Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 5 августа 2020

Екатерина Мцитуридзе: Миссия искусства — делать людей неравнодушными

Не каждого, кто самозабвенно любит кино, судьба доводит до высоких постов, но случай главы Роскино Екатерины Мцитуридзе — тот самый

Окончив исторический и киноведческий факультеты Тбилисского государственного университета, Екатерина стала работать на грузинском телевидении, а потом ей нашлось место и на российском Первом канале. Карьера талантливого автора и ведущей рубрики «Это кино» пошла в гору, она стала бывать на престижных кинофестивалях, а в 2008 году входила даже в жюри программы «Особый взгляд» на Каннском кинофестивале. Собственно, с разговора о кино и началась наша беседа с Екатериной Мцитуридзе, приехавшей в Северную столицу на Международный культурный форум.


Диалог с властью должен идти на благо киноиндустрии

— Екатерина, вы недавно проводили в Петербурге потрясающее мероприятие — Медиа Форум. Можете сравнить его тем, что наблюдаете на культурном форуме?
— Это два разных события по сути. Культурный форум нацелен на формат конференций с участием чиновников, а мы построили фестиваль плюс рынок полного цикла, объединив кино, телевидение и Интернет. База Медиа Форума — мультимедийный рынок. То, что в первый год Медиа Форума, совпавший с санкциями, приехали 2700 гостей, в том числе топ-менеджеры европейской и азиатской индустрии, американские медиамагнаты, директор Каннского кинорынка Жером Пайар, который вошел в попечительский совет СПММФ, было для нас очень важно. Важно, что вырабатывается некий язык разговора внутри медиаиндустрии, и нам хочется, чтобы эта связь не прерывалась. Я также считаю, что диалог с властью тоже должен идти на благо индустрии. И это часть работы форума.

— Звучит как-то по-советски, а только что продюсер и режиссер Сергей Сельянов критиковал коллег за «советское сознание»...
— Он прав. С властью нужно не заигрывать, а вести диалог, чтобы это было не на уровне пикета у Минкультуры, что ничего не даст, а на уровне круглого стола, где можно честно и открыто обсуждать проблемы. Желательно в присутствии прессы. Чего не любят наши чиновники.

— Но как выживать кинопроизводству на фоне растущего доллара и евро?
— Трудно сказать, как это отразится на российском кино в дальнейшем. Поскольку схема финансирования нашего кино настолько своеобразная, так не похожа ни на одну систему финансирования фильмов в мире, что никто не знает, будет ли хуже.

— То есть говорить о кончине российского кино пока рано?
— Думаю, люди, которые умеют искать и добывать финансирование, через частные ли, через государственные ли фонды, будут продолжать это делать. Смею предположить, что трудности помогут вырулить на какой-то новый уровень или систему. Возможно, появятся новые люди и неординарные идеи.

Мне симпатичны люди, которые развиваются

— Екатерина, знаю, что вы пришли на Первый канал с грузинского телевидения. Похожая ситуация была и у Тины Канделаки... Хочется узнать, есть ли между вами какое-то соперничество, ведь вы обе успешны и востребованы в профессии?
— Разумеется, нет. Мы работали сто лет назад в Тбилиси также в разных областях. Вообще я с уважением отношусь к людям, которые умеют добиваться успеха, вне зависимости от того, из одного ли мы города или из разных. Мне симпатичны люди, которые развиваются. Тина Канделаки, Юлия Бордовских, Ольга Шелест, Яна Чурикова, Андрей Малахов, Иван Ургант — мы в индустрии представляем примерно одно поколение. Каждый из вышеназванных — это личность. Ксения Собчак отдельное явление в медиаиндустрии, человек, который не боится отстаивать собственное мнение…Кое-кто скептически может к ней относиться, но то, что она искренний, неравнодушный, талантливый профессионал, — спорить с этим невозможно. Мне импонируют неравнодушные люди — тот же Сергей Сельянов, Александр Сокуров, Федор Бондарчук, большинство продюсеров и режиссеров неравнодушные люди. Я так же отношусь к своей профессии, для меня важна команда единомышленников — это для меня ключевые слова.

