Газета выходит с октября 1917 года Sunday 17 ноября 2019

Лариса Гергиева: Елена Васильевна была человеком мира

С 18 по 25 августа в Большом зале Филармонии проходит X международный конкурс молодых оперных певцов Елены Образцовой. Впервые — без нее

Лариса Гергиева, художественный руководитель Академии молодых певцов Мариинского театра, член жюри конкурса, рассказала в эксклюзивном интервью «ВП» о том, как сказалась политическая ситуация на составе участников, какие возможности открывает конкурс перед молодыми певцами, и поделилась своими личными воспоминаниями о Елене Образцовой.

— Если ты молод, стоишь на пороге карьеры, если у тебя есть талант, зачем же попадать в зависимость от политических моментов, которые постоянно меняются, лишать себя возможности получить помощь?


— Лариса Абисаловна, в 1999 году вы явились автором и организатором конкурса молодых оперных певцов Елены Образцовой...
— Я была генеральным директором и художественным руководителем этого конкурса. Он создан по моей инициативе. Я тогда довольно много работала с Еленой Васильевной, нас связывали очень хорошие человеческие и творческие отношения. Мне захотелось преподнести ей к 60-летию такой подарок. Когда все получилось и конкурс был обозначен, она была в восторге. Елена Васильевна любила работать с молодыми певцами, открывать новые таланты, помогать им. Конкурс был подарком не только от меня, но и от Петербурга — города, в котором она родилась, выросла, училась, который обожала.

— Но поначалу конкурс проходил не только в Петербурге, но и в Москве…
— Да, это так. Сначала у нас вообще была идея путешествовать с конкурсом по разным республикам. Но он получился настолько петербургским, так уютно вписался в Большой зал Филармонии, что мы в конце концов решили проводить его только здесь. И я очень рада, что у молодых певцов есть прекрасная возможность не только участвовать в конкурсе, но и познакомиться с городом.

— Это десятый конкурс. И — первый, который проходит без Елены Васильевны. Как ее уход из жизни отразился на конкурсе?
— Я человек откровенный и могу сказать: тут же нашлось много желающих прибрать конкурс к рукам, сделать его коммерческим. Но дело обстоит так. Почувствовав свой скорый уход, Елена Васильевна обратилась ко мне с просьбой поддерживать конкурс в дальнейшем. Она беспокоилась о его судьбе. И я, покуда смогу, буду им заниматься. Потому что я всегда преклонялась перед ее великим талантом, понимала, какой вклад она внесла в искусство, любила ее как человека, как личность. Для меня все, что связано с ее памятью, — свято.

Кроме того, у меня огромный опыт работы с молодыми вокалистами. Поэтому не удивительно, что я сейчас занимаюсь конкурсом. Конкурс должен жить.

Каждый год консерватории нашей страны выпускают огромное количество вокалистов. И только малая часть их имеет возможность получить работу. Уезжают за рубеж, ищут там счастья, многие так и не находят, и вся жизнь проходит в бесконечных прослушиваниях. А у нас присутствуют импресарио, директора театров, которые ищут молодые таланты. Елена Васильевна своих лауреатов очень любила, старалась включать их в свои концерты, в свои поездки, гастроли.

— Конкурс молодых вокалистов Елены Образцовой — международный. Но сейчас ситуация в мире вокруг России сложная. Многие артисты, которые выезжают на гастроли, почувствовали это на себе, достаточно упомянуть о случае давления на Валерия Гергиева. Скажите, все эти политические моменты отразились каким-то образом на составе участников?
— Все то, о чем вы сказали, — временно. Искусство не должно зависеть от политики. Сама Елена Васильевна была человеком мира, ее имя знают все. В советские времена ее особое значение было в том, что она первой прорвалась в западный оперный мир и, наверное, имела больше, чем кто-либо, приглашений. Она пользовалась невероятным поклонением и известностью. Но если кого-то останавливают политические моменты, то, что ж, пусть участвуют в других конкурсах.

Интерес к конкурсу Елены Образцовой очень велик. Здесь нет отбора. Я сама была в жюри Конкурса Чайковского, туда трудно попасть. Там система строгих отборов. Сначала — по видеокассетам, потом — прослушивание вживую. Только пройдя эти отборы, можно попасть на первый тур. А чем хорош наш конкурс? Ты подаешь заявку и уже имеешь возможность показаться. Правда, заявок очень много, поэтому мы приняли решение, что каждый конкурсант может спеть только одну арию.

География конкурса — очень широкая, участвуют представители многих стран. Но сегодня к нам меньше приезжают певцы из Франции, Германии, Италии, Англии и США, Польши. Зато потянулся Восток. Сейчас очень велик интерес к русскому вокальному искусству в Китае, Корее. В этих странах вокальное искусство переживает мощный подъем, у них есть такие потрясающие голоса, что диву даешься. И эти певцы отличаются способностью к тщательной, кропотливой работе, потому очень хорошо подготовлены.

Только что закончился мастер-класс, где я работала с потрясающей китайской певицей. Она подготовила партию Оксаны из оперы Римского-Корсакова «Черевички». И блестяще справилась с этой сложнейшей виртуозной арией!

Удивляет меня, что совершенно не участвуют в конкурсе молодые грузинские певцы, украинцы. Но если ты молод, стоишь на пороге карьеры, если у тебя есть талант, зачем же попадать в зависимость от политических моментов, которые постоянно меняются, лишать себя возможности получить помощь?

Кстати говоря, невзирая на то что происходит вокруг страны, к нам в Академию молодых певцов очень много людей просится и с Украины, из Грузии, из стран ближнего и дальнего зарубежья.

— Лариса Абисаловна, вы с Еленой Васильевной очень много концертировали. Быть может, вспомните какие-то наиболее яркие моменты?
— Мы с ней довольно неожиданно соединились. Много лет ее концертмейстером был Важа Чачава. Потом в какой-то момент мы встретились, познакомились, и нас потянуло друг к другу. Столько было концертов, программ, гастролей! Порой мы попадали в ситуации, когда не было возможности репетировать. Помню, один раз был концерт в Ротонде Мариинского дворца. Мы встретились буквально за полчаса до начала концерта. Начали что-то репетировать, на ходу оговаривать программу, что-то менять. Так спонтанно все вышло! А получился один из лучших концертов. Знаете, она никогда не пела одинаково, многое зависело от ее состояния, настроения. Могла совершенно поменять всю трактовку, исполнить все в другом темпе, с другими акцентами. И обладала потрясающим умением на сцене во время сольного концерта переключаться, особенно когда пела оперные арии. Вот сидишь за роялем: она закончила одну арию, начинаем другую — и буквально через секунду перед тобой совершенно другой человек, другой персонаж. Это была великая актриса.

Помню, как она исполняла песни кабаре Курта Вайля. Вышла в мужском фраке. И это было так здорово, это была такая отдача! Мне казалось, что сцена раскалена, такие мощные флюиды шли в зал. Был очень большой успех. И когда концерт закончился, она зашла за кулисы и зарыдала. Это был такой эмоциональный сброс.

Лена, Елена Васильевна, была очень веселым человеком. Я думаю, она хотела, чтобы мы вспоминали ее не со скорбью, грустью, а с улыбкой. Я вот смотрю на ее портрет и вспоминаю какие-то смешные случаи, анекдоты. В нашем общении всегда все перемежалось — какие-то человеческие моменты и серьезные разговоры о музыке. Она много рассказывала случаев из своей богатейшей биографии. Когда мы были далеко друг от друга, постоянно созванивались. Мне ее не хватает.

Фото предоставлено Культурным центром Елены Образцовой
↑ Наверх