Газета выходит с октября 1917 года Monday 28 мая 2018

«Море — это работа»

Накануне Дня ВМФ корреспондент «ВП» побеседовал с командиром малого противолодочного корабля Юрием ГУДКОВЫМ

Первые корабли, которые будут участвовать в праздновании Дня Военно-Морского флота, уже пришвартовались у набережной Лейтенанта Шмидта. Корреспондент «ВП» побывал на малом противолодочном корабле «Зеленодольск».

На борту вовсю шла подготовка к празднику. Личный состав красил палубу. Судя по всему, корабль давно не обновляли. «Зеленодольск» постоянно в морях, а соленая вода, ветры и дожди — достаточно агрессивная среда, которая запросто стирает самые стойкие покрытия. Да и в парадах он редко участвует. Как не подготовиться к торжествам?

Командир Юрий Гудков — потомственный моряк

По уставу вертикальные плоскости кроются шаровой краской (серой), палуба — зеленой. Все для того, чтобы корабль был менее заметен на фоне моря и неба. Правда, до сих пор краска была красно-коричневой. Тут, как говорят моряки, какую краску им на базе выдадут, той и красят. Но на праздник все должно быть по уставу. Командир корабля капитан 3-го ранга Юрий Гудков ходил по палубе с носа на корму и обратно, следил, чтобы матросы делали все как положено, не халтурили. А корреспондент «ВП» воспользовался моментом, чтобы задать ему несколько вопросов. Редко удается взять интервью у командира боевого корабля — это практически нереально.

— Юрий Владимирович, какова сейчас судьба офицера? Вы с детства бредили морем?
— Я сам из Белоруссии. Но потомственный моряк. Мой отец военно-морской офицер. Служил на Севере, на Черноморском флоте, на подводных кораблях. Я всю юность провел в Севастополе. Ходил к отцу на корабли, на подлодки. И даже не сомневался в том, кем стать. В 1998 году поступил  в Военно-морской институт радиоэлектроники имени А. С. Попова. Сначала на береговой факультет, но вовремя понял, что на берегу «заржавею». И по распределению попал на малый ракетный корабль на воздушной подушке «Самум». Это тоже Черноморский флот. Потом были другие ракетные корабли и катера на ЧФ.

— А как попали на противолодочный?
— Окончил офицерские классы. Переквалифицировался. Был мастером ракетного удара, стал охотником за подводными лодками.

— Есть разница?
— Везде своя специфика. Там ракету пустил и действуешь дальше. Здесь работа методичная, аккуратная.

— И что, на Балтике есть что ловить?
— Бывает. Простите, не имею права это комментировать. Но работа мне понравилась. Так и попал на «Зеленодольск». Сначала помощником командира, потом сам стал командиром.

— Говорят, после училищ многих придавливает на флоте, отбивает всю романтику.
— Да, придавливает. Море — это работа. Тяжелая, трудная. Чтобы быть моряком, надо любить море.

— Это ваш первый парад?
— Да, мы редко участвуем в праздниках. У нас автономность 10 дней. Но мы очень много ходим по морям. Весь прошлый год «Зеленодольск» из моря не выходил с апреля по ноябрь. Мы тогда прошли 17 000 морских миль.

— И куда ходите?
— По Балтике. Выполняем боевую подготовку.

— Может, расшифруете для непосвященного?
— Это основной вид подготовки личного состава и корабля. Обучение личного состава, испытание вооружения и многое другое. Это очень емкое понятие, которое касается жизнедеятельности корабля как на стоянке, на рейде, так и в длительном плавании.

— У вас есть семья? Скучают родные?
— Да, у меня в Кронштадте жена и дочь. Скучают, конечно, но дочь гордится. Она в классе с гордостью говорит, что ее отец — офицер Военно-Морского флота.

— Мне казалось, что в Кронштадте у половины детей отцы — офицеры Военно-Морского флота.
— Может, когда-то так было. Но сейчас уже не так. У дочки в классе я один такой папа. И когда хожу на родительские собрания, она просит меня надевать военно-морскую форму.

— Хотите быть капитаном флагмана?
— Какой солдат не хочет быть генералом? Но если честно, я люблю свой корабль. Он построен относительно давно — в 1987 году. Но в нем заложены большие возможности для модернизации под задачи.

— По задачам можете говорить?
— Охрана водного района.

— Большой экипаж?
— Нет, не большой. 70 человек.

— Неуставные отношения среди матросов есть?
— Здесь нет. Возможно, если бы стояли на приколе, от скуки матросы начали бы хулиганить. Но мы постоянно в морях. А это, как я уже говорил, тяжелая работа. Там не до дедовщины. Да и до меня, судя по всему, неуставных не было. На стоянках к нам часто приходят люди, которые когда-то служили на «Зеленодольске». Тепло все вспоминают. Так что здесь хорошая служба. Да что говорить, часто срочники, увольняясь на гражданку, через несколько лет приходят к нам уже по контракту.

— Ну что же, с праздником вас.
— Спасибо!

↑ Наверх