Газета выходит с октября 1917 года Sunday 17 ноября 2019

«Красногвардеец» против адмирала

Командный пункт по-прежнему завален мусором, затоплен и никому не нужен

В прошлом пятничном номере «ВП» мы рассказали об Аптекарском острове, о его загадочных и малознакомых петербуржцам уголках. Сегодня наша история — об одном из самых интересных объектов острова — блокадном бункере адмирала Трибуца.

Судьбой бункера адмирала Трибуца на Аптекарском острове, откуда тот во время блокады командовал штабом Балтийского флота, «ВП» озаботился еще четыре года назад. Тогда наш корреспондент обнаружил свалку на месте исторической реликвии. Каково положение дел сегодня?

Оказалось, это место будет застроено штаб-квартирой нефтяного монополиста. Балансодержатель завод «Красногвардеец» бросил его в запустении. А власти вообще о нем забыли. Защитное сооружение, способное выдерживать прямое попадание снарядов, разрушается и превращается еще в одну легенду Аптекар­ского острова.

И на бункерах растут деревья.

Чей бункер?

За храмом Преображения Господня — бункер, обшитый корабельной броней. Командный пункт адмирала Трибуца — подземный штаб Балтийского флота на время бомбардировок. В броне виден осколок снаряда, оставшийся с войны. А сама броня, как говорят знатоки, от линкора «Марат». Хотя здесь еще есть вопросы, поскольку «Марат», пусть не на ходу, а как плавучая крепость, со своими оружейными башнями до 1944 года защищал Ленинград и Кронштадт. И «железо» с него не снимали. Бункер же начали строить в 1941 году. На куске брони в бункере вмята или врезана дата советским шрифтом — «1 мая». Обычно так на бортах кораблей обозначали день спуска на воду. «Марат» же строился еще как «Петропавловск» и был спущен на воду не 1 мая.

Адмирал Трибуц, оборона Ленинграда, линкор «Марат» или не «Марат», конструкция, выдержавшая прямое попадание снаряда, — это же настоящий музей!

Но более глубокий осмотр удивительного сооружения ужаснул. Подземная часть затоплена, вход завален промышленным мусором.

В свалку адмиральский штаб превратился из-за автоторговцев.

«ВП» решил найти организацию, которая ответственна за исторический развал. Это оказалось почти непосильной задачей. Ваш корреспондент несколько дней «висел» на телефоне.

МЧС по Петербургу и Ленин­градской области:

— Все защитные сооружения в ведомстве комитета по вопросам законности и правопорядка (КВЗП).

КВЗП:
— В списке бомбоубежищ бункера на Инструментальной улице нет.

Ленинградская военно-морская база:
— Про бункер слышали. Но он к нам не относится.

Музей истории и блокады Ленинграда:
— Бункер? Был такой! Чей он, не знаем.

КУГИ:
— Какой еще бункер?

ЛЭТИ:

— Ваш бункер?
—  Наш.
— Точно ваш?
— У нас макет в музее есть.
— А бункер?
— Сейчас узнаем.
— Нет, не наш. Он рядом с нашей лабораторией, А ее сейчас церкви передали. Храму Преображения Господня.

Макет бункера восстанавливали по воспоминаниям ветеранов..

Справка "ВП":

Владимир Филиппович Трибуц в 1918 году добровольно вступил в ряды ВМС. После Гражданской войны окончил Высшее военно-морское училище и Военно-морскую академию, служил на Балтийском флоте на линкоре «Марат» и эсминце «Яков Свердлов». С февраля 1938 года — начальник штаба Балтийского флота. В апреле 1939 года был назначен командующим флотом.

В начальный период Великой Отечественной войны руководил действиями сил флота, который содействовал сухопутным войскам на приморских направлениях, в обороне Таллина, Ханко, Моонзундского архипелага, нарушал коммуникации противника в Балтийском море. Организовал и возглавил переход в августе 1941 года сил флота из Таллина в Кронштадт и Ленинград.

Принимал активное участие в организации и осуществлении обороны Ленинграда на всех ее этапах (1941-1943).

Тяжелейшей блокадной зимой 1941-1942 годов Трибуц организовал подготовку кораблей к весенним и летним боевым действиям. Подводные лодки действовали не только в районе Финского залива, но и достигали побережья Германии, атаковали не только транспортные, но и военные корабли. 60 транспортов и несколько боевых кораблей противника были отправлены на дно. При Трибуце подводный флот впервые показал себя как мощный род сил флота, способный вести самостоятельные боевые действия с длительным отрывом от баз.

Организация снабжения Ленинграда по Ладожскому озеру тоже лежала на Трибуце. За время блокады ни один десант не был высажен в тыл советским войскам и ни одна военно-морская база на Балтийском театре военных действий не была захвачена или даже атакована с моря.

