Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 19 декабря 2018

Имена ленинградских вокзалов повторяю себе, как пароль…

Сегодня празднует свое 155-летие один из старейших вокзалов России, открытый в 1857 году, тогда Петергофский — нынешний Балтийский

Что же сейчас происходит на отреставрированном в 2003 году Балтий­ском вокзале и рядом с ним, решил разузнать корреспондент «Вечернего Петербурга» Алексей Шолохов.

Каждый час услугами Балтийского вокзала пользуются около трех тысяч человек. По объему пригородных пассажирских перевозок занимает второе место среди вокзалов Санкт-Петербурга и одно из первых в России.


Прохлада неоренессанса

Балтийский вокзал. Обычный спокойный вечер. В главном зале вполне можно снимать русскую версию «Гарри Поттера». Кажется, вот сейчас легкие, неоренессансные стены работы архитектора Александра Кракау растворятся, как на Лондонском вокзале Кингз-Кросс, где друзья Гарри Поттера проходили сквозь стены на платформу №9 3/4, попадая в волшебный мир. Так они невесомы, по сравнению, скажем, с тяжелым, перегруженным интерьером Московского (Николаевского) вокзала работы Константина Тона. 

В длинном, удобном, совершенно свободном от ненужных элементов и малых форм кассовом вестибюле расположились современные автоматы для продажи билетов. Собственно, на первый взгляд ничего со знакомого советского времени в них и не изменилось. Только лишь появились большие и, кстати, не антивандальные жидкокристаллические экраны, на которых пассажирам предлагается набрать название нужной станции. Согласитесь, как хочется, чтобы на этом волшебном экране появилась строчка про билет на долгожданный, давно уже обещанный аэроэкс­пресс с замечательного Балтийского вокзала до аэропорта Пулково, занимающего сегодня третье место по пассажиропотоку в России! Но не хватает, видно, на это пока ни волшебных формул, ни бюджетных средств. Вместо этого посередине экрана маячит загадочное предложение купить билет, гарантирующий «повышенную комфортность», причем даже с номером места. «Крайне заманчиво!» — подумал автор этих строк и попытался нажать на клавишу с предложением, от которого невозможно отказаться. Однако клавиша не сработала. Ни на одном автомате. «А что же за предложения купить места с комфортом?» — попытался уточнить корреспондент в кассе. «Да не обращайте внимания, это просто ошибка, — лукаво улыбнулась кассир. — Они еще долго не будут размещены». — «Может быть, и никогда?» — «Может быть, и никогда». 

Рамка металлоискателя больше похожа на музейный экспонат, чем на серьезный элемент системы безопасности.

Перед входом в прекрасно освещенный рассеянным вечерним светом зал ожидания стоит рамка металлоискателя. Окруженная, как в музее, красной лентой, она и сама больше похожа на музейный экспонат, чем на серьезный элемент системы безопасности. Корреспондент «ВП», подойдя к стойке с рамкой металлоискателя, спросил охранника, как рамка работает в час пик, когда сквозь нее проходит толпа. «Да мы ее между собой болванчиком называем, — ответил представитель службы безопасности. — Толку от нее никакого. В час пик что пищит, что не пищит — все равно. Невозможно ведь проверять всех. Работаем по старинке. Стараемся оценивать по внешности. По ситуации».

«А вообще-то вокзал отличный», — продолжил сотрудник охраны. — Вот я раньше на Витебском работал. Там значительно хлопотнее было, здесь куда спокойнее. Ведь ходят только пригородные поезда. Да и люди из метро сразу попадают в главный вокзальный зал. Вот что хорошо!»

Это и правда хорошо, особенно для пассажиров, которым, в отличие, скажем, от путешествующих с Витебского вокзала, не требуется совершать утомительный переход от станции метро. И это прежде всего заслуга архитекторов прекрасной станции метро «Балтийская» Кировско-Выборгской линии, открытой 15 ноября 1955 года, — Михаила Бенуа, Анатолия Кубасова и Федора Олейника.

Балтийский вокзал сто лет назад.

На площади — теснота и бомжатник

На привокзальной площади, неспешно прогуливаясь между историческим привокзальным сквером и главным входом, дежурит сержант полиции. Интересуюсь у стража порядка ситуацией. «Да у вокзала-то все спокойно, — отвечает полицейский. — А вот тут, в 15 метрах от вокзала, в сквере — хоть топор вешай. Сплошной бомжатник. Только одних увозишь, сразу другие появляются. Хоть бы ограду закрывали на ночь, что ли! Да и освещения, видите, тут никакого нет. Только прожектора самодельные повесили». 

Насчет входа уважаемый сержант был не в курсе. Поскольку автор этих строк имел непосредственное отношение и к скверу, и к ограде, так как в 2002 году участвовал в разработке ее проекта. КГИОП тогда выдвинул требования, не учитывающие соображения безопасности. Требовалось лишь восстановить ограду и благоустроить сквер. О том, что ограда должна быть такой, чтобы через нее нельзя было перелезть, а также об освещении сквера в задании, разработанном чиновниками, не было сказано ни слова. 