— Губернатор Полтавченко возглавил попечительский совет Медиа Форума. Он тоже входит в команду ваших единомышленников?
— Возглавив попечительский совет Медиа Форума, Георгий Сергеевич, вся его команда, правительство Санкт-Петербурга помогли нам на организационном уровне, на уровне финансовом. Это также мое полное понимание командной игры — никто из команды губернатора не претендовал на роль цензора. У нас была полная свобода творческого выбора. Медиа Форум для Роскино был самым значимым событием за год, поскольку таковым его квалифицировали ведущие продюсеры — и кино, и телевизионные. Петербург был хозяином этого события, а это самая дорогая опция: когда ты можешь позволить себе провести дома на высоком уровне значительное мероприятие и когда к тебе приезжают влиятельные игроки индустрии.

Патриотизм — понятие нежное, деликатное

— В России сейчас снимается фильмов в десять раз меньше, чем в той же Америке. Но как вы думаете, интерес к русскому кино сохраняется, его не перебивают голливудские фильмы?
— Я бы сказала, что сохраняется интерес к качественному кино, кино высокого уровня, откуда бы оно ни было. Нет такого: интерес к русскому кино, французскому, румынскому или южнокорейскому. Мир сегодня универсален. Нет этих сверхбарьеров — культурных, национальных. Иначе говоря, социальная группа фильма в «Фейсбуке» или «Вконтакте» (отмечу, что меня ни там ни там нет — я их не пиарю) — может быть более важна, чем то, из какой страны кино. Важно, чтобы этот фильм нес в себе что-то такое, что удивит, обрадует, встряхнет, потрясет в эмоциональном смысле аудиторию в другой стране. Если это произойдет, тогда миссия искусства выполнена. Миссия Искусства — делать людей неравнодушными, выдергивать их из повседневности, возносить их над суетой и давать пищу для размышления. 90 процентов нашего кино сегодня, к сожалению, нацелено на развлекательность, кроме, конечно, редких авторов, которых мы все знаем и любим, которые не боятся браться за серьезные темы. В итоге их фильмы попадают на фестивали, и не потому, что их отбирает «мафия кураторов», а потому что интересна работа мысли. А если фильм имеет успех и признание, то это и есть патриотизм в действии. Россия упоминается в позитивном ключе — фильм, режиссер, сценарист, оператор, актер, получил такой-то приз на таком-то международном фестивале, на престижном фестивале, фильм продан в такие-то страны, на такие-то телеканалы — это все уже автоматически расширяет влияние России. А слишком частое и громкое употребление слова «патриотизм» может только дискредитировать само это понятие, важное, нежное и деликатное.

— Тем не менее, мало наших фильмов имеют международное признание...
— Нет, таких фильмов не мало — особенно в последние три года. У нас было много престижных призов, начиная с Каннского фестиваля — «Левиафана» Андрея Звягинцева — и заканчивая фестивалями не скажу что первого эшелона, но очень крепкими: в Шанхае, Абу-Даби, европейскими киносмотрами. В Локарно вообще целая школа Александра Сокурова была представлена. В 2011-м тот же Сокуров получил за «Фауста» Главный приз в Венеции — «Золотого льва». В 2012 году Сергей Лозница с фильмом «В тумане» получил приз Фипресси в Канне…

Жером Пайяр - генеральный директор Каннского международного кинорынка, Тибо Фуррьер - генконсул Франции в Петербурге, Екатерина Мцитуридзе, Александр Сокуров, Михаил Пиотровский и Ирина Пиотровская на Международном Медиа Форуме

Не люблю снобов

— Екатерина, вы много путешествуете в связи со спецификой вашей работы. Где вам комфортнее всего?
— Понимаете, сегодня мир глобализован, и у меня нет привязки к какому-либо месту. Мои друзья живут по всему миру — в Нью-Йорке, Париже, Сингапуре. Но самое любимое место для меня сегодня — Петербург. После того как я здесь провела Медиа Форум, теперь скучаю по городу, где жила практически полгода.

— Так в чем же дело? Переезжайте к нам, покупайте квартиру где-нибудь в центре...
— Подумаю (улыбается). Знаете, меня поначалу в Москве пугали: вот увидишь, Петербург — холодный, эмоционально скованный город... А все оказалось ровно наоборот: здесь живут самые эмоциональные, самые теплые, самые интеллектуальные люди. Я более доброжелательных людей нигде не встречала. Просто вы разборчивые.

