Газета выходит с октября 1917 года Monday 20 ноября 2017

Единый учебник истории должен быть мультимедийным

А депутаты и телеведущие обязаны следить за лексикой

Что лучше для современных школьников: сдавать ЕГЭ или вступительные экзамены в вуз? Нужно ли учитывать при поступлении средний балл аттестата, как это было в советское время? И вообще, что происходит с нашим образованием и русским языком в частности? Все эти вопросы обсуждались в минувшие выходные в СПбГУ — на VI сессии Общественно-педагогического форума, организованного Межрегиональным общественным фондом «Центр национальной славы» (ЦНС) совместно с СПбГУ, университетом им. А. И. Герцена при поддержке Российской академии образования.

«Форум работает по четырем направлениям — развитие закона об образовании, развитие системы духовно-нравственного просвещения как основного элемента сплочения общества, роль СМИ в формировании личности и профобразование, — пояснила вице-президент ЦНС, руководитель рабочей группы по организации и проведению форума Залина Медоева. — Мы подготовили рекомендации правительству, Госдуме, Федеральному собранию, к которым, надеюсь, они прислушаются».

В целом же, по мнению главы комитета Госдумы по образованию, декана факультета государственного управления МГУ Вячеслава Никонова, как это ни парадоксально звучит, российское школьное образование «выглядит прилично» — по выпускникам четвертых классов средних школ мы в первой четверке — вместе с Сингапуром, Гонконгом и Финляндией. Хуже ситуация с восьмыми классами — здесь нас обгоняют «азиатские тигры», то есть отрезок с 5-го по 9-й класс дает торможение. А вот где серьезно проигрываем западным странам — в уровне высшего образования, хотя, как заметил ректор СПбГУ Николай Кропачев, в среднем уровень абитуриентов и студентов повысился.

Вячеслав Никонов предложил учитывать при поступлении средний балл аттестата, чтобы заинтересовать старшеклассников изучать весь спектр предметов, и ввести в систему ЕГЭ по русскому языку сочинение.

И это оправданно, ведь статистика гласит: за 2011 год 30% россиян не прочитали ни одной книги. «Должно быть иное отношение к языку — мы не должны быть равнодушными, — настаивает президент СПбГУ Людмила Вербицкая. — И если вернуть сочинение в школу, то тогда и претензий к ЕГЭ станет меньше».

Пока же, по мнению Людмилы Вербицкой, люди не задумываются о том, какие слова и где употребляют. Так, в Госдуме можно услышать слова «омандатить» и «размандатить», а речь телеведущих пестрит словами-паразитами. Например, подсчитали, сколько слов-паразитов произносит в эфире программы Тина Канделаки. Оказалось, телеведущая употребила 74 раза «вот», 94 — «ну», 33 — «значит», 36 — «понимаешь» и т. д. А Лариса Гузеева отличилась такой лексикой: «со скуки сдохнешь», «меня выпотрашивает», «ничего себе вопрос».

Среди рекомендаций, подготовленных участниками форума, — разработать новый проект «Молодежь России», создать просветительский канал и социальную сеть, где бы обсуждались нравственные проблемы, организовать мониторинг деятельности СМИ и ужесточить наказание, вплоть до уголовного, за пропаганду в СМИ девиантных форм поведения, особенно среди подростков.

Ректор СПбГУ Николай Кропачев:
— Коммерциализация образования не должна влиять на уровень образования. Но к сожалению, коммерциализация не гарантирует сохранение того же уровня, который есть у студентов-бюджетников. Порой руководитель вуза думает о сохранении платного студента больше, чем о качестве образования. И это большая угроза, потому что в такой ситуации размываются границы качественного образования.

А что касается сокращения вузов, то если есть желание общества получить качественное образование, то вузов не будет больше или меньше в зависимости от решения того или иного администратора, все равно качественных вузов останется столько, сколько есть.

Глава комитета Госдумы по образованию Вячеслав Никонов:
— Считаю, что все страсти, которые кипят вокруг проблемы единого учебника по истории, — преувеличены. На самом деле нам нужно 14 учебников истории, если иметь в виду две линейки — отечественная и всеобщая история. Думается, что эти линейки должны быть состыкованы — сейчас они не пересекаются. Сегодня у нас 238 учебников, но более 70% школьников учатся по 14 учебникам, и разница с этими 238 у них минимальная. Так что фактически единый учебник по истории существует. Другое дело, что это должен быть качественно иной учебник. Он должен быть мультимедийным и давать возможность выхода на самые разные исторические ресурсы, которые бы расширили кругозор школьника, и при этом ему не было бы скучно.

Что касается школьной формы, то пока она — на усмотрение школ. На Западе и на Востоке во всех хороших школах форма есть, а в плохих нет, поэтому, если у нас хорошие школы, то там должна быть школьная форма.

↑ Наверх