Газета выходит с октября 1917 года Friday 20 сентября 2019

Квоты, деньги, два пути

Сможем ли мы половину кинопроката сделать отечественным?

Самая свежая инициатива о квотировании импортной кинопродукции исходит от Роберта Шлегеля. Но идея эта далеко не свежа. Первым полтора года назад о квотировании киноимпорта заговорил депутат-единоросс Сергей Железняк. Он предлагал не просто закрепить паритет российских и зарубежных кинолент, но карать рублем — точнее штрафными санкциями, за каждый факт нарушения законодательства со стороны прокатчиков. Тогда идею депутата совершенно не поняли и не поддержали в кинотеатральной среде. Помнится, эту идею раскритиковал всеми любимый сценарист и режиссер Виктор Мережко, посчитавший подобный законопроект несвоевременным и малоперспективным.

Следующим инициатором квотирования выступил депутат Дмитрий Литвинцев, кстати, член комитета по культуре Госдумы. «Проблема российского кинопроката состоит в том, что из всех демонстрируемых фильмов 80 — 85% составляют иностранные фильмы, в основном, американские, поэтому российский кинематограф не развивается. Он не способен выдержать конкурентную борьбу с западной киноиндустрией», — заявил Литвинцев. 

Когда больной связан, наркоз не нужен

«Все эти инициативы невероятно непродуктивны и бесполезны, — убежден профи в мире кинопроизводства Станислав Ершов, добрый десяток лет возглавлявший киностудию имени Горького. — Стимулировать отечественный кинопрокат квотированием иностранной кинопродукции нелепо, делу развития отечественной киноотрасли это не поможет никак. Подобные квоты — сдобренная почва для разного рода злоупотреблений, создания новых схем обхода искусственных запретов и ограничений. Возьмите как свежий наглядный пример картину Алексея Германа «Трудно быть богом», которая сделала неплохую кассу, стояла в прокате с Голливудом безо всяких излишних стимуляторов и стала одним из посещаемых зрителем кинопроектов...»

Схожую позицию занимает и управляющая Санкт-Петербургским филиалом сети кинотеатров «Синема Стар» Надежда Быстрова, специалист высокого класса, способная в свое время собрать зрителя в кинотеатре с деревянными креслами и стародавним экраном «Смена», был такой на Садовой: «Современное предприятие под названием кинотеатр — самостоятельно функционирующая финансовая и юридическая единица, которая зарабатывает себе на жизнь, на пресловутую коммуналку, зарплату сотрудникам исключительно кинопоказом. И потом, не до конца понимаю сам механизм реализации этого документа, если он будет принят. Государство давно самоустранилось от процесса кинопроката, продав или же сдав в длительную аренду свои сети частному капиталу. В ведении того же петербургского комитета по культуре — считанные единицы кинотеатров, основная функция которых — пропаганда детского кино, кино для детей. А у нас сейчас снимают детское кино? Так, чтоб кинозал был расписан на день, на неделю вперед и полностью загружен зрителем? В советское время роль государства в кино — процессе производства, проката — была огромной, так как вся сеть была государственной. Мы все — от уборщицы до директора — получали зарплату из госказны. И что нам показывать: импорт или отечественное кино, было все равно. За редким премиальным исключением. Главное, чтоб копия была сносной и пленка не рвалась. Теперь мы сами в ответе за все — от коммуналки и зарплаты сотрудников до всех удобств в зале».

Та же точка зрения и у генерального директора киностудии «Ленфильм» Эдуарда Пичугина, президента сообщества национальных кинотеатральных организаций «Киноальянс», члена правления гильдии продюсеров России: «Запретительные меры, меры искусственного ограничения проката никогда ни к чему хорошему не приводили. Если этот законопроект вступит в силу, нет никаких гарантий, что нынешний кинопрокат устоит. А наш кинопрокат и так в стадии развития. Для справки: менее 60% граждан России имеют доступ к услугам кинопоказа. 

Наша страна занимает последнее место в Европе по количеству кинозалов на миллион жителей (20), уступая Турции (26,3). Во Франции данный показатель составляет 84,2, в Великобритании — 62,2, в Германии — 56,7, в среднем в Европе — 55,2 кинозалов на миллион жителей. 

