Газета выходит с октября 1917 года Saturday 17 ноября 2018

Евгения Смольянинова: Пока не заплачешь — не научишься радоваться…

Знаменитая певица — об особом характере Петербурга, северном фольклоре и романсе «В лунном сиянии снег серебрится…»

Ее песни согревают, радуют, вызывают слезы. Репертуар этой удивительной исполнительницы — широкий. От народных «На Муромской дорожке» или «Степь да степь кругом» до старых добрых «Эх, раз, еще раз!». От духовных «Христос воскресе!» до сочинений Александра Вертинского. Корреспондент «Вечёрки» встретился с Евгенией Смольяниновой.

Концерт в зале Чайковского.


ТЕНИ ИЗ БУДУЩЕГО

— Евгения Валерьевна, очень рады видеть вас нашей гостьей. В свое время вы жили в Ленинграде. А как часто сегодня бываете в Северной столице?
— С концертами — два раза в году. Осенью и весной — так сложилось. Все время выступаю в Концертном зале у Финляндского вокзала: это очень хороший зал для того формата, в котором я работаю. Вообще петербургский зритель мне очень близок. Ведь именно здесь я состоялась как певица.

— Расскажите об этом становлении. Как все начиналось?
— В 1982-м я устроилась работать педагогом-пианистом в художественный отдел в Ленинградский дворец молодежи. Параллельно училась в музыкальном училище на фортепианном отделении. Певицей  становиться как-то не собиралась. Но так получилось, что голос у меня был, начала понемногу петь, что-то стало получаться. Меня увидел Вячеслав Полунин и пригласил исполнить в своем спектакле поминальный стих. Тогда ведь, знаете, время было такое удивительное — самодеятельное, можно было взять человека и пригласить его в спектакль! После Полунина меня позвали в МДТ в спектакль «Муму». Вообще, когда ты не знаешь, кем будешь, и возникают какие-то тени из будущего, это кажется несбыточным, интересным, манящим. Постепенно, как ослик за морковкой, шаг за шагом, я шла и шла по этому пути к нахождению себя. В 1987-м году режиссер Виктор Титов пригласил принять участие в озвучании фильма «Жизнь Клима Самгина». И он, как говорится у фигуристов, поставил меня «на конек»! Дал возможность почувствовать романс, научиться выражать и выплескивать эмоциональную историю каждой песни…

СРАЗУ УЗНАВАЛИ: ТЫ НЕ МЕСТНАЯ

— Вы давно живете в Москве. А все-таки Петербург для вас — что это?
— Мне кажется, ни в каком другом городе я бы не смогла состояться в том виде, в каком состоялась. Я должна была обязательно быть в Петербурге. Надышаться, начувствоваться, находиться этими дорожками. У Петербурга очень жесткая, но очень правильная, четкая огранка. Здесь присутствует во всем некий эталонный принцип. Петербург — как мастер особый. Я ведь из Сибири, до 18 лет жила там. А представить что-то более полярное, чем город на Неве и Сибирь, — сложно. Когда я приехала в Ленинград — меня сразу узнавали: ага, ты не местная. Не по говору, а по энергетике, которая совершенно ни с чем не вязалась. И эта энергия кипучая стала приобретать форму. Гранитными берегами обтесываться, так сказать. ( Смеется.)

— Несмотря на петербургскую огранку, вы состоялись во многом как исполнительница народных песен…
— Знаете, Дмитрий Шостакович в свое время говорил, что русские народные песни, плачи, эта архаика очень важны в его творчестве. Казалось бы, в чем связь? Человек из народа может находиться только в самом этом русле, быть продолжателем традиций. А композитор, образованный музыкант способен по-настоящему оценить народное творчество, его силу, красоту, глубину. Осмыслить, взять лучшее.

— Когда говорят о русской народной песне, особое внимание уделяют Русскому Северу. Почему, как вы думаете? В чем отличие северной фольклористики, ее ценность?
— Там есть одиночество, в котором нуждается каждый человек. И северные песни его подчеркивают. Север — он ведь не чувственный. Это всегда некое созерцание, сдержанность.

Концерт в Абакане.


БЫТЬ РУССКИМ — ЭТО АРИСТОКРАТИЧНО

— А как вы относитесь к смешению стилей — русского народного и современных музыкальных течений, так называемому этно?
— Если это сделано умно и талантливо, то хорошо. И как музыкант, я не могу быть к этому равнодушна. Но  чаще всего я слышу, что это создается на потребу публике. Как музыка папуасов! Это неприлично даже.

— Русская народная музыка — это действительно сегодня что-то нише-вое, «бабушкино». Между тем у  азиатских или кавказских народов, например, развитие традиционной музыки, культуры как раз приветствуется. Почему же у нас не так?
— А почему все русское не очень приветствуется? Почему сейчас позволительно быть кем угодно, но не русским? Мне кажется, давно пора снять это накопившееся напряжение. На мой взгляд, быть русским — это аристократично.

— А какую музыку вы сами любите, слушаете в свободное время?
— Классическую — перечислять имена гениев, наверное, не нужно. Очень нравится фортепианная музыка, поскольку я сама пианистка: Владимир Горовиц, Евгений Кисин. Очень люблю слушать саунд-треки к хорошим фильмам. Итальянского композитора Генри Манчини, например. Или поразительные работы к таким фильмам, как «Властелин колец», «Хроники Нарнии», «Гладиатор», «Бондиана». Это грандиозно, красиво, стильно.

— Какие у вас взаимоотношения с романсом «В лунном сиянии», который мы все очень любим?..
— Для меня это в первую очередь — воспоминание. О том, как я нашла этот романс. Как запела. Какое он произвел впечатление. Во время подготовки к съемкам фильма «Жизнь Клима Самгина» композитор Николай Мартынов по просьбе режиссера Виктора Титова принес мне кипу нот из библиотеки — нужно было найти романс для фильма. Я все перечитала и в какой-то момент нашла «Динь-динь-динь». Он как-то сразу лег мне на душу, в сердце. Было ощущение, что я знаю его всю жизнь. Когда начинала петь, знаете, все радовались, как будто испытывали счастье, улыбались, даже обнимались… Кстати, в фильм он так и не вошел. Я пою «В лунном сиянии» на каждом концерте. Иногда по два раза — в начале и в конце. Эта песня для меня, конечно, дар Божий. Она дала мне возможность быть узнанной.

— Евгения Валерьевна, как вы думаете, кто ваши слушатели?
— Мне кажется те, кто пережил какую-то боль.

— Вашей музыкой хочется делиться. Но, к сожалению, молодежи на концертах совсем мало. Вас это не смущает?
— У меня есть молодые слушатели. Но в любом случае я бы не стала упрекать молодых, что их мало на моих концертах. В 20 лет не все пережили настоящие глубокие чувства, не все увидели жизнь, и это нормально. Песни мои о чувствах в первую очередь. Пока что-то не потеряешь — не научишься ценить. Пока не заплачешь — не научишься по-настоящему радоваться…

Выступление в Гатчине.

БЛИЦ-ОПРОС «ВЕЧЁРКИ»:

— Ваш любимый поэт?
— Александр Пушкин. Анна Ахматова. Наталья Ануфриева.

— Ваш любимый писатель?
— Много. Очень люблю Андрея Платонова.

— Что вы более всего цените в мужчине?
— Ум. Веру. Доброту.

— Что вы более всего цените в женщине?
— Нежность.

— Ваш девиз, жизненное правило?
— Не лгать.

Фотоматериалы с сайта russianvoice.ru.
↑ Наверх