Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 19 декабря 2018

Как приближали Победу матросы Ладожской флотилии

Водная дорога жизни: караваны, поддержка сухопутных войск, десантные операции

Накануне 70-летия Победы в Великой Отечественной войне в Петербурге вышла книга «Линкоры Ладоги. Забытая дорога жизни». В ней рассказывается о водной Дороге жизни, которая действовала в период навигации 1941 — 1943 годов. Автор книги — командир канонерской лодки «Бурея», а впоследствии дивизиона канонерских лодок капитан 1-го ранга Николай Юрьевич Озаровский, непосредственный участник всех описываемых боевых действий (книга написана на основе его дневников). Ценность этого труда в подлинности материала. А также в том, что благодаря ему происходит восстановление забытой страницы истории битвы за Ленинград. Редактором книги и инициатором ее издания выступил военный историк Баир Иринчеев (на фото), с которым и встретилась «Вечёрка».

«Только за навигацию 1942 года по озеру для Ленинграда было перевезено более миллиона тонн грузов, не считая лошадей, леса, медикаментов. А из блокированного города вывезено свыше полумиллиона человек — женщин, детей, больных, раненых. Защищали эту коммуникацию канонерки во главе с «Буреей» Озаровского».

— Баир, в названии книги есть слова «Забытая дорога жизни». Почему забытая?
— Потому что на фоне других событий блокады она действительно оказалась незаслуженно забыта. Все мы знаем про ледовую Дорогу жизни. Но мало кто знает, что в теплое время года этой же дорогой служила водная трасса — и она играла исключительную роль в спасении Ленинграда! Снарядов, муки и людей на баржах и кораблях было перевезено значительно больше, чем на автотранспорте. Просто потому, что на лодку можно погрузить больше, чем на полуторку. Полуторка — это, по сути, та же грузовая «газель». Только за навигацию 1942 года по озеру для Ленинграда было перевезено более миллиона тонн грузов, не считая лошадей, леса, медикаментов. А из блокированного города вывезено свыше полумиллиона человек — женщин, детей, больных, раненых. Защищали эту коммуникацию канонерки во главе с «Буреей» Озаровского.

— Задачами этих лодок было только сопровождать грузы, обеспечивать связь Ленинграда с Большой землей?
— Они выполняли самые разные боевые задачи. Наносили удары по врагу на суше, содействуя нашим войскам. Высаживали десанты. Эвакуировали части. Например, в августе 1941 года эвакуировали наших солдат из ладожских шхер. В июле 1942-го совершили атаку на финскую военно-морскую базу Саунаниеми (ныне район мыса Резной — Прим. авт.), после чего та прекратила свое существование. В августе 1942-го обеспечивали огневую поддержку наступления войск на Синявинском направлении. Боевая работа велась постоянно.

Канонерская лодка «Нора».

— Что представляла собой флотилия?
— Основой ее были четыре канонерские лодки — «Бурея», «Селемджа», «Нора», «Бира», а также сторожевик «Пурга». Кто не знает, канонерка — это небольшой корабль, вооруженный артиллерией, предназначенный для действий в прибрежных районах. Отмечу, что все эти канлодки не были типовыми военными судами. Это были переоборудованные рыболовецкие шхуны, траулеры, шаланды, на которые поставили пушки. В результате все они выглядели непропорционально, по-разному. Тем не менее именно эти четыре корабля сыграли решающую роль в битве за Ладогу. Также во флотилии состояло большое количество катеров, буксиров, судов типа «морской охотник», барж. Стоит отметить, что вообще транспортных кораблей на Ладоге в начале войны категорически не хватало. И тогда к весне 1942 года в блокадном Ленинграде по приказанию Жданова был построен целый маломерный флот — около 200 самоходных тендеров (копия такого тендера стоит в Музее «Дорога жизни» в Осиновце. — Прим. авт.). Эти суда плюс всевозможные пароходы, лодки ходили бесконвойно по малой трассе Осиновец — Кобона. Это была настоящая автострада, они двигались нескончаемым потоком — перевозили людей, продукты, военных! Прикрывали их в основном береговые батареи, сторожевики и авиация. Большие мореходные баржи с эскортом канонерок ходили по большому маршруту Осиновец — Новая Ладога.

Бомбардировки и обстрелы канонерок и барж происходили во время каждого конвоя. Впрочем, несмотря на воздушную опасность, командиры лодок умели маневрировать во время атак бомбардировщиков, а также отбивать налеты зенитной артиллерией. Ни одну канонерскую лодку немцам потопить так и не удалось. Нельзя не сказать о том, что в первый год на Ладоге практически отсутствовали оборудованные порты. То есть привезти в Кобону груз — это была большая проблема. Озеро, песчаный пляж, на рейде стоит баржа. Чтобы перетащить муку, нужны шлюпки. Такая же ситуация в Осиновце. Погрузка-разгрузка одной баржи занимала несколько суток. Лишь к началу навигации 1942 года были построены новые порты с путями железных и грунтовых дорог. И конечно, погодные условия — бури, шторма, затирание льдами. Такой эпизод: в декабре 41-го, когда по льду Шлиссельбург­ской губы уже вовсю бегали машины, Озаровский со своими кораблями пробивался сквозь льды к Ленинграду с грузом муки…

Немецкие паромы Зибеля (сборка) на Ладоге...

