Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 17 сентября 2019

Евгений Гараничев штурмовал горки в Горках

Корреспондент «ВП» побывал на биатлоне в Красной Поляне

Мужская сборная России по биатлону добыла первую награду — бронзовую: Евгений Гараничев финишировал третьим в индивидуальной гонке на 20 километров. Эти состязания проводятся в горном кластере объектов, где созданы две альтернативные Олимпийские деревни — в среднегорье и высокогорье (там живут горнолыжники). Корреспондент «ВП», посетив Красную Поляну, убедился: там отдельный, особый мир. 

Олимпийская деревня биатлонистов.


В тирольском доме текут реки пива 

На самом деле Красная Поляна от объектов олимпийского горного кластера удалена примерно на 15 километров. Пешком до нее не дойдешь. Болельщики, которые приехали смотреть соревнования по биатлону и саням, «тусуются» в деревне Горки — именно там, на кордоне Лаура, и расположен биатлонный комплекс. 

По факту Горки — суперфешенебельный курорт с роскошными отелями и барами, а также магазинами инвентаря и специально оборудованными подъемниками. Есть даже вертолетные площадки. Улиц немного, почти все они на много километров тянутся вдоль горной речки Мзымты, впадающей в Черное море. 

В Горках, как и на канадском курорте Уистлер, принимавшем горные соревнования предыдущей, ванкуверской Олимпиады, подъемники работают для всех желающих. Благо, желающих хватает — многие места здесь были выкуплены за полгода до Игр-2014. Хотя удовольствие не из дешевых: день стоит 1600 рублей. И предварительно нужно выложить еще полторы тысячи за лыжи или сноуборд. Билет на экскурсию в горы — 900 рублей. 

Апарт-отели очень дорогие, но забиты под завязку. Цены, по словам приезжих, разнятся — от 42 тысяч за ночь до 60. Номера шикарные, оборудованы электрическими кухнями, мягкими двуспальными кроватями. 

Отель «Москва»

Вот, например, отель «Москва», куда зашел корреспондент «ВП». Всего там находится около трех тысяч комнат. 

— Цены я вам не назову, поскольку вам во время Игр здесь точно жить не доведется: нет свободных номеров, а после Игр стоимость точно изменится. Но цена зависит от сезона, — мягко объяснила корреспонденту «ВП» девушка на рецепции. — Если интересно, то один билет на вечеринку здесь в гостинице стоит 5 тысяч рублей. Можете прикинуть. 

После Олимпиады эти номера преобразуют в частные квартиры. Стоить квадратный метр тут будет, по словам сотрудницы, «примерно как в Москве». Но когда в Горках оборудуют элитное жилье, еще не решено.

Напротив этого апарт-отеля, через улицу, расположился Дом Германии. Его устроили именно в Красной Поляне, словно подчеркивая тем самым, что свои награды немцы собираются брать в горном кластере: в санях, биатлоне, на трамплине. Но рядовых болельщиков туда не пускают — только представителей сборной Германии. Зато именно там была замечена олимпийская чемпионка легендарная биатлонистка Магдалена Нойнер, которая закончила карьеру за два года до Олимпиады в Сочи. 

Дом Германии

Огромной популярностью у публики пользуется Тирольский австрийский дом, который разместился прямо возле здания вокзала. Там, по словам официанток (русскоговорящих, кстати, среди них не обнаружилось), «воссоздается атмосфера гор». Болельщикам жарят колбаски на заказ, поят горячим коктейлем, а также глинтвейном — за 250 — 350 рублей. Пиво льется рекой. Еще для фанатов – удобные кресла, раскинувшись в которых, хорошо смотреть на горы. Больше всего сидеть на деревянных скамьях полюбилось канадцам. 

— Обстановка здесь очень приятная, — заметила канадская болельщица Бонни Свансон. — Сюда каждый день заходят австрийские горнолыжники — пообщаться с поклонниками. А мы здесь пьем пиво и смотрим хоккей на огромных экранах. 

