Газета выходит с октября 1917 года Saturday 24 августа 2019

«Миграционная прививка не очень стерильна, а потому болезненна»

Стрельба на Думской и погром в Бирюлеве вновь обнажили нерешаемую системную проблему отношения к приезжим рабочим

Накануне мусульманского праздника жертвоприношения Курбан-байрам, истоки которого уходят в ветхозаветную историю о жертвоприношении Авраама, межэтническая ситуация в двух столицах оказалась накалена до предела. Москва «подарила» стране погром в Западном Бирюлеве, участники которого с каждой стороны были задержаны, но не убийца Егора Щербакова, погибшего накануне от рук скрывшегося преступника. Петербург ранее «подарил» нам стрельбу на Думской улице. Виновные, уроженцы Дагестана, в воскресенье были задержаны. Ужас состоит даже не в убийстве и стрельбе, хотя и этого предостаточно, а в том, что все поняли: в самом центре города, столицы, можно палить в прохожих, нападать на мирных жителей с оружием, и никакие представители власти не вмешаются, чтобы поставить на место отморозков.

Бирюлево: между убийством и разделом овощной базы

Итак, Западное Бирюлево. 10 октября кавказец, по предварительным данным торговец шавермой, пристает к девушке, не обращая внимания на то, что она не одна. Да, Егор Щербаков вступился за свою невесту и получил удар ножом в сердце.

Реакция на это безнаказанное убийство вылилась в воскресный погром. Но может и не вылилась бы. Местные жители, которые начиная с 10 октября собирались на митинги то у места убийства, то у здания полиции, хотели одного — чтобы правоохранительные органы нашли преступника. Но в воскресенье, как отмечают жители Бирюлева, к митингующим присоединились бритоголовые мальчики в чистых одеждах. 

Участники народного схода так описывают произошедшее. В толпе появились чужие, одни вступали в конфликт с полицейскими, другие повели народ на торговый комплекс «Бирюза» и на Покровскую плодоовощную базу. В толпе буквально скандировали: «На базу! На базу!». В Главном управлении по противодействию экстремизму МВД России подтвердили, что члены разных националистических группировок одновременно в воскресенье из Москвы выдвинулись в Бирюлево.

Последствия погрома мы знаем. Битые стекла «Бирюзы», сломанные ворота на овощебазе, поврежденные холодильные камеры. Возле железнодорожной станции Бирюлево-Товарная пострадали три автомобиля и палатка по продаже арбузов. Госпитализированы два сотрудника ОМОНа, всего же пострадали 23 человека, восемь из которых госпитализированы. 

Полиция задержала вечером 13 октября 380 человек. В отношении 70 возбуждено административное производство, в отношении двух самых активных погромщиков — уголовные дела.

Министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев в ночь на понедельник потребовал от ГУ МВД Москвы разобраться с плодоовощными базами под угрозой увольнений. Вечером 14 октября из правительства Москвы поступила информация, что Покровская плодоовощная база будет переведена за КАД, а на ее месте построят «новый современный торговый комплекс». 

В полиции утверждают, что причиной беспорядков стала борьба криминальных группировок за контроль над базой — кому-то нужен был ее переезд. Местные жители по-своему оценили последствия погрома. В общении с корреспондентом «ВП» они отметили, что даже благодарны погромщикам: «Нам иногда казалось, что власти о нас забыли и оставили наедине со всеми теми, кто кормится базой. Мы неделями не видели ни полиции, ни чиновников. Сейчас на нас хоть внимание обратили».

Что же касается Егора Щербакова, то за помощь в поимке его убийцы — то ли азербайджанца, то ли дагестанца, но точно продавца шавермы — московская полиция готова заплатить миллион рублей.

Думская: чемпионская стрельба

Теперь о Петербурге. Здесь дагестанцев, стрелявших по людям и машинам, задержали. Хотя, если бы на Думской улице была какая-нибудь овощебаза, скорее всего, там тоже начались бы погромы. Обошлось. Тем не менее групповой конфликт со стрельбой, который произошел 21 сентября, вылился в масштабную розыскную операцию.

Рано утром 13 октября была проведена серия обысков в различных районах города. В результате по подозрению в участии в инциденте задержаны семеро уроженцев Дагестана. Полицией было установлено, что причиной стал конфликт, возникший 19 сентября, — несколько кавказцев не прошли фейс-контроль в одном из местных клубов. 21 сентября они вернулись мстить, позвав с собой для силовой поддержки профессиональных спортсменов. После чего и началась стрельба из травматического оружия.

