Газета выходит с октября 1917 года Saturday 23 ноября 2019

«Эти дары, эти звуки, цветы, звезды и слезы души моей…»

Книга «Эти огненные письма. Письма В. Ф. Комиссаржевской к Н. Н. Ходотову», выпущенная к 150-летию со дня рождения великой актрисы, была представлена на днях в театре им. В. Ф. Комиссаржевской перед спектаклем-посвящением

«Для того чтобы дать себе право быть с Вами и ждать Вас, я должна стоять в Ваших глазах на недосягаемой высоте. Вы спустили меня с нее — правда, по моей вине: я не рассчитала Ваших сил и дала столько Вашей душе, сколько она не могла еще вместить — и эти дары, эти звуки, цветы, звезды и слезы души моей — упали на землю, и Вы топтали их ногами с толпой, принимая их за булыжники, каких много. Я подошла к Вам так близко, как не надо было подходить, пока Вы не выросли и не сумели оценить эту близость».

Вера Комиссаржевская и Николай Ходотов — фото из книги «Эти огненные письма».

Так писала в начале февраля 1901 года Вера Комиссаржевская молодому артисту Императорского Александринского театра Николаю Ходотову. Пройдет еще два года «огненных писем» — романа двух актеров, и она напишет ему, что «отпускает его» и попросит вернуть письма. Но и после разрыва отношений они будут играть вместе. Осенью 1908 года в Петербурге ОНА пришлет ему весточку после первой премьеры Ходотова как драматурга, поставившего на сцене Александринки свою пьесу «На перепутье»: «Дорогой друг, я счастлива, что не обманулась в Вашей душе, которая полна ароматом той же юности. Пьеса затрагивает, волнует, а в конце бодрит своей молодостью и непосредственностью. Вы уже на настоящей дороге, идите дальше и выше: дорогою свободной иди, куда влечет тебя свободный ум! Ваша В. Комиссаржевская».

Во времена «огненных писем» он называл ее Свет, а она его Азра или ласково — Магометиком. Эти имена — из того самого стихотворения Генриха Гейне о невольнике из Йемена, человеке славного рода, «в котором рядом смерть идет с любовью». Комиссаржевская действительно через несколько лет умрет внезапно от черной оспы в Ташкенте во время гастролей. Умрет на пороге очередного крутого шага в своей жизни, когда захочет уйти из своего театра и уже напишет труппе письмо об этом. Уйти, чтобы создать школу для новых людей, которые бы смогли не только играть в театре, но и по-другому, свободно понимать жизнь. Николай Ходотов письма актрисе вернет, но аккуратно перепишет их все в толстую тетрадь, проживет до 54 лет (он умер в 1932 году), успев стать и заслуженным артистом Императорских театров, и заслуженным артистом РСФСР.

Портрет актрисы стоял на мольберте в фойе театра.

Прямая речь

Юлия Рыбакова, составитель и автор комментариев, кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник Музея театрального и музыкального искусства:

— Познакомиться с таким человеком, как Комиссаржевская, всем полезно, только сделать это мы можем теперь через документы — письма и фотографии. Эти письма — непрерывный поток жизни, читая их, мы можем представить себе ее душевное состояние, это роман любви, которая кончилась не потому, что они поссорились или кто-то встретил другого, — нет, Вера его просто отпустила, потому что ценила свободу выше всего. Он же не уставал повторять: «Я буду делать только то и как Вы захотите, я иду за Вами». И она видела, что он «немножко на цыпочках», да и он это понимал. Вера Федоровна же считала, что человек даже в любви должен быть свободным. И она дала ему это — самое драгоценное, что она могла дать.

↑ Наверх