Газета выходит с октября 1917 года Thursday 22 октября 2020

«Люди должны плакать при виде этих снимков»

В Европе активисты пытаются донести правду о событиях на Украине до обывателей

Война на Украине всколыхнула весь мир. 

В Германии, например, прошли многочисленные акции — митинг за дружбу с Россией и за поддержку юго-востока Украины, а шеф-редактор журнала «COMPACT» Юрген Эльзассер (Jurgen Elsasser) выступил с речью против антироссийской пропаганды в немецких СМИ, заявив: «В новом украинском правительстве сидят преступники». 

Совсем недавно в Берлине состоялась еще одна акция — в центре города, у Берлинской стены были развешаны фотографии, на которых изображено то, что сейчас происходит на Украине: взрывы, жертвы среди мирного населения Донбасса в результате карательной операции. У немцев они вызвали шок, особо страшные снимки некоторые граждане даже пытались прикрыть салфетками, они были рас­теряны, они такой правды не знали... 

«Вечёрка» пообщалась с организатором акции жителем Берлина Александром К., IT-cпециалистом, который рассказал о реакции немцев на ту правду, которую от них скрывали и скрывают немецкие СМИ.

Подобные акции планируются в других городах Европы


— Александр, как возникла идея рассказать языком плаката с фотографиями о трагедии на Украине?
— Я много читал, смотрел снимки и пришел к такой мысли, что надо сделать выставку фотографий, чтобы немцы знали о том, что творится на Украине.

— Вы читали не только европейскую прессу?
— Конечно. Все, что есть по этому вопросу в Интернете: видеоролики, фотографии — весь информационный поток (одних только русскоязычных телеканалов — 450, около 100 из них — украинские) я отсматриваю. Мне есть что и с чем сравнивать.

— Сейчас в Сети размещено много «фейков» (подделок. — Ред.) — сфабрикованные переговоры ополченцев, которые якобы сбили малайзийский «боинг», есть ролики с установками «Бук» — якобы они тоже на вооружении у ополченцев. Как отличить правду от лжи?
— Я исхожу из того, что внутри каждого человека есть детерминант добра и зла. И когда «крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха: «Что такое хорошо и что такое плохо?» — это значит, что идет как раз настройка этого определителя. Если у человека такой определитель есть, то в него можно информацию хоть тоннами загружать (за исключением тех, кто ничего не хочет ни видеть, ни слышать) и он сумеет отличить правду от лжи. Путем логических сравнений. 

— А европейской пропаганде вы верите?
— Конечно, нет. Я вывел концепцию, которую назвал презумпцией лжи. Это значит, что априори любой политик на Западе или СМИ, как только откроют рот, будут извергать ложь до тех пор, пока им не докажут обратное. 

— Александр, вы, житель Берлина, видели реакцию немцев, туристов на эти фотографии?
— В «You Tube» есть ролики, где видно, что чуть ли не вся Германия съехалась на мирную демонстрацию 19 июля, где были воздушные шарики, с надписью: «Мы за мир», пенопластовые и бумажные голуби мира. На мой взгляд, реакция странная, немного инфантильная. А сегодня, кстати, проходит демонстрация в Гамбурге. Поэтому мы нашу акцию с плакатами делали в таком месте, как Бернауэр-штрассе, где находится мемориал Берлинской стены. Ведь и немцы, и туристы со всего мира понятия не имеют, что такое Украина. И когда они подходят и видят снимки, то получают шок. Я искренне верю, что такие плакаты должны вызывать катарсис, человек должен плакать при виде этих снимков.

— Смогла ли ваша выставка изменить их отношение к украинскому конфликту, убедить их в том, что Россия — не агрессор?
— Не надо оглядываться назад. Но я знаю, что делать, чтобы изменить мнение людей в этом вопросе: мы собираемся проводить мирные акции, и не только в Берлине — в Гамбурге, например. Еще готовим акцию возле украинского посольства в Берлине. Там стоят фотографии и свечки за тех, кто погиб на Майдане, то есть поминают «небесную сотню». У меня вопрос: а куда поставить свечки за тех, кого бомбят каждый день? Хочется постучаться в двери посольства и спросить: «А где тут дверь посольства Новороссии?» Знаю, что мне никто внятно не ответит, могут и не открыть, но тем не менее мы хотим всю улицу заставить тысячами свечей в память о жертвах юго-востока Украины.

— А не боитесь прослыть «пророссийским сепаратистом»?
— Не боюсь. И я поддерживаю донбасских ополченцев. Другое дело, а что мы делаем для того, чтобы сломать стереотипы, чтобы эту тотальную ложь разрушить? У вас есть рецепты, чтобы остановить войну? У меня они есть.

— Какие, например?
— Те, которые использовались на Кипре. Там же турки с греками десятилетиями воевали, пока миротворческие «голубые каски» не вошли. И теперь Северный Кипр — никем, кроме Турции, не признанная республика. Да, там тускло, скучно, но нет войны, никто людей не убивает. В южном Кипре — греки, там все развивается, да, там скандалы с офшорами, кризис, но войны нет. Поэтому я надеюсь на миро­творческие силы. Это как остужающие стержни в урановом реакторе: их опустили, и реакция затухла. Но Россия, я считаю, не должна посылать на Украину «голубые каски», потому что ее сразу начнут обвинять в том, что она хочет оттяпать себе кусок украинской земли.

— Кстати, мои друзья в Германии рассказывают о том, что многие немцы очень уважительно относятся к российскому президенту. Это правда?
— Да. У нас есть такие люди, как немецкий журналист, телеведущий Кен Йебсен и шеф-редактор журнала «COMPACT» Юрген Эльзассер, которые не стыдясь говорят, что нужно помнить об итогах Второй мировой войны, что нельзя враждовать с русскими, говорят о стравливании народов, о том, что СМИ — продажные...

— А как ведет себя фрау Меркель?
— У нас говорят, что Меркель полетела в Америку одним человеком, а вернулась — другим. Возможно, ее там подменили.

— А вам не приходило в голову, что после прослушивания американцами разговоров Меркель да еще и обнаружения в немецких спецслужбах агента, передававшего секретные сведения американцам, у них попросту есть компромат на канцлера?
— Если вы следите за новостями, то знаете, как американцы держат всю Германию одним мизинцем. И не только Германию. Вон, французскому банку «BNP Paribas» Америка сделала «обрезание» (банк должен США 8,5 млрд. долл. за то, что пошел против американ­ских санкций. — Л. К.), потом «обрезание» сделали крупнейшему коммерческому банку Германии, сейчас на крючке «Дойче Банк».

— Александр, вы прекрасно знаете русский язык. Где его изучали? Или у вас русские корни?
— Я русский, и этого, думаю, достаточно.

Фото: Dandy Radeck.
↑ Наверх