Участники конфликта были установлены полицией. Задержания проводились по местам проживания и работы подозреваемых. Брали с ОМОНом и отрядом «Гранит». Спецназу приходилось взламывать двери, лезть в окна, блокировать машины, некоторые подозреваемые сопротивлялись. Конечно, ведь практически все — чемпионы по боевым искусствам: призер чемпионатов Европы и России по боксу Камиль Мусаев, чемпион мира по кикбоксингу и чемпион России по кунг-фу Маидин Юзбеков, чемпион Санкт-Петербурга по боевому самбо Рустан Абдурапов. Все от 1982-го до 1988 годов рождения.

В ходе обысков у подозреваемых изъяты 2 травматических пистолета, 2 бейсбольные биты, резиновая дубинка, 25 травматических патронов, 5 наручников, литература с признаками экстремизма.

Что происходит?

О причинах погромов можно говорить много, но эксперты отмечают один схожий момент во всех случаях — есть бытовое преступление, которое послужило причиной дальнейших беспорядков. Что в Бирюлеве, что на Думской. В первом случае был убит Егор Щербаков, во втором — несколько пьяных кавказцев палили из травматики.

Полиция сейчас, конечно, делает хорошую мину при плохой игре. В Петербурге виновные уже задержаны, в Москве убийцу обещают задержать в ближайшие дни. Но правоохранители уходят от ответа на вопрос: почему не предотвратили? 

На самом деле ответы есть. 

Во-первых, ночные патрульные машины. Иногда они ездят по улицам. Но это уже не полиция. Это ФГУП «Охрана» (вневедомственная охрана), которая по сути может этим заниматься на добровольных началах и не имеет права никого задерживать. В полиции своих мобильных патрульных подразделений нет. А ФГУП «Охрана» уже давно на хозрасчете и не готова так усиленно помогать старшему брату — предприятие должно приносить прибыль.

Во-вторых, пешие патрули — патрульно-постовая служба. Полностью разваленная изнутри структура. Они еще могут Дворцовую площадь во время концерта перекрыть, но вряд ли способны догнать преступника. Эти ребята на улице занимаются всем чем угодно, только не патрулированием, чаще всего собирают мзду на подведомственной им территории.

В-третьих, участковые, если кто знает, завалены бумажной работой с утра до вечера, поскольку действуют на основании ряда приказов МВД, в которых для работы на земле времени не остается.

В-четвертых, профилактика безопасности. Так в системе МВД называются электронные системы слежения и связи — проще, это видеокамеры, развешенные по городу. Они даже выведены на мониторинговый центр, где операторы отслеживают происходящее. Но вот на Думской камеры на центр выведены не были. И это — центр города! Мало того, даже если оператор заметит, что кто-то кого-то ножом режет… Камера может зафиксировать преступника, но не поймать.

Вывод: в полиции полностью развалена система охраны общественного порядка. Иначе люди не боялись бы по ночам ходить по пустынным улицам, да и не только по пустынным. Будь она — не посмели бы отморозки стрелять на Думской. Будь она — пьяный или обколотый продавец шавермы не посмел бы приблизиться к невесте Егора Щербакова, а скорее всего уже сидел бы в какой-нибудь вытрезвиловке...

«Общество перенасыщено мигрантами»

Профессор Санкт-петербургского государственного института психологии и социальной работы, доктор философских наук, академик Международной академии исследования будущего (IFRA) Сергей Иваненков:
— Я не стал бы связывать произошедшее в Бирюлеве с национальным вопросом или религией, этот вопрос связан с миграционной обстановкой в стране. Поводом для погрома стала бытовая ситуация. Местные жители давно сигнализировали о том, что они оставлены без поддержки в полукриминальной среде, сложившейся в результате близости рынка, на котором в основном и работают мигранты. Произошел инцидент. Из-за того что общество перенасыщено мигрантами. Из-за этого уже были погромы. И они будут то тут, то там продолжаться.

Повторюсь, это не связано с национальными вопросами, это связано с погоней за прибылью нашего капитала, как, впрочем, и сама бесконтрольная миграция. К нам едут потому, что здесь выше уровень жизни и заработной платы. Едут в таком количестве, потому что границы под лозунгами либеральной экономики открыты и нет никакого эффективного контроля.

