достигнуть линии Маннергейма, во вторую — войти в Хельсинки! О том, что за три месяца мы преодолеем с тяжелейшими потерями лишь 150 километров, а вместо одного военного округа в боевых действиях будет задействована едва ли не треть всей Красной Армии, речи не могло быть даже при самом худшем прогнозе событий.

Сказались многочисленные просчеты тактического плана. В болотисто-лесистой местности моторизованные части оказывались парализованными, беспомощными. В то время как мобильные лесные группы финских солдат успешно рассекали наши крупные группы на части, брали в клещи, уничтожали, так же быстро меняли дислокацию.

Среди других причин — высокая подготовка самих финнов. Грамотная фортификация на 145-километровой линии Маннергейма. И конечно, навыки и умения финских солдат-крестьян, которые оказались бесценными в условиях зимней войны: умение метко стрелять, валить лес, ходить на лыжах, выживать в лесу.

Все эти факторы советское руководство пусть с запозданием, но учло. Генеральное наступление нашей армии началось 11 февраля. Спустя месяц, 13 марта, был подписан Московский мирный договор, по которому к СССР отходило 11% территории Финляндии со вторым по численности городом Выборгом. Граница установилась фактически по линии Петра I — рубежу, который отделял Россию от Швеции после окончания Северной войны. Надо отметить, что такой результат в целом устраивал обе стороны. Советский Союз отодвинул и укрепил свои границы, а также не ввязался в войну с Англией и Францией, которые были готовы поддержать финнов. Финляндия сохранила независимость и основную часть территории с Хельсинки.

В самой Финляндии эту войну — Зимнюю — не забывают. Для Суоми она — аналог нашей Великой Отечественной. Считается, что в этот короткий период финны впервые предстали как единое целое, забыв про любые раздоры, непонимания, идеологические и политические споры. В каждом приходе в Финляндии есть захоронения погибших солдат. Большое внимание уделяется поддержанию памяти о своих героях, созданию музеев, братским могилам…

Тем печальнее выглядит то невнимание, с каким относятся к героям той войны у нас — в Ленинградской области и Санкт-Петербурге.

В знаменитой «десятке» — доте СК-10. Сохранился он достаточно хорошо. Глубина убежища составляет 4 метра, проходимая длина — 20 метров.

Короткая память

В перечень объектов культурного наследия Ленинградской области сегодня внесена некая гипотетическая «Линия Маннергейма», включающая в себя 250 сооружений. И всего два конкретных объекта — два дота на Выборгском шоссе у поселка Грибное. Остальные объекты не охраняются и не поддерживаются! Более того: ни один из них не зафиксирован в Земельном кадастре РФ. То есть можно купить землю, на которой находится дот или дзот, снести его, оборудовать под собственные нужды. Так, дот №15 укрепрайона Салменкайта, переходивший в 1940 году четыре раза из рук в руки, сегодня оборудован частным лицом под погреб. Некоторые сооружения разрушают вандалы. Например, этим летом туристы взорвали снаряды в дотах «Миллионник» и СК-2. Несмотря на такое вопиющее положение дел, правительство Ленобласти не предпринимает никаких мер по исправлению ситуации. Предлагаем обратить внимание на объекты, которые необходимо внести в культурный реестр в первую очередь.

Дот №2. Находится у дороги Каменка — Выборг, по которой в 1939 — 1940 годах проходило наступление наших войск. Одно из самых легендарных оборонительных сооружений на линии Маннергейма.

Построен в 1937 году. Во время декабрь­ских боев практически бездействовал, так как находился в стороне от магистрали. В январе наши бойцы провели разведку боем и выявили его. Командование поставило задачу: уничтожить.

На штурм пошел взвод саперов, стрелковая рота и три танка «Т-28». Атака началась 1 февраля с мощной артподготовки. После вперед пошли саперы, которые должны были очистить проход от каменных противотанковых надолбов. Финны встретили их огнем. Из тридцати саперов в живых остались семеро.

В бой вступили танки. Одна из машин подорвалась на мине, командир ее — лейтенант Константин Егоров — погиб. Два других танка сумели вплотную подойти к сооружению и блокировать его пулеметные амбразуры. Подползла пехота. Однако нужного количества взрывчатки для ликвидации дота не было. Ближе к полуночи наши с потерями отошли.

Вся вина за неудачную операцию была возложена на саперов. В эту же ночь командование саперной роты лично доставило к доту 1600 килограммов взрывчатки. В 4 часа утра объект был взорван и взят. При штурме его погибли более 100 человек. Пятеро представлены к званию Героя Советского Союза.

Сегодня дот № 2 не охраняется. Тропа к нему проходит через болота — необходимы мостки. Рядом нет никакой мемориальной таблички...

Заметим, что всего на линии Маннергейма находится несколько десятков подобных дотов, которые претендуют на памятники истории. Дот №5 «Миллионник», доты №6 и 7 в укрепленном районе Инкиля, убежище №36 в укрепленном районе Салменкайта, доты № 6 и 7 в укрепленном районе Лейпясуо, дот №14 в укрепленном районе Муолаа. Ни один из них государством не охраняется.

Братское захоронение у урочища Солдатское, где лежат 11 Героев Советского Союза. Вместо бронзового венка — потрепанный тряпичный.

Братская могила у урочища Солдатское на трассе Каменка — Выборг. Одно из крупнейших воинских захоронений на Карель­ском перешейке. Здесь покоится больше 200 человек, в том числе 11 Героев Советского Союза.

Могила состоит из двух монументов и двух захоронений. Памятник охраняется. Однако по сравнению с теми же финскими могилами, которые находятся здесь, в России, отечественные стелы выглядят бесхозными — неаккуратными, неприбранными. 

В середине 90-х с одной стелы вандалы сорвали бронзовый венок. С соседней откололи бронзовые буквы — «Героям-воинам, павшим в боях за Родину!». Вместо бронзового венка сегодня — обыкновенный, тряпичный, потрепанный. Вместо бронзовых буквиц — красные буквы на белом фоне, написанные краской. Ситуация без изменения остается 20 лет.

Всего в Ленинградской области зафиксировано около 200 советских братских могил. Большинство из них находятся в плачевном состоянии.

Кстати

В апреле 1940 года в Москве прошла большая закрытая конференция, посвященная итогам войны, на которую были приглашены командиры всех дивизий и полков — танкисты, артиллеристы, пехотинцы, летчики, связисты, разведчики. Каждому задали одни и те же вопросы: «Что пошло не так?» и «Что нужно менять?» После конференции были приняты важные решения по перевооружению армии, переподготовке бойцов и командиров. В 1940 году наркомом обороны Советского Союза был назначен Семен Тимошенко, который стал ускоренными темпами претворять в жизнь извлеченные уроки. Все успеть к июню 1941 года не удалось. Однако сделано было многое! В частности, в армию начали поступать современные тяжелые танки, новые самолеты — штурмовики, истребители, пикирующие бомбардировщики. Большое внимание было уделено боевым учениям, которые в течение мая — июня проводились непрерывно. В итоге совет­ско-финляндская война дала толчок к повышению боеспособности Красной Армии перед войной с Гитлером.

Руководитель музея советско-финляндской войны в Выборге Баир Иринчеев на экскурсии на линии Маннергейма.

 ***

Ссылка: http://www.winterwar.karelia.ru — уникальная база, на которой выложены все известные данные о потерях в войне 1939 — 1940 годов. В базе представлена информация о месте призыва бойца, номер воинского соединения, дата и причина выхода из строя, место захоронения.

О музее под открытым небом на месте финской линии обороны ВТ читайте в понедельник, 1 декабря.

↑ Наверх