— А как обстояли дела с военными кораблями фашистов в Ладожском озере? Была у немцев своя флотилия?
— В 1941 году не было ничего, кроме финских катеров. Но в июле 42-го на север озера было доставлено целое соединение немецких и итальянских судов. Целью их было уничтожить нашу флотилию. Итальянцы привезли торпедные катера. Немцы — паромы Зибеля, разработанные специально для вторжения в Англию. Это были гигант­ские самоходные баржи-катамараны, вооруженные тяжелыми и легкими орудиями. Наши «охотники» встретились с ними впервые в августе и прозвали за зловещий вид крокодилами. Единственное большое сражение флотилий состоялось 22 октября у острова Сухо. Этот наш крошечный островок был оборудован маяком, артиллерийской батареей и являлся одним из важных пунктов обеспечения безопасности перевозок на Ладоге. В нападении на Сухо участвовали 23 вражеских корабля. Около 7 утра они подошли к острову и открыли шквальный огонь. Сразу была разбита радиостанция. В первые минуты почти все артиллеристы были убиты или ранены. К счастью, рядом находился наш «охотник», который немедленно передал информацию об атаке в штаб. На помощь кинулись авиация и две канонерки, стоявшие рядом. Немцы высадили на остров десант. Но те, кто остался в живых, сумели отбить атаку врага. В это время к Сухо подоспели наша авиация и сторожевики. Развернулся бой. Немцы повернули и пошли в Лахденпохья. И тут их догнал Озаровский. Было уничтожено несколько фашистских судов.

— И наконец, расскажите об истории этой книги…
— Николай Юрьевич приступил к написанию книги после войны. Однако окончить не успел: в 1950 году он скончался. 65 лет рукопись пролежала в семье. Недавно выяснилось, что с правнучкой Николая Озаров­ского мы учились в одном классе. Она рассказала мне об этой рукописи и предложила посмотреть. Когда я ее увидел, то понял, что это, конечно, надо издавать. Написана она очень хорошим языком, почти не требовала правки. А главное — закрывает большой пробел в истории Великой Отечественной войны.

...и после боя у острова Сухо.

Из книги

«Во время одного из бесчисленных переходов канонер­ской лодки «Нора» одна из пассажирок разрешилась от бремени девочкой. Девочку назвали Нора в честь корабля. Вместо свидетельства о рождении матери девочки вручили выписку из вахтенного журнала корабля. В качестве «приданого» ее маме вручили две скатерти, полдюжины салфеток и серое с зелеными полосами каютное одеяло. Кроме того, неофициально на корабле устроили сбор подарков «на зубок» новорожденной. Провожая девочку Нору, команда вручила ее матери чемодан продуктов». (Ноябрь 1941 г.)

«В 12 часов 40 минут десантное судно врага получило прямое попадание снарядом. Мы видели молнийную вспышку взрыва, после которой над судном возник букет дымов черного и белого цвета. Черный дым говорил о том, что горит моторное топливо, белый свидетельствовал о пожаре в стеллажах боезапаса… В 15 часов 4 минуты над канонерской лодкой «Бира» прошло на небольшой высоте соединение наших штурмовиков под прикрытием истребителей. Они шли в атаку на неприятельские суда, построившись в строй клина звеньев, компактно и сомкнуто, как на параде. Все они покачали нам приветственно крыльями. Миновав канонерские лодки, штурмовики легли на боевой курс и уже не отклонялись от него до тех пор, пока не сбросили бомбы». (Бой у острова Сухо.)

Николай Юрьевчи Озаровский, зима 41-42 гг.

Справка «ВП»

Н. Ю. Озаровский (на фото — зимой 1941 — 1942 гг.) родился в 1895 году в артистической семье. Его отец был режиссером Александринского театра, мать — актрисой. Окончил Морской кадетский корпус. Боевое крещение получил во время войны с кайзеровским флотом. В 1918 году участвовал в Ледовом походе — выводе Балтийского флота из Финляндии. Во время Граждан­ской войны был начальником обороны рейда Астрахани. В 30-е годы служил в Кронштадте. В 1938 году был арестован, в 1939-м выпущен на свободу. В 1941 — 1943 годах — командир дивизиона канонерских лодок. В 1943 году как опытный моряк переведен в центральный аппарат ВМФ. Участвовал в кругосветных путешествиях, знал несколько иностранных языков.

Фото автора и предоставлены Баиром Иринчеевым
↑ Наверх