Газета выходит с октября 1917 года Sunday 17 ноября 2019

Многодетные семьи с приемными детьми получили коттеджи

В Ольгинском семейном приюте трудолюбия — пополнение

В Парголове в торжественной обстановке вчера вручали ключи от коттеджей, входящих в принципиально новое образование — Ольгинский детский семейный приют трудолюбия. Благотворительный фонд «Наши дети — будущее Отечества» и его основной учредитель — известная строительная компания открыли целую улицу из коттеджей, в каждом из которых теперь будет жить многодетная семья, имеющая в своем составе и приемных детей. 

Пока что коттеджей одиннадцать (два из них были заселены в прошлом году). Но всего планируется двадцать пять. Причем аналогичный комплекс предусмотрен и в Шушарах. Каждый из комплексов будет представлять собой мини-городок, в котором расположатся не только отдельные жилые дома, но и спортивные площадки, садово-огородное хозяйство, храм с церковно-приходской школой и учебными мастерскими. 

Такой благоустроенный коттедж рассчитан на одну семью

Любовь Брайнина: «Первого приемного ребенка мы взяли, когда у нас уже было трое родных»

Дома семьям передаются безвозмездно, и дома — просторные, со всеми городскими удобствами. Даже полы с подогревом. После того как приемные дети вырастут, коттеджи не отберут. Они будут оформлены в долевую собственность семьи. А это значит, что будет сформировано родовое гнездо, куда всегда смогут приехать уже выросшие дети (а возможно, начнут привозить сюда своих детей и даже внуков). Разумеется, опекаемые дети не потеряют своих прав на получение жилья от государства по достижении совершеннолетия.

Вчера ключи, а значит, коттеджи получили девять семей. В каждой из них по 9 и более детей. И вы никогда не угадаете, какие дети в семье свои кровные, какие — приемные. Мамы и папы любят каждого ребенка и не делают различия.

Вот семья Любови Родионовны Брайниной и Сергея Ивановича Шистерова (четверо приемных детей, пять своих). 

— У нас опыт именно как приемных родителей — 7 лет. Первого ребенка мы взяли, когда у нас было трое родных. К тому моменту мы осознали, что можем дать любовь и заботу еще и детям, которые несут в себе тяжелейшую родовую травму — ощущение, что их бросили. С такой родовой травмой очень сложно справиться, и чем раньше ребенок попадет из детского дома в семью, тем лучше. И знаете, даже если ребенка забирают в семью в грудном возрасте, все равно эта родовая травма в нем присутствует. Психологи называют брошенных детей детьми «с дырочкой», потому что их очень трудно наполнить любовью. И они гораздо больше кровных детей нуждаются в ласке, самых обычных человеческих прикосновениях. Им нужно чувствовать маму с папой, — говорит Любовь.

В большой семье старшие заботятся о младших

В семье Веденкиных — Ирины Георгиевны и Александра Николаевича — десять детей. Ирина — педагог по образованию, сама из многодетной семьи. Александр — священнослужитель.

Ирина показывает нам коттедж, где практически все готово к заселению. 

— И мы одну комнату на первом этаже превратим в домовый храм. Для нас это необходимо и важно, — поясняет Ирина. — А сколько у нас своих, сколько чужих — какая разница? Для нас все свои. А возраст деток — от 6 до 19 лет.  

Возьмут ли эти семьи еще детей? Отвечают: как получится, как Бог даст. И подобные ответы можно услышать от всех приемных родителей. Очень часто дети приходят в семьи неожиданно. Например, одна из мам рассказала, что как-то ее попросили навещать в больнице двух брошенных деток. Она навещала, но в итоге взяла под опеку не только их, но еще двоих из этой же больницы. Потому что видела, что детям будет очень плохо в казенном учреждении. А еще одной мамочке ребенка привели прямо на порог квартиры: своего внука попросила забрать бабушка, которой уже физически было не по силам опекать мальчика. Часто случается, что приемная семья забирает одного ребенка, а потом еще и старших его кровных братьев и сестер, также находящихся в госучреждении.

Между прочим, тот факт, что семья получает просторное благоустроенное жилье, напрямую влияет и на возможность брать детей-инвалидов и детей с особенностями развития. Таким мальчикам и девочкам нужны определенные жилищные условия, и как раз здесь они есть. 

В семье священника Александра Веденкина десять детей

— Единственный минус — недостаточно развитая инфраструктура в районе. Есть магазины, школа, детские сады. Но остро не хватает центров досуга для молодежи. Мы надеемся, что вскоре у нас откроется центр детского творчества, куда смогут ходить не только мальчики и девочки из нашего семейного приюта, но и юные жители обычных окрестных домов, — сказала Алла Александровна Самойлова, которая вместе с мужем и восемью детьми живет здесь уже год. Им ключи от коттеджа вручили год назад. В семье на самом деле четырнадцать детей, но старшие уже взрослые и живут отдельно. 

Все семьи с приемными детьми рады, что теперь будут жить рядом в мини-городке, по соседству с аналогичными семьями. Общие проблемы будет легче решать. В планах — создание центра повышения родительского мастерства.

Справка «ВП»

Первый Ольгинский приют в России был учрежден 31 января 1896 года императором Николаем II на собственные средства в ознаменование рождения дочери — великой княжны Ольги. В 1910 году таких приютов в России было 36. Дети обучались в мастерских ремеслам: мальчики — слесарно-кузнечному, столярно-токарному, переплетному, шорному и сапожному, девочки — кройке и шитью (обшивали бельем всех проживающих в приюте), а также вышиванию гладью, стирке и глажке белья. Мальчики и девочки убирали комнаты, помогали на кухне, а летом принимали участие в работах на огороде, в саду и в поле. После революции приюты закрыли. 

↑ Наверх