Газета выходит с октября 1917 года Saturday 24 октября 2020

«Хотим, чтобы русские вернулись к нам!»

25 лет назад, 15 февраля 1989 года, из Афганистана вышел последний советский танк.

Тем самым закончилась война, вошедшая в историю как афганская, начало которой было положено 12 декабря 1979 года — решением заседания Политбюро ЦК КПСС о вводе ограниченного контингента советских войск в Афганистан. А уже вечером 27 декабря советские войска штурмовали дворец Хафизуллы Амина — генерального секретаря ЦК НДПА и председателя Революционного совета Афганистана.

Афганская война определяется как вооруженный конфликт на территории Афганистана с одной стороны правительственных сил этой страны и ограниченного контингента советских войск, с другой стороны — так называемых душманов (или афганских моджахедов), которые поддерживались рядом исламских государств и стран НАТО. 

Для нашей страны во многом эта война осталась невнятной и непонятной. Для чего сражались? Чего добились? Ситуация усугубилась и тем, что, оказавшись на стыке эпох, конфликт этот и его герои очень быстро были забыты. «Вечёрка» вспоминает сегодня историю афганской войны.

«Помогите силой!»

Есть такое полусерьезное мнение, что Афганистан — это губитель империй. Британская империя пыталась его покорить и, проиграв туземцам, раскололась на куски. Советский Союз постигла та же участь. Сейчас по шаткой доске идут Соединенные Штаты.

Самое парадоксальное, что наша страна никогда не пыталась посягать на эту горную страну. Более того, все предвоенные годы дружба между нашими государствами крепла. Тем печальнее череда последующих событий.

Все началось с левого поворота. Вдохновившись примерами Китая, Вьетнама, а главное, Советского Союза, в 1978 году к власти в Афганистане пришли местные марк­систы — страна становится демократической республикой. Против новой власти выступают набирающие силу моджахеды, желающие установления в стране исламского строя. Две непримиримые силы сталкиваются, начинается гражданская война. Лидеры «коммунистического» Афгана просят помощи у Союза: «Помогите силой!»

Для СССР, надо отметить, все эти страсти за южными границами стали неожиданностью: нас вполне устраивала предыдущая власть. Советские лидеры ответили на просьбу афганских коллег категорическим отказом. Но конфликт у соседей разрастается. Просьбы о введении войск поступают чуть ли не через месяц (всего их будет 20). И только когда распри начинаются в среде самих афганских руководителей и один из них — Амин — расправится с другим — Тараки, Союз после долгих сомнений собирается-таки вмешаться в дела «идеологического брата». 

В декабре 79-го «альфовцы» захватывают дворец Амина. Через Амударью переходит «ограниченный воинский контингент» — части специально сформированной 40-й армии. На «престол» посажен свой человек — Бабрак Кармаль (позже его место займет Наджибулла). Ни о какой большой войне никто не думает.

Не вместе, а вместо…

Нападения на наши части начались почти сразу. Военный конфликт нарастает как снежный ком. Регулярная афганская армия участвует в военных действиях неохотно. Наши солдаты оказываются в неожиданной ситуации: бороться с моджахедами приходится не вместе с местными войсками, а вместо них…

Бороться непросто. Душманы, как их прозвали наши, используют тактику партизанской борьбы «Бей и беги!» (в Афганистане будет действовать 70 разрозненных исламистских групп). Наши после двух лет в непривычных условиях вырабатывают свой эффективный метод борьбы: «Зачищай и заходи». Перед тем как группе занять территорию, ее обрабатывает авиация. Отсюда и сравнительно щадящие потери — за неполных 10 лет войны погибнет, по разным данным, около 13 — 15 тысяч советских воинов. Однако, несмотря на то что советская армия в большинстве операций действительно выходит победителем, это мало что меняет. Ситуация напоминает бой с тенью.

До сих пор ведется много споров — нужно ли было ввязываться в эту мясорубку? И многие отечественные эксперты сходятся во мнении, что со стратегической точки зрения это был далеко не бессмысленный шаг. Одержи в конце 70-х верх исламисты, мы получили бы у себя под боком настоящее осиное гнездо. Более того, оппозицию открыто поддерживали США, а значит, у наших границ обосновался бы и этот противник.