На флоте служил до 1961 года. Награжден 2 орденами Ленина, орденом Октябрь­ской Революции, 4 орденами Красного Знамени, 2 орденами Ушакова 1-й степени, орденом Нахимова 1-й степени, орденом Красной Звезды, а также медалями.

Скончался в 1977 году.

 

Историческая мозаика

 Отец Игорь, благословите... Только священник помог нам расставить все по своим местам. Хотя с его рассказом стало понятно, что абсурда в жизни больше, чем авангарда.

Как мы уже говорили, на острове все находилось в ведомстве МВД: медицинский департамент, выросший из аптекарского, связисты, которым и подчинялся Электротехнический институт, лейб-гвардии Гренадерский полк, а также другие учреждения и предприятия.  А храма на острове не было. И решили его поставить, протянув одновременно на окраине острова новую Церковную улицу. Проект заказали знаменитому Константину Тону. Тому самому, который строил храм Христа Спасителя в Москве и Московский вокзал в Петербурге. Строилась церковь на деньги медиков, а потом была приписана к Гренадерскому полку. В храм ходили все — и медики, и гренадеры, и студенты, и преподаватели, и даже семья Столыпина, чья дача стояла неподалеку. И все любовались фресками Брюллова.

Так продолжалось до революционных побед. А потом история раздробила остров на куски. Здесь ботаники, тут студиозусы, там рабочие и трущобы с коммуналками. Храм укоротили на купола, перестроили и отдали ЛЭТИ под лабораторию. В войну в здании разместился штаб Балтфлота, рядом был построен бункер. В XXI веке вообще все перепуталось…

Как рассказал корреспонденту «ВП» настоятель храма Преображения Господня отец Игорь (Юшин), просто так в таких историях узнать ничего не возможно:

— Вся информация появилась, когда мы начали ходить по инстанциям. Дело в том, что приход готовится к серьезной реставрации, к восстановлению много раз перестраившегося храма. Соответственно, такой проект требует кучу согласований.

Один осколок, застрявший в броне бункера, так и остался со времен войны.

И все-таки МЧС

И во время согласований выяснилось, что бункер существует не только материально, но и на бумаге. Он находится под ведомством МЧС, только не регионального его управления, а самого министерства. Балансодержателем является завод «Красногвардеец». С ним, в отличие от бункера, все наоборот. Он существует только на бумаге, как юрлицо, а в реальности его уже давно нет. Но есть директор и бухгалтер, которые сдают что осталось в аренду.

Отец Игорь разъяснил, как бункер стал ключевым звеном в реставрации храма:

— Чтобы начать восстановление храма, нужно место. Нам надо куда-то ставить кран, складывать стройматериалы. Но чтобы это сделать, а именно пользоваться территорией, надо провести процедуру списания защитного сооружения. Но это оказалось фактически невозможно.

Суть в том, что «Красногвардеец» по закону должен содержать свое защитное сооружение в надлежащем порядке. А команд­ный пункт адмирала Трибуца в ужасном состоянии. Во-первых, в свое время между Инструментальной улицей и Малой Невкой находился авторынок. И торговцы весь ненужный хлам сбрасывали в бункер. Он завален тормозными тросами, свинцовыми аккумуляторами с кислотой и тому подобным. Во-вторых, как показало исследование, перекрытия внутри бункера уже обветшали. Он в аварийном состоянии. А кроме всего прочего его еще постоянно затапливает. И храм вместе с ним. Чтобы восстановить бункер, нужно 32 миллиона рублей. Но можно и списать. И балансодержатель в принципе не против избавиться от лишней обузы. Да вот незадача: чтобы списать этот бункер, бывшему заводу надо будет отчитываться перед МЧС по двум другим. Которых уже практически не существует. А МЧС их на завод обязательно «повесит». Поэтому «Красногвардеец» молчит как партизан.

— В общем, власти готовы предоставить нам участок земли за храмом. Но только без бункера. Он так и останется при МЧС и «Красногвардейце». Неприкосновенным анклавом посреди церковной земли. Работы пора начинать, иначе храм развалится. Но боюсь, воссозданную церковь все равно никто не увидит, — сетует отец Игорь.

Здесь уже другая история. В архивах КГА есть проект благоустройства участка вокруг храма таким образом, чтобы он, восстановленный, был виден с Малой Невки. Но тут появился «Лукойл». Он купил территорию между храмом и Малой Невкой. И теперь собирается строить там штаб-квартиру — зеркальное чудо высокой стеной встанет вдоль набережной. И удивительная церковь Константина Тона, единственное сохранившееся в Петербурге его культовое сооружение, будет закрыта от людских глаз зеркальной стеной нефтяного гиганта. И компромиссов не найти. Настоящий гордиев узел.

Фото Натальи ЧАЙКИ
↑ Наверх