На выходе из сквера, печально притулившись ровно посередине привокзальной площади, отдыхал на кольце рейсовый автобус №87. Водитель Александр периодически давал газ назад, отодвигаясь на возможный полуметр, чтобы пропустить то троллейбус, то маршрутку. «Да не знаю я, что юбилей у вокзала! — волновался водитель. — Мне бы место сейчас найти, чтобы встать на кольце, а то штрафуют нас направо и налево, если встанешь, как сейчас. А иначе и не встанешь — все забито частниками, междугородными автобусами и таксистами. Нет здесь места для рейсового кольца. Зачем тогда было его узаконивать? Так и крутимся, а ведь кроме нас здесь еще пять городских рейсовых маршрутов!»

Ораниенбаумский вокзал на рубеже XIX — XX веков.

Нигилисты покусились на исторический сквер

Любопытно, что обустройство городского участка перед Балтийским вокзалом волнует не только водителя Александра и сержанта полиции Алексея. Этой проблеме была посвящена аж целая международная научно-практическая конференция, прошедшая в июле. В конференции участвовали первые архитектурные лица разных городов и стран. Приехал даже главный архитектор Барселоны! И вот что особенно интересно. Молодые архитекторы из разных стран в большей части прекрасно оформленных проектов старались представить площадь перед вокзалом, а то и перед двумя сразу — Балтийским и объединенным с ним волей авторов Варшавским — так, будто исторических памятников, в том числе и сквера (а также снесенной в 1922 году часовни), здесь никогда и не было. Но позвольте напомнить почтенной публике, что такой нигилистический подход ничего общего с законами Российской Федерации и международными нормами, в том числе нормами ЮНЕСКО, не имеет. Что уж говорить о несоответствии его Венецианской хартии реставраторов 1964 года! Ведь сквер перед нашим сегодняшним именинником — Балтийским вокзалом был создан в 1888 году. И благодаря капитально-реставрационному ремонту 2004 года сейчас, хоть и без освещения, существует, могу поручиться, в историческом виде. А вот как решить транспортную проблему на привокзальных территориях, никто не предложил. 

Привокзальная площадь перегружена транспортом.

Прямая речь

Сергей Папаушек, начальник управления по проектированию ГУП «Ленсвет»:
— Петербуржцы наверняка заметили, что мы сейчас активно занимаемся  освещением многих заброшенных, ранее темных петербургских скверов. Но вот сквер у Балтийского вокзала пока ни в адресную программу города, ни в проекты организаций-спонсоров, увы, не включен. Те жалкие прожекторы, которые его освещают, воспринимаются как издевательство над самим понятием «современное инженерное оборудование». Надеюсь, что ситуация изменится в ближайшем будущем. 

Историческая справка

После прокладки железной дороги между Санкт-Петербургом и Царским Селом российское правительство планировало построить еще одну железнодорожную линию, соединяющую столицу с Петергофом. Но строительство этой дороги выпало на времена Крымской войны, и средств на его завершение в государственной казне не хватало. Делу помог один из самых богатых петербуржцев XIX века — барон Штиглиц, взявший на себя финансирование строительства железной дороги, которая впоследствии принесла ему неплохую прибыль. 

Место для вокзала, получившего название Петергофский, было выбрано недалеко от Обводного канала, чуть в стороне от участка, где в то время уже начал строиться Варшавский вокзал. Проект здания создал известный архитектор Александр Кракау, взявший за основу облик Восточного вокзала в Париже. К основному вокзальному зданию было пристроено два боковых флигеля, в одном из которых располагались служебные помещения, кассы и отделение для багажа, а в другом — комнаты для императорской семьи, полностью изолированные от остальных помещений вокзала. Лицевой фасад Петергофского вокзала был украшен большим полукруглым витражом, в который вставили часы фирмы «Буре», в XX веке переведенные на электрическое питание и работающие до сих пор.

Станция Дудергоф (Можайская) в 1899 году.

Первый рейс из Санкт-Петербурга в Петергоф длился один час  десять минут. В нем участвовали многие высокопоставленные жители, среди которых был и барон Штиглиц. Впоследствии по этой дороге часто ездили в свою петергофскую резиденцию российские императоры. Затем линию проложили до Ораниенбаума, а еще позже соединили с другой железнодорожной веткой, связывавшей Гатчину с Нарвой и Ревелем. Петергофский вокзал после этого был переименован в Балтийский. 

Именно на Балтийском вокзале появился первый электрический поезд России. Идея замены паровозов на электрички возникла еще в начале XX века, но ее осуществлению помешали Первая мировая война и Октябрьская революция. В результате к проекту поездов на электрической тяге ленин­градские инженеры вернулись только в 1930-е годы. Первые электропоезда отправились с Балтийского вокзала сразу после его реконструкции, необходимость которой возникла из-за возросшего количества его пассажиров. Облик Балтийского вокзала при этом изменился: вместо двух входов в боковые флигели был сделан большой центральный вход. Это изменение, впрочем, было не последним. После Великой Отечественной войны, когда в Ленин­граде начали активно строить новые станции метро, к Балтийскому вокзалу пристроили павильон станции метро «Балтийская», и в таком виде вокзал дожил до настоящего времени. 

↑ Наверх