Газета выходит с октября 1917 года Friday 20 сентября 2019

Георгий Фиртич: В сущности, в России мало что меняется

10 и 11 сентября в Театре музыкальной комедии — премьера мистерии «Петербург», созданной по мотивам знаменитого романа Андрея Белого

Действие романа, исполненного, как пишут литературоведы, пророческого пафоса, происходит в России в 1905 году. Это год первой русской революции, с которой начинается крушение Российской империи, казавшейся великой и незыблемой. Здесь есть не только детективная интрига, история любви и измены, конфликт отца и сына, террористическая организация, бомба-«сардинница», чиновники, погрязшие в интригах и влекущие страну к гибели, провокаторы. Но и философские размышления о месте России в мире, о предначертанном ей пути, об отношениях между Востоком и Западом.

И конечно, петербургская мистика, идущая от Гоголя и Достоевского. И Медный всадник, который, как в поэме Пушкина, сходит со своего пьедестала.

Корреспонденты «ВП» побывали на одной из репетиций, а затем пообщались с композитором Георгием Фиртичем, написавшим музыку к спектаклю.

— Георгий Иванович, почему вы приняли приглашение театра написать музыку к столь сложному роману? Многие скептики утверждают, что поставить «Петербург» Белого на сцене невозможно…
— Я долго думал на эту тему. «Петербург» Белого я читал давно, в юности, и как-то он в моей памяти не отложился. Получив предложение театра, я прочитал его заново, а потом еще и перечитал несколько раз. Сначала, честно говоря, я был в недоумении — не понимал, как это можно поставить? Роман тяжелый, в нем очень много ярости. И там ведь совсем нет положительных героев. Но когда возник сценарий, появились стихи Константина Рубинского — блестящие, остроумнейшие, я понял, что из этого можно выстроить спектакль.

— Судя по всему, вам близка эпоха рубежа XIX — XX веков. В воздухе сгущались тучи, слышен был гул надвигающихся катастроф, при этом в искусстве словно произошел какой-то взрыв, высвободивший невероятную творческую энергию. Возник Серебряный век, появился русский авангард. У вас много произведений, связанных с Маяковским, вы также написали музыку к опере «Победа над солнцем»…
— Я считаю, что это был золотой век. Сколько тогда было гениальных поэтов, художников, артистов, повлиявших на весь авангард мировой культуры! Какой же он серебряный — чистое золото. Эта эпоха дала потрясающий импульс всей европейской культуре. И до сих пор ее влияние не утратило своей силы. В нашем мире ничего не пропадает. Когда человек занимается живописью, театром, музыкой, он улавливает импульсы из прошлого.

— Согласны ли вы с тем, что роман Андрея Белого «Петербург», написанный 100 лет назад, сегодня звучит очень современно? Там много параллелей с нашим временем.
— Наша великая страна — непредсказуемая. Она — не западная, она другая, никак не вписывается в рамки общеевропейских стандартов. На протяжении XX века в ее истории были страшные катаклизмы, взлеты, падения. Но, в сущности, в России мало что меняется. Поэтому не удивительно, что есть перекличка с эпохой, описанной Белым, какие-то отзвуки, ассоциации.

— В разные эпохи композитор чувствовал себя по-разному. Если, скажем, в эпоху барокко композитор представал как ремесленник, то в эпоху романтизма и позднего романтизма — как мессия. Вспомним Вагнера, Брукнера или Скрябина. А кем вы мыслите себя?
— С юности у меня была задача освоить все музыкальные жанры — от шлягеров до джаза и авангарда. Я сочинил музыку к 72 фильмам. И всегда передо мной ставились разные задачи, так что это музыка разных стилей. Когда участвую в фестивале «Петербургская музыкальная  весна», то исполняю чистый авангард. Я с некоторым подозрением отношусь к нашим так называемым академическим музыкантам, которые уперлись в какое-то клише и дальше не мыслят. Я люблю музыку самых разных жанров, если она талантлива.

— В музыкальной мистерии «Петербург» тоже звучит музыка разных жанров?
— Абсолютно. Дело в том, что на происходящее в романе мы смотрим все-таки из нашей эпохи. А значит, мы не можем использовать только средства прошлого. В музыке присутствуют элементы рока, шлягера, авангарда. С другой стороны, есть какая-то ностальгия, отсылка к ретростилям — вроде песен Вяльцевой, романсов 1910-х годов. Но все это я постарался сделать с юмором.

— Вы знаете, что существует балет «Петербург», поставленный по мотивам романа Белого? Музыку к нему написал Сергей Баневич…
— К сожалению, я никогда не слышал эту музыку. Знаете, я несколько лет назад сочинил музыку к «Победе над солнцем». Спектакль ставил мой сын Николай Фиртич в американском университете Вассар. И мне сказали, что ведь Михаил Матюшин в 13-м году написал музыку к этой опере. А я никогда не слышал ни одной ноты.

— Хотя ноты существуют. Но дошла не вся опера, а фрагменты…
— Ну вот. А я написал совсем другую музыку!

— Насколько сложно вам было работать с режиссером Геннадием Тростянецким? Он предоставлял вам свободу или вы что-то обсуждали — допустим, характеристики героев, трактовку той или иной мизансцены?
— Обсуждали — это мягко сказано. Я человек прямой. У нас было много споров. Но я считаю, что это хорошо. Когда человек во всем с тобой соглашается — это скучно, неинтересно. Некоторые фрагменты я писал «вслепую», не общаясь ни с кем. Поэтому вполне естественно, что какие-то вещи не вошли в окончательный вариант.

Справка «ВП»

Композитор Георгий Фиртич, заслуженный деятель искусств РФ, известен не только своими масштабными произведениями в академических жанрах, но и работами в театре и кино. Современные музыковеды определяют профессиональный почерк Фиртича как «остропсихологический авангард». С 1994 года композитор возглавляет Ассоциацию современной музыки. Его произведения звучат сегодня в исполнении отечественных и зарубежных музыкантов по всему миру. Широко известна его музыка к фильму «Золотой теленок» и популярным в России мультфильмам «Приключения капитана Врунгеля» и «Доктор Айболит».

Прямая речь

Режиссер мистерии «Петербург» Геннадий Тростянецкий:

— В точке «Петербург» пересекаются все человеческие страсти! Масштаб романа — от космоса до капли дождя. Фантасмагория — самый что ни на есть современный жанр. Путешествие по страстям человеческим и по Петербургу. Выдержат ли герои, попавшие в мясорубку, выпавшие на их долю испытания? Рушатся планы, судьбы, но внезапно открываются истины, которые захватывают всего человека! Всю его душу! Как жить в эпоху перемен?! Что осталось в том, пятом году, а что и сегодня бьется живым пульсом в каждом питерце? Мы ставим вопросы, но мы не знаем на них ответа. Мы не врачи, мы боль! И радость! И праздник — театральный.

↑ Наверх