Газета выходит с октября 1917 года Friday 18 сентября 2020

Людмила Сенчина: Жду дачного сезона как праздника!

Начало садоводческой поры любимая певица отметит участием в большом концерте

21 апреля в Ледовом дворце впервые в Петербурге пройдет концерт, открывающий дачный сезон. Николай Басков и Верка Сердючка представит весенний звездный букет, в котором украшением будет и Людмила Сенчина. С народной артисткой России и Украины встретился накануне шоу в Ледовом наш корреспондент.


Певица вне формата

— Людмила Петровна, сейчас многие сетуют, что из-за перенасыщения информацией почти перестали слушать радио, смотреть ТВ, читать прессу… А вы?
— Я — одна из многих. Дело даже не просто в перенасыщении, а в переизбытке негативной информации. Включишь что-то подобное, и на душе тяжелей становится. Меня этот мутный поток угнетает, к тому же новости везде одни и те же. Конечно, совсем «выключиться» не удается, но все-таки стараюсь почаще включать «приятные» каналы, что-то почитать, посмотреть в кино, заняться какими-то приятными делами. Такими, как подготовка к дачному сезону. Дача — это, конечно, хлопоты, но приятные, особенно при нашей экологии.

За городом легче дышится, думается, чувствуется. Да и болею я на природе реже, чем в Питере. Раньше моя городская квартира всегда была полна гостей, а сегодня лучше сама поеду в гости. Пусть меня простят мои друзья-приятели, но уже не получаю прежнего удовольствия от общения с людьми. Для меня важней взять собаку, выйти на природу, где снегу по пояс, и наслаждаться всем этим. Помню, мой продюсер Владимир Петрович рассмеялся: «Ты бы видела себя со стороны, как шла по дорожке — в валенках, халате, платке. Если бы сфотографировать тебя, то никто бы не узнал народную артистку России».

У нас в поселке есть люди, что в целях оздоровления ходят по снегу босиком. Пятнадцать минут, а заряд на целый день! Я до этого еще не дошла, но мечтаю приобщиться. Но когда сподоблюсь протопить баньку, могу и улететь в сугроб. Лед, ты босиком, ноги скользят. Сначала думала: как же мне лучше упасть — лицом, на спину, на бок? Выбрала что-то среднее!

— На вашей даче в Грузине я не был уже несколько лет. Что там сейчас нового, чем похвастаетесь?
— Слава Богу, ничего радикально не изменилось, хотя все время что-то доделываешь, совершенствуешь, по все по мелочи. Новых строений нет и перестроек нет. Но, конечно, стало больше плодово-ягодных кустиков, больше ягод…

— А ведь, согласитесь, примерно то же самое происходит и в творчестве народной артистки России Людмилы Сенчиной: никаких новых «построек», перестроек, все течет стабильно, поддерживается в порядке и приносит свои «ягоды». Есть у вас гастроли, востребованность, народная любовь…
— В чем-то вы, конечно, правы. Но далеко не все в жизни «неформатной» артистки так безоблачно. А я ведь вне формата (так нынче принято говорить!). Специфика моего творчества предполагает и телевизионные, и радиоэфиры, и новые записи. Публика, конечно, просит старые песни, новое принимает не просто, однако артист не может постоянно вариться в соку даже самых лучших песен своих прошлых лет.


Шлягерами становятся не благодаря, а вопреки

— Так что же новое появляется в вашем репертуаре?
— Я трезво оцениваю ситуацию: у меня нет мощных эфиров, поэтому мои новые песни, как бы хороши они ни были, вряд ли способны стать шлягерами. Я могла бы оставить все, как есть, жить не тужить. Но все равно стараюсь записывать новые песни, сотрудничать с молодыми авторами, не останавливаться. И даже старые песни о главном пою немножко по-новому, а некоторые перезаписываю в современных студийных условиях. Этим не только я занимаюсь, даже Леночка Ваенга, артистка другого поколения, делает программу «Лучшие песни СССР». Для меня же все песни, которые она исполняет, просто родные. Вспоминаю какие-то не слишком востребованные мелодии из своего репертуара, нахожу в сокровищнице песен советских композиторов те, что не на поверхности… 

Зрителям сейчас очень нравится песня «Откровение» («На парашютиках снежинок») Владимира Дмитриева на стихи Михаила Пляцковского, которая появилась в 1976 году в моем репертуаре, но тогда прошла незаметно, а сейчас вот вернулась и звучит как новенькая! В новой аранжировке, которую я считаю просто блистательной, мы сделали и песню «Три белых коня». Лет тридцать назад Давид Тухманов и Михаил Рябинин специально для меня написали песню «Маленькая зима», но так случилось, что я ее толком не пела, а теперь, в новой аранжировке, она ожила.