Кто проиграет от квотирования? Первым проиграют средние и малые города России, крупные, миллионики, выстоят, но будет ли здесь столько, как сейчас, киноцентров, сказать сложно. Все кивают на Китай, а там государство помимо квот на иностранные киноленты грамотно регулирует процессы производства и последующего проката кинофильмов. В Поднебесной только за последние десять лет было введено в строй 13 тысяч экранов, это второй показатель в мире после США, помимо прочего они еще построили шесть киностудий. Десять лет назад в Китае ситуация с кинотеатрами была такая же, как и у нас 15 лет назад. В России сейчас 1100 кинотеатров. Но китайцы, в отличие от нас, взялись за ум, что называется, и помимо квот на западные фильмы разработали и претворяют в жизнь программу кинофикации всей страны — от мегаполисов до мелких городов, где кинотеатров вообще никогда не было. И продолжают наращивать рост кинотеатров и дальше. Производство идет рука об руку с прокатом. А у нас упростили жизнь донельзя, никто не предлагает что-либо развивать, предлагают только непродуктивные меры. Если дело пойдет так и дальше, где мы будем показывать свежие киноработы производства того же «Ленфильма»? И как эти киноленты будут зарабатывать на жизнь — тем, кто их создал, тем, кто их показывает?» 

Можно вопрос?

Стоит ли вводить квоты на прокат зарубежных фильмов?

Юрий Суходольский, режиссер, сценарист:

— Кино — одна из немногих отраслей экономики России, где вся добавленная стоимость производится здесь, причем еще и экспортируется. Но она никак не защищена. Например, в автомобильную промышленность были вложены миллиарды рублей, и мировые производители открыли здесь свои заводы. В кино же система распределения господдержки в том виде, в каком существует сейчас, свои функции не выполняет. Квоты можно вводить, но это должно быть разумно, продуманно, должны быть учтены интересы кинотеатральных сетей. Я бы деньги государства направил, прежде всего, на продвижение и рекламу отечественного кино плюс — на программу по обеспечению кинотеатрами городов с населением меньше 500 000 человек: это могли бы быть «налоговые каникулы» для инвесторов, долевое участие и т. д. Перспективным выглядит и создание киноклубов как мест, где зритель может видеть поиски в области искусства кино. Кроме того, я считаю необходимым принять меры по поддержке «плоского проката», первым шагом к которому было бы принятие «французского» закона о том, что мультиплексы не имеют права ставить больше двух копий одного и того же фильма в своих залах.

И я бы обратил внимание на то, что кино в современном мире есть инструмент культурной экспансии, «мягкой силы», которая прокладывает дорогу инвестициям, создает имидж страны. Если мы посмотрим на постсоветское пространство, то убедимся: практически единственная мощная связь внутри него — это советский кинематограф. Если мы примем правильные меры, мы быстро выйдем на экспортный уровень «Мосфильма» 70 — 80-х годов прошлого века, когда фильмы того же Эмиля Лотяну шли в прокате сотни стран. Есть и аспект госстроительства: в конце концов, целое поколение пришло в гражданскую авиацию после фильма «Экипаж». 

В общем, кино не может рассматриваться как область чистого развлечения, государство не может и не имеет права устраняться из нее.

Константин Селиверстов, кинорежиссер: 

