Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 21 августа 2018

Крупная теннисная коллекция хранится в Петербурге

Корреспондент «ВП» полюбовался уникальными предметами, собранными в рамках «St. Petersburg Open», и не только…

За двадцать лет, которые проводится турнир, он не только был овеян славой и легендами, но и обзавелся раритетами, «вещественными свидетельствами», которые легли в основу теннисной коллекции — одной из крупнейших в России.

Фрагмент стены теннисного клуба с ракетками из собрания Игоря Джелепова

Наши «фишки» — не клубника со сливками

Когда на берегах Невы создавалась теннисная коллекция, ее организаторы не ориентировались на какой-нибудь зал Славы в этом виде спорта. И по размеру собрание не сравнить, скажем, с футбольной коллекцией Владимира Фалина (почти 100 тысяч единиц), — всего несколько сотен предметов. Но их ценность от того не меньше.

— Надо сказать, что у нас именно коллекция — футболок всех без исключения чемпионов турнира, она полная, — довольна в разговоре с корреспондентом «ВП» Алла Рабкина (Алла Григорьевна много лет трудилась в пресс-центре СКК, собирая уникальные предметы, связанные с проводившимися там соревнованиями). — Есть еще ракетки, в том числе и сломанные, мячики, альбомы, сувениры: ручки, брелоки, полотенца, а также проспекты турниров за все годы и огромное количество фотографий.

Собирали экспозицию четыре человека. В СКК это три женщины — сотрудницы Алла Рабкина, Лариса Алимова и, пожалуй, наиболее известная хранительница, которая представилась Галиной Анатольевной (ныне она трудится в Ледовом дворце). А еще — вице-президент Федерации тенниса Северо-Запада Игорь Джелепов. Часть предметов хранится у него в клубе «Спорт-Палас» на Южной дороге Крестовского острова, 9. Ведь это его собственность.

— Считайте, я энтузиаст: в моем собрании 20 ракеток разных лет: деревянных, графитовых, композитных, фиберглассовых. Самая древняя из них — 1914 года выпуска. Затем — 1935 года, 1960 — 1961 годов, — поведал корреспонденту «ВП» Игорь Джелепов, входивший, как и Алла Рабкина, во все без исключения оргкомитеты былых петербургских «Open».

Артур Макферсон, его орден и ракетка начала XX века

Этими ракетками еще до революции играли

Держу в руках ракетку 1914 года — ей играл граф Михаил Сумароков-Эльстон, легенда отечественного дореволюционного тенниса, можно сказать, пионер: участник летних Олимпийских игр-1912 в Стокгольме, восьмикратный чемпион России, призер многих международных турниров. Называется ракетка «Максим» — производства московской фабрики Цыганкова. С автографом владельца: Сумароков-Эльстон действовал ею на первенстве Юга Франции. Хорошая ракетка — сетку только натянуть, и можно выходить на корт.

— Сумароков-Эльстон играл нашими, отечественными ракетками и не скрывал этого, а мог приобрести любую импортную, — получается, тогда у нас отменный инвентарь изготовляли, — пояснил Игорь Джелепов. — Деревянные ракетки не тяжелее современных, просто у них были конструктивные особенности: в те времена они не имели кожаных вставок, только рифленое дерево.

Советские ракетки 1930-х гг.

Ракетка Джона Макинроя

А вот ракетка американца Джона Макинроя, многократного триумфатора турниров «Большого шлема», царившего на «US Open» и на Уимблдоне в 1979 — 1984 годах. Откуда такой раритет?

— Эту ракетку подарил мне лично Макинрой. Я с ним знаком, — объяснил Игорь Джелепов. — И есть еще ракетка Петера Смита из Новой Зеландии, участника игр Кубка Дэвиса, с которым я встретился в Германии. Это последние ракетки из так называемой дографитовой эпохи.

Уцелели и аксессуары игроков — чемпионов турнира. Так, рефери «Open-1997» Норберт Пайк оставил в Питере три своих галстука. Нашлись футболки швейцарца Марка Россе, Андрея Ольховского, а также финалиста соревнований Дэвида Приношила. А Михаил Южный подарил свои кроссовки.

Теннис 1970-х гг. Металлическая ракетка "Wilson T-2000" тех времен

С Евгения Кафельникова стянули последнее

Началось все, однако, с Евгения Кафельникова. Когда будущий олимпийский чемпион в 1995 году победил в одиночном разряде — на первом в истории питерском «Open», — Алла Рабкина бросилась к нему и буквально стянула футболку, заставив еще и расписаться.

— Ту футболку мы с Кафельникова сняли с огромным трудом — а она плохонькая, хоть и хлопковая: каждый год, когда мы вывешивали коллекцию, я стругала нитки, которые с надписей лезли — не отдавал Евгений ее ни в какую, — вспомнила Галина Анатольевна.

Самые лучшие по качеству изготовления футболки были у Марата Сафина — вот кто выглядел турнирным щеголем! Хотя ракетки ломал — будь здоров.

Однажды теннисист в ярости майку порвал. Она сохранилась в коллекции. Но то был не Сафин.

— Немец Райнер Шуттлер дважды на турнире рвал майки, — продемонстрировала один из таких раритетов Галина Анатольевна. — Одну из них он в ярости разодрал страшно, аж ниже пупа. В клочья. Ее-то мы и подобрали, сохранили.

А вот футболка словака Кароля Бека — того самого, которого в 2004 году победил в финале Михаил Южный. Бек традицию сломать пытался. Ибо когда организаторы турнира обратились к нему с просьбой сдать в музей майку с автографом, он резко бросил на чистейшем русском языке: «Я уже отдал ее, потную, какой-то девушке». Но хранители коллекции все же заставили словака снять с себя действительно последнюю футболку, которая у него еще оставалась.

Первый теннисный турнир в Петербурге. На фото: мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак и его тогдашний заместитель Владимир Путин

↑ Наверх