Газета выходит с октября 1917 года Friday 23 октября 2020

Если бы не война, был бы Ленинград-2

«Вечерний Петербург» выяснил, каким должен был стать город на Неве к 1945 году

 

Фильм «Шпион» по Акунину интригующе представил нам ту футуристическую Москву, что могла бы состояться, если бы не Вторая мировая война. Но ведь и Ленинграду в 1930-е годы было прописано совсем иное будущее.

Зеленые эспланады. Малоэтажные кварталы, полные солнечного света. Ликвидированные кладбища. Гигантский Ленин-маяк, наша статуя Свободы при въезде в город морем. Зоопарк в Удельном парке, Орловский мост у Смольного… 

 

Конкурируя с Нью?Йорком, Смольный задумал поставить аналог статуи Свободы в Ленинградском морском порту. Во Всесоюзном конкурсе победил этот проект маяка — памятника Ленину.

Ошибки юности

 

Строительство в городе на Неве в первые годы после революции было сплошной ошибкой, признали власти Ленинграда где-то так к тридцатым годам. Решали квартирный вопрос: втыкали дома-коробки куда могли, но самый большой ужас нагородили с надстройками. Особенно на Фонтанке, где по паре этажей взгромоздили на многие творения кваренгиевского и фельтеновского стилей. 

Само новое послереволюционное строительство именовали не иначе как серией погрешностей и бестактностей по отношению к великому городу. Ново-Никольский мост через канал Грибоедова, клуб имени Капранова, здание Московского райсовета, дом Ленсовета на Карповке — сегодня они памятники, а тогда были промахи. Нынешний памятник конструктивизма — Московский райсовет — в довоенное время сравнивали с хлебозаводом или банями.

«Случайные постройки, анархия и разброд, угрожающий неповторимому ансамблю города» — возмущалось архитектурное сообщество. А ведь петербургская традиция — именно застройка ансамблями.

Долой город-гигант

Вначале был проект так называемого «Большого Ленинграда» — на территории, в 20 раз превышавшей существующую. Но в 1935 году был принят план развития Ленинграда на десятилетие — в русле директив ВКП(б) от 1931 года о нецелесообразности создания в СССР городов-гигантов. 

В основу расчета роста территории Ленинграда приняли численность городского населения примерно в 3,5 млн. человек. Расселять эти миллионы из переуплотненного центра предполагали в направлении к югу. 

Новое жилищное строительство на Васильевском острове и на Петроградской стороне план 1936 — 1945 гг. запретил — из-за того, что эти районы переуплотнены застройками и к тому же затопляются во время частых наводнений. Непригодными для расширения города также признали территории к северу от Большой Невки по линии Старая Деревня — Новая Деревня, Кушелевка и Пискаревка.

Для Ленинграда-2 определили территории по обоим берегам Невы до Усть-Ижоры, по Московскому шоссе, Лужскому и Ораниенбаумскому шоссе. 

Жилые массивы

Город должен был прирастать малоэтажными жилыми массивами, располагающимися большими группами. Готовые зеленые пространства было решено не застраивать. Например, Пулковские высоты, Приневскую лесную дачу у Кривого Колена (ныне Невский лесопарк), все неровные местности в районе речек, пойму Финского залива и Обуховское болото. 

Образцовыми для Ленинграда-2 называли три главных уже построенных жилмассива — Малоохтинский, Щемиловский и Автовский. Щемиловка, участок в районе Володарского моста, включала в свой комплекс зеленую зону — Куракину дачу и превращаемое в парк Фарфоровское кладбище. Между домами делали дворы-патио, полные солнечного света. Во дворах были не только детские и спортивные площадки. Выделялись места, на которых население могло бы заниматься цветоводством, огородничеством и даже мелким животноводством.