«Мы начали помогать афганским моджахедам за шесть месяцев до советского вторжения», — делится в своих мемуарах бывший директор ЦРУ Роберт Гейтс. 

Другой вопрос — не пошли ли наши государственные руководители слишком поспешно на поводу у ситуации?

«Мы выполнили свои задачи»

Новое время привнесет в нашу жизнь новые понятия — «груз 200», «духи», «афганский синдром». А также клич «Аллах акбар!», с которым русские солдаты будут сталкиваться впоследствии. И чуть позже — «мировой терроризм»: продукт страшной лаборатории, которую организовали исламисты со своими западными союзниками. И с которым уже тогда мужественно сражались наши солдаты.

В 1988-м, в разгар перестройки, Союз подписывает Женевские соглашения, в которых обязуется вывести свои войска из Афганистана в 9-месячный срок. В феврале 89-го последний советский танк пересекает границу и покидает эту горную республику. Руководит выводом генерал Борис Громов, который после напишет в своей книге «Ограниченный контингент»: «Я глубоко убежден: не существует оснований для утверждения, что наша армия потерпела поражение, равно как и о том, что мы одержали военную победу. Советские войска выполнили, в отличие от американцев во Вьетнаме, свои задачи и организованно вернулись на Родину».

Странная война закончится. Для большинства «афганцев» она останется вполне понятной и справедливой: «Мы выполняли приказ и дрались с врагом!» Но новое время поставит этих героев «бесславной эпохи» фактически вне закона — их будут называть едва ли не предателями. Своего ставленника Наджибуллу советское руководство бросит на произвол судьбы. Все многолетние усилия по оказанию помощи братской республике пойдут прахом…

Писатель Александр Проханов, побывавший в десятках командировок в Афганистане, написавший об этом несколько книг, скажет об этой войне следующее: «Когда наша армия входила в Афганистан, она входила как армия великой страны. Ее напутствовало политическое руководство, вслед ей раздавались славословия, гимны. А когда выходила — ее не встретил новый руководитель страны. Не отдал должное солдатам, которые проливали кровь. И я надеюсь, что когда-нибудь состоится афганский парад на Красной площади, когда президент выйдет к войскам, и перед ним по брусчатке пройдут воины афганского похода. Протащат на тросах взорванные БТР. Изрезанные снарядами танки. Проволокут обугленные «КамАЗы». Прокатятся инвалидные коляски, в которых будут сидеть инвалиды афганской войны с орденами на груди. Пройдут полки Кундузской дивизии, Шиндандской дивизии, 101-й Гератский полк, бригады спецназа, вертолетчики, пронесут свои знамена. И президент принесет хвалу великой 40-й армии, ее генералам и ее солдатам!»

Мнение эксперта:

Геннадий Фоменко, генерал-майор, Герой РФ, председатель Совета Героев Санкт-Петербурга и Ленобласти:

— О том, нужно ли было вводить войска в Афганистан, в свое время очень много рассуждали правозащитники. Упрекали руководство Советского Союза в ошибке. Однако замечу: любое государство всегда защищает свои интересы! Мы могли в таком случае не входить и в Южную Осетию, и в Абхазию, и там сегодня были бы американские базы. Сейчас в Афганистане работает много российских поисковых отрядов, которые пытаются найти информацию о пропавших без вести наших ребятах, и вот афганцы, в том числе и те, кто воевал против нас, как один говорят: «Мы хотим, чтобы русские вернулись к нам! Вы принесли с собой строительство больниц, школ, заводов, коммуникаций. Да, вам, шурави, было непросто. Но ваша задача была — помочь народному строю». А главное, афганцы сравнивают присутствие в стране русских и объединенной группировки войск во главе с США и видят, что современные «миротворцы» не выполняют свои задачи. Да, в афганской войне пострадали невинные люди, война как молох. Но наши воины-интернационалисты показали, в отличие от тех же американцев, пример братского, человеческого отношения, и обычные афганцы признают это.

↑ Наверх