— Я слышал от противников этой идеи аргумент, что у нас станет меньше хороших зарубежных фильмов, но при этом образовавшуюся пустоту заполнит не очень хорошее российское кино, что в целом снизит качество репертуара в кинотеатрах. Однако с этим утверждением я не очень согласен, так как в основном картины, которые у нас находятся в прокате, — это высокобюджетное кино, призванное в первую очередь зарабатывать деньги. Хорошие же картины, интересные может быть и небольшой части зрителей, но все же несущие в себе то, что мы привыкли называть киноискусством, в прокат не попадают. Поэтому, как зритель, я не особенно-то и переживаю, что доля зарубежного кино на экранах кинотеатров сократится, ведь, в большей степени то, что вызывает мой искренний интерес, я смотрю в Интернете. Хотя на отдельные картины я и в кинотеатры выбираюсь, но это происходит совсем не часто. Однако все же стоит отметить, что сложилась ненормальная ситуация: многие российские картины, снятые часто на бюджетные деньги, просто вообще не выходят в прокат. Другой вопрос в том, что мы не знаем, что в итоге там получилось: хорошие картины или не очень, но для того, чтобы это узнать, неплохо бы пойти и посмотреть, а не гадать на кофейной гуще, но фильмов этих нам не показывают. Я боюсь наврать в цифрах, но, насколько я знаю, до зрителя не доходит около пятидесяти процентов фильмов, производство которых, казалось бы, завершено. Тогда становится вообще непонятно, с какой стати государство эти фильмы финансировало. Я считаю, что зарубежные картины отбирать нужно более тщательно. Например, в СССР зарубежного кино было очень мало, и мы, конечно, можем вспомнить про цензуру и так далее, но никто не сможет оспорить, что картины отбирались тщательно, и те немногие фильмы, которые нам показывали, в большинстве своем были очень хорошими. Это, на мой взгляд, то, над чем стоит задуматься. Я, конечно, знаю принципы функционирования кинопроката тогда и сейчас. В СССР фильмы покупались не для того, чтобы заработать на них, никого не интересовало, сколько они соберут. Сегодня же, когда прокатчики ориентируются исключительно на фильмы, которые соберут кассу, так называемые блокбастеры, какого-то высокого западного кино ожидать не приходится. Сильное же кино приходится искать в Интернете. 

Рудольф Фурманов, режиссер, заслуженный деятель искусств России:

— Скажу сразу: слово «запрещать» меня пугает, потому что мы сейчас добились другой жизни, нежели та, что была во времена СССР. Запреты же перечеркивают наши достижения. С другой стороны, организовав художественный совет по отбору заграничной кинопродукции при Минкультуры, мы смогли бы избежать ненужных трат на закупку низкокачественных импортных кинофильмов, мы бы получили возможность выбрать из потока хлама именно киноискусство, а не ширпотреб. Нашему зрителю нужно качество, воспитывающее вкус. Нам необходимо учиться у западного кинематографа, а им — у нас, тогда будут получаться действительно красивые фильмы. Принцип-то прост: если картина идет на пользу русскому народу, то ее нужно покупать, если же фильм развращает, то зачем он нам нужен? Необходимо ориентироваться не на прокатчиков, пытающихся заработать и совершенно не обращающих внимания на нравственную сторону того или иного фильма, а на качественный уровень продукта. Кино должно быть в первую очередь художественным. 

Андрей Сигле, продюсер, кинокомпозитор, заслуженный деятель искусств РФ:

— Идея сама по себе не нова: в Китае давно ограничивается доля импортной кинопродукции, там преобладают фильмы местного производства. В нашем же случае наглядным будет пример с поднятием пошлин на ввоз импортных автомобилей с целью помочь отечественному автопрому. Это не удалось. Думаю, что и ограничение доли присутствия на нашем рынке западной кинопродукции на отечественный кинематограф никоим образом не повлияет. Это объясняется тем, что наше кино переживает глубочайший системный кризис: старый кинематограф, к сожалению, уже не жизнеспособен, а новый еще не создан. Грубо говоря, у нас нет кинобизнеса. Все прокатные сети, у нас существующие, принадлежат зарубежным прокатчикам, то есть пробиться русскому фильму в кинотеатры реально тяжело. Поэтому, если учитывать мои конкретные интересы бизнеса, то такая идея просто замечательна: когда ограничат импортный товар и позволят предлагать наш, отечественный, то русское кино, которое, подчас не так ужасно, как о нем говорят, в кинотеатрах все же появится. Но, с другой стороны, зритель может просто уйти из кинотеатров — пойдет домой смотреть американское кино в Интернете, так как уже привык его смотреть, хотя иногда и плюется от того, что ему подсовывают. Но делать все равно что-то надо, и я бы предпочел не отдельные полумеры, а комплексный подход, который включал бы реанимацию отечественного кинематографа, борьбу с пиратством, а также воспитание собственного зрителя, который до сих пор одержим брендами. «Американское кино» — это как раз один из брендов, оказывающий на нашего зрителя гипнотическое влияние, поэтому даже второстепенные американские фильмы собирают у нас кассу — зритель просто привык смотреть кино подобного рода.

↑ Наверх