Газета выходит с октября 1917 года Sunday 21 июля 2019

«Комфорт плюс» встал по фронту некрополя

На Голодае в октябре ввели в эксплуатацию жилой комплекс: стенка в стенку с армянским кладбищем

24 октября на Васильевском острове, в скверике размером 0,9 га, выходящем с 14-й линии на Смоленку, установили стелу-хачкар, дар Еревана Петербургу. От местных жителей поступили вопросы: что символизирует стела, не надгробие ли она? Нет, не надгробие. Орнаментальное изображение креста, выбитое в традиционном для Армении красном туфе, означает исключительно присутствие армянской христианской культуры — это маркер общины. В нем — ничего траурного.

«Однако прежде этот садик был просто местом прогулок, теперь приобрел совсем мемориальный вид и мы полностью живем на кладбище», — говорят люди, указывая на деревья с памятными табличками, а также на композицию из остроугольных камней, которая обрамлена кустами мелких багровых роз.

Одна табличка: «Это дерево склонилось в поклоне в память о красноармейце Яворовском Антоне Иосифовиче (1914 — 1942). Посадил внук, носящий твое имя, от детей, внуков и правнуков». Вторая: «Это дерево склонило свои ветви в память о «папе-дизеле» Кренцеле Генрихе Григорьевиче (1933 — 2009). Учителю по жизни от родных, близких, друзей и учеников». Интернет подсказал, что Генрих Кренцель преподавал в Петербурге предмет «Судовые силовые установки».

Застройщик рекламирует виды на Финский залив и свежий морской воздух.

Рассказывают муниципалы

С вопросами об изменившемся характере сквера «ВП» обратился к муниципалам — в Василеостровское МО №8. Депутат Олег Москвин, руководитель службы по благоустройству, пояснил, что «сад камней» ровным счетом ничего не символизирует. В 2009 — 2010 годах была реконструкция сада, убрали 14 деревьев-угроз, сделали дренаж, поставили новые скамейки. А камни — это вроде самодеятельности: благоустроители использовали остатки стройматериалов по своему вкусу.

Официальная мемориальная составляющая сквера одна: кленовая аллея памяти, которую в субботник 24 апреля 2010 года заложили ветераны и школьники в честь 65-й годовщины Победы. Аллея идет вдоль Камской улицы. В целом сад, рассказывает Москвин, превращен в большую площадку для выгула собак — как и соседние Смоленские кладбища.

Жизнь при кладбищах

Смоленское православное, Смоленское лютеранское, братские могилы периода блокады, Армянское кладбище — здесь все вокруг мемориальная зона: в этой части Васильевского острова и в южной оконечности Голодая, ныне острова Декабристов. Коренные василеостровцы с этой особенностью своей местности давно свыклись: в 11-й школе когда-то и уроки физкультуры на кладбище были нормой — иных парков рядом нет (лыжня пролегала по дорожкам Смоленского православного).

Но коренное народонаселение все же живет в некотором отдалении от кладбищ: крайний жилой дом располагается на Камской улице, 14 (был построен в 1883 году, архитектор Вербицкий). От парадного этого дома до ворот Смоленского православного — 120 метров.

Новое жилье встает вплотную к захоронениям — эта картина шокирует, говорят василеостровцы. Теоретически, по российскому закону о погребении и похоронном деле, должны иметься хотя бы 300 метров нейтральной полосы между «селитебной территорией» (то есть заселенной людьми) и «вновь создаваемыми местами погребения» (свежими могилами).

Сад камней — это просто «элемент благоустройства».

Великолепные виды

В начале октября на набережной Смоленки, 35, ввели в эксплуатацию многоэтажный жилой комплекс «Айно», который встал стенка в стенку с многострадальным Армянским кладбищем. Это кладбище, относящееся еще ко временам первостроителей Петербурга, есть на планах города довоенного 1913 года, начертано на плане Ленинграда 1925 года, а на плане 1939 года — исчезает. На одной его части устроили футбольное поле, другую часть с остатками могил огородили глухим забором.

Местные жители рассказывают, что к западу по границе Армянского кладбища после войны был совхоз, там растили овощи, была контора: в нее ходили выписывать плодородную землю для домашних цветов. Жилой комплекс встал как раз на месте этого былого послевоенного совхоза. Уже в нашем веке застройщики — финская компания из Хельсинки — купили участок у города, который оформил его как зону жилой застройки: ни к чему не придерешься. Все по букве закона.

«ЖК «Айно» разместился в сердце зеленой части Васильевского острова, на набережной реки Смоленки. Покупая новую квартиру на Васильевском острове у метро «Приморская», вы получите возможность каждый день наслаждаться свежим морским воздухом и великолепными видами на Финский залив, живя при этом в центре многомиллионного города», — рекламирует застройщик свое творение на сайте в Интернете, скромно умалчивая о видах на могилы. Жилой комплекс класса «комфорт плюс» состоит из 6 секций по 13 этажей, в нем более 450 квартир.

«Мы его возродили из пепла»

Восстановление погоста началось в 1988 году, когда верующим Армянской апостольской церкви вернули кладбищенский храм, построенный еще в XVIII веке. В армянской национально-культурной автономии Петербурга говорят, что новостройка встала не просто вплотную к кладбищу — она зашла и на захоронения. Руководитель этой общественной организации педагог Карен Мкртчян рассказывает о многочисленных обращениях к властям Петербурга с протестами — безрезультатных.

«Мы это кладбище обустроили, из пепла восстановили! — восклицает Карен Ромикович. — Но что сделано — то сделано, уже не переменить. Теперь у нас одна просьба к городу: чтобы хотя бы не хоронили в нашем историческом некрополе без нашего ведома. Появляются неожиданные могилы, особенно перед входом. Убедительно просим согласовывать новые захоронения с автономией и с церковью».

Добавим, что на Малом проспекте, 64, через дорогу от Смоленского православного, также вскоре возведут жилой комплекс: с видами как раз на ту часть некрополя, где в наши дни проводят захоронения.

↑ Наверх