Газета выходит с октября 1917 года Monday 23 сентября 2019

«Франкофонию» Александра Сокурова в России не жалуют

Новая картина знаменитого режиссера рассказывает о том, как жил Лувр во время оккупации Франции

Гостем «Ночи музеев», прошедшей в минувшие выходные (см. номер «ВП» от 18 мая), в Реставрационно-хранительском центре Эрмитажа «Старая деревня» стал режиссер Александр Сокуров (на фото), давний друг музея. Он предложил посетителям свой взгляд на память, войну и музей: показал отрывок из своего «Русского ковчега», а затем — из своей еще не вышедшей новой работы «Франкофония», посвященной другому великому музею — Лувру в годы окуппации Франции немецкими войсками.

Лувр и Эрмитаж, одинаково великие, ждала такая разная судьба в годы войны. Эрмитаж был в сердце осажденного, умирающего Ленинграда. В подвалах разместились лазареты для раненых, в залах — мастер­ские, где делали гробы для мертвецов.

В сдавшейся Франции Лувр был сохранен нетронутым. Картины так же были эвакуированы, зато статуям и другим экспонатам третий рейх гарантировал неприкосновенность.

— Для французов оккупация — болезненная тема, — говорит режиссер. — И я благодарен моим коллегам из Франции, Германии и Голландии, что мы смогли сделать работу на эту тему. Почему к соседней Франции было такое аккуратное отношение, а на восточном фронте произведения искусства были признаны незначительными и подлежали уничтожению — это большая для нас проблема. Кто мы в этом мире Старого Света — и кто они? Почему у них вот так — а с нами по-другому? Ответ на эти вопросы для специалистов наверняка ясен. Но это продолжается и по сегодня. Мы отдельно — а они отдельно. Это сложная и неприятная для нас коллизия.

На съемках «Франкофонии» Фото: acteurs.ru

При этом на прокат в России «Франкофонии» режиссер не надеется:

— Картина в России не приобретена никем из прокатчиков. Русской версии нет, и она, видимо, никому не нужна. Может быть, и следующую картину я тоже буду делать за пределами страны. Это неизбежность. У меня почти нет возможности здесь работать. Я считаюсь здесь чужим человеком. По целому ряду политических вопросов я занимаю не ту позицию, на компромиссы не иду. Поэтому мои фильмы не показываются здесь, и я снимаю за пределами России.

↑ Наверх