Российские фанаты собираются на другой стороне автострады, где разместились торговые точки. И цены на экипировки доступные. «Рука»-трещетка оценивается всего в 150 рублей. Шарфы и варежки — соответственно в 500 и 300 рублей. 

Дмитрий Малышко не заявился

Если и есть на Олимпийских играх публика, которая приходит себя показать, то она собирается именно на биатлонных состязаниях. Вот где стадион пестрит болельщицким разнообразием!

Немецкие болельщики

Больше других заметны, разумеется, норвежцы: носят на спинах флаги столь внушительной длины, словно это плащи. Все бородатые, в «рогатых» шлемах, мажут лица черной ваксой. Немцы по традиции — в типичных черных куртках и без шапок, тоже с флагами. Канадцы — в пыжиковых шапках-ушанках, но только без флагов. Как ни странно, попадаются голландцы, хотя в биатлоне им не «светит» ничего: в нелепых рыжих париках и оранжевых куртках их можно принять за дорожных рабочих. 

Канадские фанаты.

Швейцарцы и французы в причудливой экипировке гремят балабанами — такими погремушками, которые обычно на коровах. На шеях у полячек — красно-белые бумажные ленты, какие вешают под Новый год в квартирах. Американцы бродят в мексиканских пончо или шляпах а-ля Д`Артаньян.

Наши красят лица в триколор. А болельщик Василий Петрович, который шел на стадион в легкой футболке, развернул полотно в человеческий рост. На нем красовалось изображение олимпийского Мишки, «сотканное» из значков. Он собирал их аж четыре года. 

— Идея заключалась в том, чтобы напомнить россиянам и гостям соревнований, что у нас была когда-то летняя Олимпиада, — пояснил болельщик корреспонденту «ВП». — Моя композиция из нескольких сотен значков, которые посвящены исключительно Играм 1980 года, называется «Из Москвы в Сочи». Приехал я сюда только на биатлон, завтра улетаю. Поэтому тем, кто успел со мной сфотографироваться, можно сказать, сделал подарок.

В кулуарах уже знали: питерец Дмитрий Малышко не заявлен на 20-километровую гонку. Наш земляк, тренер по лыжам Юрий, вместе с которым корреспондент «ВП» добирался до старта, пояснил, почему. 

— Здесь стадион в среднегорье: вы сами могли почувствовать, выйдя из вагончика фуникулера, что дышать стало сложнее и уши закладывает, — пояснил специалист, который бросился в глаза бейсболкой с символикой невского хоккейного СКА. — Горы ошибок не прощают — начальная высота в 1400 метров для биатлона это уже много. Да и на самой трассе сильный перепад высот. И «рубит» очень сильно. Так, что и матерым гонщикам бывает сложно. Я сам бывший спортсмен-лыжник, знаю, о чем говорю. 

По селитре бежать непросто

Шесть тысяч мест на биатлонном стадионе заполнены. Он спроектирован, по впечатлениям болельщиков, в целом неплохо: стартовый и финишный створы расположены как на ладони, два огромных табло позволяют следить за стрельбой. Но операторы трансляций работают скверно: лидеров, в числе которых был и россиянин Гараничев, нередко пропускали. 

Снег еще держится. Но быстро тает. И организаторы соревнований в Сочи сильно поливают его селитрой. Трасса на спусках и поворотах обледенела. Многие падают.

— Когда селитры много, это плохо, — пояснил тренер по лыжам Юрий. — Потому что претенденты на победу будут максимум в 50 первых стартовых позициях. Для остальных участников лыжни окажутся разбитыми, бежать по ним сложнее. 

Гараничев стартовал первым — и в свой день рождения (13 февраля). Ему и повезло, и нет: все конкуренты ориентировались на график россиянина. Тем более, что в индивидуальной гонке на 20 километров никаких штрафных кругов не предусмотрено — только штрафные минуты за каждый промах. Недаром её называют «гонкой снайперов». 

Долгое время первый стартовый номер Гараничев оставался таковым и в финишном протоколе. Промахнулся лишь однажды. Но в итоге россиянина опередили француз Мартан Фуркад и немец Эрик Лэссер.

↑ Наверх