 

Дом Ленсовета на Карповке, 13, ныне памятник конструктивизма начала 1930?х годов, современники оценивали как ошибку. Особенно их возмущали открытые лестницы, ведущие в детские учреждения во 2?м этаже дома. «Подобные лестницы и плоские крыши уместны в мягком климате Франции в сооружениях Корбюзье, — критиковал постройку журнал «Архитектура Ленинграда». — Вряд ли будут благодарны авторам дома на Карповке дети и их родители, которым придется пользоваться в условиях ленинградской зимы этими открытыми лестницами с обледенелыми ступенями». За 80 лет климат и в самом деле сказался на доме — сейчас фасады памятника в аварийном состоянии.

Расчистка города и мосты

 

К 1945 году старый город предполагали расчистить от промпредприятий, железнодорожных путей, складов, причалов и кладбищ. На месте Митрофаньевского, Волковского и Новодевичьего должны были появиться просторные зеленые зоны для культурного отдыха строителей коммунизма. Неизбежный вопрос захоронения праха не доживших до светлого будущего решался постройкой крематория. Крематорий и колумбарий спроектировали на участке Митрофаньевского кладбища, около Балтийского вокзала.

Через Неву собирались перебросить несколько мостов. В первую очередь выше моста Лейтенанта Шмидта, где и в наши дни сохраняется намерение построить Ново-Адмиралтейский мост. И у Смольного: Орловский мост — где сейчас заморожен проект пробивки Орловского подводного тоннеля.

Новый общегородской центр

Удвоив к 1945 году границы, Ленинград имел бы два центра, старый и новый. Старый — площадь имени Урицкого (бывшая Дворцовая). Новый — площадь перед Домом советов на нынешнем Московском проспекте. 

Между двумя главными фокусами — Адмиралтейством и Домом советов — около 10 км. Этот отрезок и был призван стать новым архитектурно-планировочным стержнем города. 

Стержень представляли как зеленую эспланаду шириной в 200 — 250 метров. В ее орбиту был бы вовлечен Северный парк культуры и отдыха Московского района (ныне парк Победы), парк, создаваемый на базе Митрофаньевского кладбища и кладбища Новодевичьего монастыря, площадь у здания Московского райсовета. Московские триумфальные ворота планировали снести. 

Южнее Обводного канала создание зеленой эспланады было связано с ликвидацией Варшавского вокзала. Севернее Обводного — от Фонтанки и до площади им. Воровского (бывшей Исаакиевской) — для устройства эспланады намечался снос многих кварталов. 

Устранялся Крюков канал — по его трассе к 1945 году собирались проложить новый проспект, соединяющий ансамбли площади Труда и Театральной.

«Грандиозный проект жизненен и реален», — полагали власти города в самый канун войны, весной 1941 года.

Дом Советов

От довоенных идей нового общегородского центра Петербургу досталась площадь перед Домом советов на Московском проспекте. Она разбивалась для военных парадов и демонстраций, с трибунами на 2000 человек. 

В Дом советов, по кубатуре вдвое превышающий помещения Смольного, из бывшего Института благородных девиц должны были переехать обком и горком ВКП(б), обком и горком ВЛКСМ. Также сюда бы вселили облисполком и Ленсовет, комиссии партийного и советского контроля. После войны здание ушло под нужды оборонного комплекса.

Зоопарк

Север города был отведен для братьев меньших — для зоопарка. Его проектировали разместить в парке Челюскинцев в Лесном, бывшем Удельнинском (ныне Удельном). Ленинградский зоопарк хотели сделать одним из крупнейших в мире — по площади равным нью-йоркскому, занимающему 90 га. Животные в парке должны были находиться в условиях, приближающихся к естественным.

Перекраска Зимнего дворца

Что однозначно сбылось из довоенных планов — это принятое в 1941 году решение окрасить здания площади Урицкого в исторические цвета. Дворец искусств (бывший Зимний) — в зеленоватый цвет с белой лепкой. Главный штаб — в песочный.

 

Фото Натальи ЧАЙКИ
↑ Наверх