Погромы, убийства — это нарыв, и нынешний случай — лишь частный. Нарыв зреет и рано или поздно выльется в беспорядки, и это закономерность. Граждане России переживают первую волну миграции — организм получает миграционную прививку. Не очень стерильную, а потому болезненную и угрожающую жизни всего нашего организма (социума).

Будет и вторая волна. Когда регулировать миграционную политику будет уже не государство, а сложившиеся на его территории диаспоры, которые пустили корни и с помощью полукриминальной экономики сейчас захватили контроль над многими региональными рынками — легальными, не говоря уже о нелегальных. «Бирюза» — символ. Диаспоры уже оказывают огромное влияние на социально-экономические процессы. Для нашей страны, где экономика в тупике, идет процесс деградации качества рабочей силы и человеческого капитала, а норма прибыли — единственный стимул и параметр оценки любой деятельности в обществе, контроль диаспор за рынками — это реальная власть. Так что во время второй волны миграции мы станем гражданами второго сорта в собственной стране.

Но если государство, реагируя на такие болезненные реакции нашего общества на бездействие власти в сфере миграции, выработает четкую и действенную миграционную стратегию и политику, создаст развитую нормативно-правовую базу под эффективную миграционную политику, тогда сегодняшняя ситуация сойдет на нет — но через десятилетия. Если же мы, как сейчас, будем подчиняться полукриминальному лобби капитала, которому выгодна бесконтрольная миграция, то это уже настоящая угроза национальной безопасности.

Почетный консул Таджикистана в Петербурге Мухаммадназар Мирзода:
— Погромы были и до Бирюлева. Были и в Петербурге, и в других городах. Большинство из них подготовлены провокаторами, которые воспользовались обычными бытовыми конфликтами, что время от времени происходят. Преступления происходят во всем мире. И приезжие не чаще, чем остальные, являются виновными. Все бывает. Это жизнь в мегаполисе. Но есть сила, которая пользуется этими моментами и создает все эти ситуации. И не случайно одна из них произошла накануне праздника.

Руководитель регионального отделения Федерации профсоюзов Владимир Дербин:
— Это огромный теневой рынок, который по доходности уже перерос даже рынок проституции. Поэтому что мы тут в Петербурге можем сделать? Выйти на Марсово поле покричать? Проблему можно решить только на федеральном уровне, нужно принимать законодательные меры. Профсоюзы активно влияют на совершенствование ввоза в регионы иностранной рабочей силы. В частности, тщательно контролируют заявки работодателей на привлечение трудовых мигрантов. В итоге квота ежегодно сокращается — в среднем на 45 — 60 тысяч заявок, а на 2014 год квота сокращена на 94 тысячи заявок. Но проблемы создают не те, кто приезжает на работу легально.

Председатель комитета по труду и занятости населения Дмитрий Чернейко:
— Официально в Петербурге сейчас работающих иностранцев около 250 тысяч. Это те, кто имеет разрешение на работу, включая граждан Белоруссии, Казахстана, высококвалифицированных специалистов, получивших право на трудоустройство вне квот. Если говорить о тех, кто находится здесь и работает нелегально, то наша оценка — таких примерно восемьсот тысяч человек.

До конца октября Госдума РФ рассмотрит инициативу депутата петербургского ЗакСа Андрея Анохина, который разработал и предлагает внести в миграционное законодательство ряд поправок. По мнению депутата, они позволят ограничить въезд нелегальных мигрантов на территорию России, снизить преступность и не допустить повторения событий, подобных происшедшим в Бирюлеве.

— Я предлагаю сделать обязательными дактилоскопию на границе, наличие банковского счета и медицинской страховки для въезжающих. Многие едут в Россию под видом туристов, а затем нелегально остаются в стране. В итоге только в Петербурге при прошлогодней официальной квоте в 166 тысяч человек насчитывается миллион мигрантов из бывших советских республик, — сообщил «Вечёрке» Андрей Анохин. — Также я считаю необходимым ввести ограничения на использование наемного труда в некоторых сферах занятости. Это работа на стратегических объектах, а также в торговле и в пассажирских перевозках коммерческим транспортом.

↑ Наверх