Газета выходит с октября 1917 года Saturday 7 декабря 2019

Максим Траньков: Сердце мое — сердце петербуржца

Свисающие с питерских крыш сосульки фигуристу ближе, чем зимняя Москва

Свисающие с питерских крыш сосульки фигуристу ближе, чем зимняя Москва



Максим Траньков — один из участников прошедшего в минувший понедельник в Питере благотворительного шоу фигуристов в помощь пострадавшим от катастрофы в Японии. И о трагедии японского народа он знает не понаслышке. Серебряный призер московского чемпионата мира в парном катании, который на ванкуверской Олимпиаде выступал за город на Неве вместе с Марией Мухортовой, но в прошлом году переехал в Москву, чтобы кататься с Татьяной Волосожар, прилетел в эту страну вместе с партнершей лишь за час до страшного землетрясения, которое застало их в поезде.

 

— В поезде толчки не слишком ощущались, — начал разговор Траньков. — А через окно мы видели: люди шатались, пытались удержаться на ногах. Зрелище не из приятных.

— Наши газеты в это время запестрели заголовками «В Японии пропали российские фигуристы»…

— «Спасибо» журналистам за то, что напугали наших родственников. Прежде чем такое написать, надо задуматься: у спортсменов ведь тоже есть близкие, которые волнуются, переживают. А почему мы не могли выйти на связь? Из-за катастрофы отключилась мобильная связь.

— Эстонская одиночница Елена Глебова, которая тоже отправилась на сбор в Японию, на чемпионате мира красочно рассказывала: дескать, вы должны были приехать, вас все не было и не было, она издергалась...

— Мы с Татьяной задержались всего на один день: поезда перестали ходить, и нам пришлось заночевать в Осаке. Позже Глебова вместе с Морозовым перелетела в США.

— Чему новому обучил вас, опытного фигуриста, хореограф Николай Морозов?

— Он меня полностью переучивает кататься. Даже простейшие шаги делать. От петербургской школы во мне мало что осталось.

— Можете сказать, что переезд в Москву как раз и позволил добиться прогресса — эмоционального, соревновательного?

— Просто все сложилось — собралась хорошая команда специалистов, которые преследовали одну цель. В нашем коллективе все друг другу рады. Это и сработало.

— Но насколько вам с Татьяной помогает статус лидера среди российских пар? Когда вы занимались у Олега Васильева, многие программы, даже иногда билеты на соревнования, приходилось оплачивать из своего кармана. А в Москве на вас работает мощная команда, в том числе несколько хореографов — Николай Морозов, Александр Жулин, Игорь Чиняев...

— Отношение к фигуристам в Петербурге и в Москве разнится, словно небо и земля. Когда тренировался в нашем городе, то, за исключением Татьяны Меньшиковой (директор Санкт-Петербургской СДЮШОР фигурного катания. — Прим. ред.), нам, кажется, никто не помогал. Если бы в Питере с его традициями и школой фигурного катания спортсменам уделялось бы такое же внимание, как здесь, в Москве, то результаты у нас, думаю, давно были бы другими!

— Сложно было адаптироваться к жизни в столице? Москва вас чем-нибудь удивила?

— Если возле питерских станций метро и в переходах нет стольких ларьков, то здесь полный хаос. Правда, в Москве мы в метро не ездим — наш каток через дорогу от жилья — на площади Ильича. Впрочем, в Москве дороги много лучше. И дворы чище. Здесь убирают снег — зимой я ездил на машине, а в Питере не мог ее даже на улицу выкатить. Но я скучаю по Питеру — уж лучше сосульки, падающие с крыш, чем та зима, которая была в этом году в столице.

— Кем вы себя ощущаете — москвичом или все-таки питерцем? Или, может быть, пермяком?

— Я пермский питерец. Уж точно не москвич. И сердце мое — сердце петербуржца. Обязательно вернусь на берега Невы.

— Татьяна Тарасова назвала ваш «серебряный» прокат на чемпионате мира «настоящим парным катанием, которое выводит спортсменов на орбиту искусственных спутников Земли»... Вы сами испытали «неземные» чувства?

— «Космический» прокат? Ну, тут Татьяна Анатольевна выразила только собственные ощущения. Я и моя партнерша перед произвольной испытывали огромное напряжение. И когда соревнования закончились, мы были рады оттого, что откатались достойно и поставили запоминающуюся точку.

— На Олимпиаде в Сочи будут разыгрываться и командные соревнования в фигурном катании. Как вы относитесь к этой идее?

— Хорошая, естественно, идея. Во-первых, это дополнительный шанс на медаль для российских спортсменов. Во-вторых, возможность увеличить наше представительство на Олимпийских играх — ведь по регламенту командного турнира в нем могут участвовать и те, кто не пробился в личные соревнования по квоте от страны. У нас «обиженных» ребят всегда хватало — как тот же Сергей Воронов, который не попал в олимпийский Турин, или Константин Меньшов (действующий чемпион России вопреки спортивному принципу был «отцеплен» от команды на чемпионате мира в Москве. — Прим. ред.). Кстати, говорят, в командных состязаниях разрешены замены: кто-то вправе откатать только короткую программу, кто-то — только произвольную.

 

Беседовал Владислав ПАНФИЛОВ Фото Бориса ОСЬКИНА
↑ Наверх