Газета выходит с октября 1917 года Saturday 17 ноября 2018

Какие словари — бестолковые?

В книжных магазинах полки ломятся от словарей, одна проблема: добрая часть «Далей», «Ушаковых», «Ожеговых» — ненастоящие

Прояснить ситуацию мы попросили Марину Николаевну Приёмышеву, доктора филологических наук, ведущего научного сотрудника Института лингвистических исследований РАН. Именно в этом учреждении уже почти сто лет создаются основные толковые словари русского языка, а в настоящее время постепенно выходит 30-томный Большой академический толковый словарь.

Не бывает однотомного «Даля»
— Марина Николаевна, допустим, спрашиваю в магазине: какой словарь посоветуете? А мне: «Да вот, самый новый»...
— Самый «новый» далеко не всегда самый лучший. Сейчас в ситуации словарного изобилия необходимо очень внимательно подходить к выбору словарей. В советское время учебные и научные словари выпускали только авторитетные издательства, например «Русский язык», «Наука», «Просвещение». С середины 1990-х ситуация вышла из-под контроля: каждое издательство стремится напечатать как можно больше словарей, в связи с чем возникла проблема их научной ценности, качества, подлинности. Например, сейчас помимо действительно новых и хороших словарей на полках магазинов можно одновременно увидеть 5 — 7 орфографических словарей разных авторов, а зачастую совсем без указания фамилии автора. А зачем столько?

В стране есть один, главный орфографический академический словарь, самый большой по объему, регулярно переиздаваемый. Сотрудники специального отдела Института русского языка им. В. В. Виноградова в Москве следят за ситуацией с употреблением слов, решают проблемы вариативного ударения, произношения. Одному человеку за целую жизнь не собрать самостоятельно даже половины такого словника, как в настоящем «Орфографическом словаре»: это, повторюсь, всегда работа больших коллективов, многолетнее создание картотек или баз данных. Однако такой тип словаря невероятно удобен для, скажем так, многовариантного переиздания. Условно, какой-нибудь Петр Иванов может отсканировать его, убрать 10 слов, добавить 20 — и получится якобы «новый» авторский словарь.

— Но что плохого в такой «новизне»?
— То, что в таких случаях зачастую нарушаются интеллектуальные права. Но самый большой вред в том, что словарь как регламентирующее, законодательное издание теряет эту главную свою функцию.

В этой ситуации повезло только большим толковым словарям — их «переделка» занимает слишком много времени. Но есть и исключения: очень популярны сейчас «сокращенные», «иллюстрированные» однотомные варианты «Толкового словаря живого великорусского словаря» В. И. Даля. Настоящий «Даль» — только четырехтомный и включает 200 000 слов.

— Что я потеряю, купив однотомного «Даля»?
— Это можно сравнить с ситуацией подделки крупной и известной торговой марки. Для человека незнающего в принципе ничего страшного, только качество и суть совершенно иные: на это и рассчитывают, вероятно, современные издательства. В крайнем случае школьник может воспользоваться таким словарем, чтобы узнать значение слова, но не более. Студенты, научные работники, профессионалы, настоящие знатоки и любители русского языка не могут, так как в научной системе координат его не существует, ссылки на него невозможны.

Слов все больше, а словарный запас все меньше
— Выход многотомных академических словарей растягивается на десятилетия, а язык меняется стремительно.
— Создание толкового многотомного академического словаря — очень тяжелый, кропотливый, а потому и долгий труд. Например, первый Словарь Французской академии (XVII в.) издавался 60 лет. Выход последнего издания «Оксфордского словаря» растянулся почти на 40 лет. Практически все толковые академические словари русского языка XIX — XX вв. — издания, которые подготавливались большими коллективами в среднем 20 — 30 лет. Работа над первым изданием Большого академического словаря (БАС) в 17 томах велась почти 30 лет. Языковые же новации отражаются обычно в словарях неологизмов.

— Чудеса: словарный запас современного человека сужается, а словарь растет.
— Да, в прежнем БАСе было 120 тысяч слов, в новом предположительно будет около 150 тысяч. Словарный состав увеличивается, особенно в эпохи культурных, идеологических экспансий, что отражается в активном заимствовании новых слов. Новые значения у исконных слов также появляются, но гораздо реже. Что касается словарного запаса отдельного человека, то это проблема социальная и общекультурная. Известно, что чем больше мы читаем, чем шире круг наших интересов, тем больше и личный словарный запас.

Бас толковый
— Когда же появится новый Большой академический толковый словарь?
— Начиная с 2004 года выходит третье, 30-томное издание Большого академического толкового словаря. Первое, в 17 томов, выходило с 1948 по 1965 год. Второе, 20-томное, начало выходить в 1990-е, но по объективным причинам остановилось на 6-м томе. На данный момент опубликовано 14 томов (до буквы «П») третьего, нового издания. Оно выходит с рекордной оперативностью, по 2 — 3 тома в год, благодаря энергии директора Института лингвистических исследований РАН академика Н. Н. Казанского, координатора и редактора словаря д. ф. н. А. С. Герда и работе высокопрофессионального коллектива.

— Марина Николаевна, почему каждая страна на каком-то этапе приходит к тому, что ей нужен академический словарь?
— Во-первых, академический — это не только «сделанный» в Академии наук. Это слово уже очень давно — синоним фундаментального, научного, профессионального подхода к любому виду деятельности. Помимо огромного количества авторских словарей необходим «главный» самый большой фундаментальный авторитетный словарь, создание которого невозможно отдельными авторами и даже небольшими коллективами ввиду необходимости описания колоссального объема лексики.

Во-вторых, наличие такого фундаментального словаря — это еще и дело политическое. Так, при Екатерине II была специально создана Российская Академия, основной задачей которой было как раз создание словаря русского языка. Пока в России в XVIII веке не вышел первый толковый словарь, русский язык, можно сказать, был неким мифом, существующим в устной речи, в произведениях литературы, в печати, но государственного национального единого нормативного языка как бы не существовало.

Сразу после революции молодое советское правительство выделило большие деньги на создание нового словаря русского языка, который должен был отразить язык новой советской эпохи: то есть это опять была политическая задача. Так появился «Толковый словарь русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова (1935 — 1940).

…Проведу параллель. Наличие большого толкового многотомного академического словаря подобно целостному единому государству. Появление же множества небольших толковых словарей напоминает ситуацию феодальной раздробленности. Повторюсь, большой толковый академический словарь — как закон: хоть и постепенно устаревающий, но он должен быть.

Первый толковый словарь русского языка — Словарь Академии Российской — стал делом государственным в буквальном смысле: среди создателей были не только известные филологи — Д. И. Фонвизин, Г. Р. Державин и многие другие, но и государственные люди — Екатерина Дашкова, Григорий Потемкин-Таврический, Петр Шувалов, Михаил Воронцов, Александр Безбородко...

Каждый работал над «своей» буквой. У адмирала И. Л. Голенищева-Кутузова задача была из трудоемких: он отвечал за букву «Г» — на нее начинается много слов, а генерал-фельдмаршалу П. И. Шувалову повезло с буквой «Э» — она, как говорят составители словарей, «маленькая» (то есть на эту букву в русском языке начинается мало слов).

За труд свой составители первого словаря ничего не получали — работали «на общественных началах», встречались субботними вечерами и обсуждали словарные статьи.

Беседовала Александра ШЕРОМОВА
↑ Наверх