Газета выходит с октября 1917 года Monday 24 сентября 2018

Книгу Геббельса назвали «прозой великих»

Идеолог фашизма возник на петербургских прилавках

Хорошо, что хоть не «ЖЗЛ», думаешь, глядя на непритязательный томик «Михаэль — германская судьба в дневниковых листках». Идеолог Третьего рейха написал ее в 1923 году, задолго до того, как стал виднейшим партийным функционером. Книга вышла в издательстве «Алгоритм» тиражом 2 тысячи экземпляров (примечательно, что до этого ее решились перевести только на английский 30 лет назад). И все бы ничего — даже любопытно узнать, что же волновало фашистского босса на заре его юных лет. Если бы не серия. С каких пор Геббельс в нашей стране стал великим? И почему книгу с таким грифом так спокойно выкладывают на стеллажи?

Из Большой советской энциклопедии: «Геббельс (Goebbels) Йозеф Пауль (29.10.1897, Рейдт, — 1.5.1945, Берлин), один из главных военных преступников фашистской Германии. В 1922 году примкнул к национал-социалистской (фашистской) партии. В 1927 — 1933 издатель нацистской газеты «Ангрифф». В 1928-м возглавил в нацистской партии работу по ведению пропаганды. После захвата фашистами власти (1933) — имперский министр народного просвещения и пропаганды. В 1944-м — имперский уполномоченный по тотальной военной мобилизации. Фашистская пропаганда, направлявшаяся Г., была основана на проповеди расизма, восхвалении насилия и захватнических войн, характеризовалась демагогией и неслыханной фальсификацией фактов. После вступления советских войск в Берлин покончил жизнь самоубийством».

Мы обратились за комментарием в московское издательство.

— Геббельс — известный человек, — ответил «Вечёрке» генеральный директор «Алгоритма» Сергей Николаев. — Вы его знаете. Видите, сразу выхватили его имя! Великими бывают герои, подлецы, убийцы. Великий — значит известный, прославившийся. Что вас смущает? Меня ничего не смущает. 

На вопрос, не является ли это формированием положительного образа подонков, Сергей Васильевич ответил:

— Честно говоря, я по этому поводу даже не думал. Вот вы меня спросили — а я не знаю. Может, и так. Мы сделали так, как считали нужным. Что теперь объяснять, правы или неправы.

Следуя ходу размышлений издателя, в этой серии можно смело публиковать и опусы Гитлера, и, например, Дудаева или Басаева, какого-нибудь иного идейного убийцы. А что — знаменитые, прославившиеся! И не важно, что тот же Геббельс — правая рука фюрера — год за годом шлифовал свою идеологическую машину, обосновывал принципы уничтожения народов, был виновником гибели десятков миллионов человек. Великий… Что это — маркетинговый ход? Близорукость? Или простая беспринципность? 

Мы поинтересовались у продавцов и владельцев магазинов, которые торгуют книгой, как они относятся к таким заголовкам.

— Я даже не видела этой рубрики, не обращала внимания, — рассказала нам директор одного из книжных магазинов Петербурга Александра. — Да, неэтично, мягко говоря. Но этот вопрос к издателю. Мы продаем книги. И стараемся, чтобы у читателя был выбор. Против самой книги я ничего не имею. Пусть люди сами разбираются и делают выводы.

Книжный продавец этого же магазина Ольга сказала, что «гриф» видела, но сама бы эту книгу читать не стала.

— Мне неприятна тема фашизма, — рассказала женщина. — Но книгу покупают, о ней спрашивают. Книга у нас с июня. Мы продали уже несколько экземпляров.

Несколько слов о самом произведении. «Михаэль» — это триста с лишним страниц, куда вместились сам роман, комментарии специалистов и дневниковые записи будущего доктора 1924 — 1925 годов. Стоит заметить, что Геббельс в молодости мечтал стать литератором. Свое сочинение он писал, как говорят исследователи, в надежде заявить о себе и попасть в кружок известного немецкого поэта Стефана Георге. Книжку его не издали, в богемной среде он остался незамеченным, в литературе разочаровался и пошел в политику (судьба его в этом смысле схожа с Гитлером — неудавшимся венским акварелистом). 

В своем романе 26-летний Геббельс от имени героя — участника Первой мировой войны Михаэля — рассказывает о терзаниях молодых немцев, которые столкнулись с крушением империи, потерей ориентиров и ценностей. Михаэль учится в университетах, путешествует по Германии, влюбляется, пишет пьесу про Иисуса Христа, музицирует, читает Гёте, Ницше и Достоевского и размышляет.

Он говорит о том, что страну губит «ожиревшее бюргерство и деньги», что «единственная задача молодых немцев — найти путь к новому германству». Его терзает собственная беспомощность на фоне крушения страны, он ищет себя, искренне желает быть полезным своему государству. А также ждет «избранного, кто появится и за которым пойдут люди».

Особое значение в книге придается России. Главный товарищ и в то же время оппонент Михаэля — русский революционер Иван Войнаровский. «Русские верят в свою страну, в свое будущее, — заключает автор. — Какое это шикарное чувство! Если Германия поднимется с колен — мы рано или поздно скрестим клинки — два великих народа». В финале Михаэль погибает в горной штольне. Перед этим найдя путь к освобождению и самореализации — в труде.

Уже здесь проявляется яркий пропагандистский талант Йозефа Геббельса: автор убедительно и романтично ратует за преображение народа, за чувство собственного достоинства — пока без фашистской риторики… 

Закрывая последнюю страницу, думаешь: во что же могут вылиться благие юношеские побуждения и порывы? И как жаль, что в свое время литераторы отвергли начинающего немецкого автора, который постепенно превратился в чудовище.

Комментарии

Яков Гордин, историк, главный редактор журнала «Звезда»:

— Что касается рубрики и величия Геббельса — это, естественно, анекдот. Это свидетельствует о представлениях издания. Что касается самого романа, то я бы его тоже издал. Но обязательно с соответствующим толковым и трезвым предисловием! Я думаю, далеко не каждый наш читатель, особенно молодой, представляет себе, кто такой Геббельс и что это за явление. Издание книги в такой серии — считаю, это чисто коммерческая акция, рассчитанная на привлечение читателя известным именем. Но нельзя ради выгоды использовать все что угодно. Некоторую щепетильность нужно проявлять.

Александр Мелихов, писатель:

— В свое время мне пришлось прочитать дневники Геббельса. Лейтмотивом его записей было — как ему тоскливо без великого дела! Статьи его никто не брал — ни газеты, ни журналы. И вот когда он увидел Гитлера и тот позволил ему примкнуть к великому поприщу, он был счастлив. Вывод я сделал такой. Как можно превратить замухрышку в чудовище? Поманить его величием! Судьба Геббельса демонстрирует нам, что величие можно найти только на пути благих свершений, а не на пути злодейств. И вот когда кто-то причисляет его к сонму великих, когда говорит, что для величия достаточно прогреметь безразлично чем, мне кажется это симптомом пошлости нашего мира. Самое печальное, что такие книги издают потомки тех людей, которых сам Геббельс считал недочеловеками, хотел свести до скотского состояния и истребить.

↑ Наверх