— Намекаете на снобизм?
— Нет, как раз снобов я не люблю. Снобизм — это, как говорил Шопенгауэр, удел средних умов. Он описывал сноба как не уверенного в себе человека среднего интеллекта, который не любит тех, кто талантливее и умнее его, поэтому начинает на таких людей смотреть свысока. А уверенность в себе проявляется как раз в разборчивости. Уверенный в себе человек открыт миру. Так что Петербург я полюбила всем сердцем, но все равно основная история у меня пока в Москве, хотя я уже привыкла ездить между двумя столицами, даже получаю удовольствие, приезжаю сюда по поводу и без повода — просто полюбоваться на эти набережные, мосты, сады, фасады, барельефы. Конечно, и в Москве есть набережные, но такого духа, как в Петербурге, нет нигде в мире! Я только что была в Лос-Анджелесе, который тоже люблю, но, несмотря на то что там было плюс 25, я скучала по холодному Петербургу. И с радостью вернулась сюда. И это не комплимент — такое мое ощущение.

— В Петербурге есть рестораны грузинской кухни — там весело, жарко и вкусно... Вы туда не ходите?
— Нет... У меня здесь столько друзей, что я по ресторанам не хожу — только по гостям (улыбается).

— И по грузинской кухне не скучаете?
— Нет. Честно скажу, иногда в Москве мы заказываем грузинские блюда в офис, но я непривередлива в еде — мне главное, чтобы раз в неделю был... борщ. Люблю и блюда с орехами, рулетики из баклажанов.

— Сами что-нибудь готовите?
— Конечно, готовлю, но что-то быстрое, ходовое, чтобы дня на два хватило: супы, котлеты...

— А как ваша семья к этому относится?
— Приветствует (улыбается).

Жду чудес каждый год

— Скоро Новый год, как вы его отметите?(беседа проходила в конце декабря. — Прим. ред.)
— Надеюсь, весело! (Смеется) Будут родные, близкие, друзья, тазик оливье, шампанское, фрукты... А потом — в первых числах января — приеду в Петербург поздравить питерских друзей.

— Какие подарки приготовите близким, если не секрет?
— Я всегда выбираю такие подарки, которые мне самой нравятся, их должно быть жалко дарить — как от сердца отрываешь (смеется). Люблю дарить предметы одежды — тогда их точно никто никому не передарит.

— А чудес вы ждете от Нового года?
— Я жду чудес каждый день. Потому что чудеса — это такая субстанция, которую невозможно заказать на определенный день. Обыкновенное чудо может случаться каждый день. И потом чудеса связаны всегда с другими людьми. Это взаимообмен. А я открытый и веселый человек. Поэтому, да — жду. И в Новый год, и в Рождество, и всегда (улыбается).

— Прямо как у Грина — сделайте чудо собственными руками…
— Так и есть: чудеса делаются собственными руками! Я знаю многих волшебников из Петербурга — Александра Николаевича Сокурова, Валерия Абисаловича Гергиева, Михаила Борисовича Пиотровского, Льва Абрамовича Додина, Валерия Фокина, Бориса Эйфмана, Юрия Темирканова, Михаила Шемякина, это же фантастика — они живут в этом городе как ни в чем не бывало и могут творить любые чудеса... Ну где вы еще возьмете город, в котором есть такие лидеры в разных сферах культуры? Только в Петербурге! Это меня завораживает.

— Что бы вы пожелали читателям «Вечернего Петербурга»?
— Мира. Потому что этот старый советский тост сейчас самый актуальный не только для жителей Петербурга, но и для всех городов, где сегодня неспокойно: в ближайших странах, в отдаленных странах — мир хрупок. И это понимаешь, когда много летаешь. Понимаешь, что Россию сегодня любят во всех частях света, и говорить, что нас кто-то не любит, — это нечестно. Нелюбовь касается только сферы политики. Куда бы я ни прилетала, я всегда встречаю тех, кто нас любит, любит Россию, русскую душу, русскую культуру, русское кино — таких людей миллионы во всем мире. Давайте акцентироваться на них и пожелаем друг другу, чтобы мы были открыты миру, а мир открыт для нас.

↑ Наверх