— А как вы могли в то время «пропустить мимо» песню Давида Тухманова? Это же были годы его расцвета, когда каждая новая мелодия Тухманова становилась шлягером!
— Я исполняла ее в концертах, но на ТВ «Маленькую зиму» не жаловали, и она быстро сошла. Это не редкая история. Даже моей песни «День рождения» («В музыке только гармония есть»), которую обожают все мои коллеги, друзья, поклонники, нигде не было — ни в «Огоньках», ни на «Песне года» — нигде! Чему тут удивляться, ведь когда Стас Намин (он был вторым мужем Сенчиной. — Прим. авт.) принес влиятельным ТВ-редакторам песню «Мы желаем счастья вам!», то ему сказали: «Стасик, ну это же слабенькая песня…» Он молодец, что не опустил руки, продолжал верить в свою песню. Но, видите, хиты порой случаются не благодаря, а вопреки.

Большому концерту нужна большая помощь

— Людмила, вас можно часто видеть в сборных концертах, на каких-то городских мероприятиях и праздниках, но почему уже давно не было в Петербурге вашего большого афишного сольного концерта?
— Большой гала-концерт требует большой подготовки. А всегда найдутся какие-то неотложные текущие дела (например, непрекращающийся ремонт моей новой квартиры) в быту и творчестве, за которыми я, наверное, упускаю что-то важное, глобальное. Но сейчас я очень хочу сделать такой бенефисный концерт в моем любимом «Октябрьском» зале, если получится, этой осенью. И зрители мои очень хотят этого: постоянно спрашивают, просят. Но, разумеется, такой концерт потребует и помощи — спонсоров, друзей, комитета по культуре, и я очень надеюсь на их поддержку и помощь.

— Скажите, а ваш сын стал артистом, музыкантом? Ведь при таких родителях (его отец — Вячеслав Тимошин, звезда Ленинградской оперетты. — Прим. авт.) ему сам Бог велел заниматься творчеством…
— Одно время он этим и занимался, подавал надежды, но потом выбрал совершенно другой путь. Теперь он серьезный, самостоятельный молодой мужчина, давно уже живет в Америке, работает риэлтером по недвижимости, не разбогател и бабушкой меня пока не сделал. 

— Людмила Петровна, вернемся снова к дачной теме… Когда вы обычно начинаете летний сезон в Грузине?
— В конце апреля — начале мая. Жду этого как праздника. А в конце мая обычно приезжает моя любимая, драгоценная соседка Нина Николаевна Ургант. Бог мне послал Ниночку, Нинулю. Двадцать лет соседствуем по даче. Мы уже сроднились с Ургантами — и с Андреем, Ваней. Я их обожаю! У нас на даче даже кошки и собаки общие. Для меня самый большой подарок, когда я говорю: «Все, я пошла!», а Нина просит: «Ну посиди еще пять минут!» 

— Правда, что Иван Ургант просто обожает свою бабушку, звонит ей чуть ли не каждый день?
— Почему «чуть ли не каждый» — каждый день! Ванька — уникальный мужчина. У него не возникает вопроса, кому бы позвонить, кому излить душу — он звонит своим родным. Бабушке, маме, папе. Помогает им, чем может. При всей его внешней легкости, ироничности это очень серьезный, основательный молодой человек, настоящий семьянин. Ему на днях 35 лет исполнилось, так что я — через газету! (смеется) — поздравляю тебя, Ваня и, несмотря на то, что ты уже так высоко взлетел, уверена, что настоящие твои вершины еще впереди — и не только на ТВ, но и в театре, кино, музыке!

↑ Наверх