Газета выходит с октября 1917 года Monday 20 ноября 2017

Музеи должны оставаться независимыми от политики

Но не всегда получается

Еще один подарок Государственному Эрмитажу к его юбилею: международная конференция «Музеи и власть» прошла 9 — 12 сентября в Санкт-Петербурге и продолжится 13 — 14 сентября в Екатеринбурге. Конференция была задумана в 2012 году национальными комитетами Международного совета музеев (ИКОМ) трех стран: Германии, России и США.

В событии участвуют более 350 музейных специалистов из 30 стран; доклады подготовили, в частности, президент ИКОМ России советник президента РФ по культуре и искусству Владимир Толстой, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский и кинорежиссер Александр Сокуров. В конференции участвует и множество петербургских музеев: например, Музей истории религии, Музей политической истории и ГМЗ «Царское Село».

— Интересно, — отметил Михаил Пиотровский, — по-русски конференция называется «Музеи и власть», а по-английски — «Museum&Politics» («Музеи и политика»). Как бы там ни было, сама тема очень актуальна, и конференция — это подарок ИКОМ к дню рождения музея.

Эрмитаж, со своей стороны, также сделал подарок ИКОМу и всем посетителям. 11 сентября открыл новые фондохранилища со свободным доступом в Старой Деревне. Перед гостями конференции представлены археологические находки, коллекция античных саркофагов и боспорских надгробий, а также работа реставрационных лабораторий, восстанавливающих мебель, керамику, фотографии и живопись.

«Этот мост нужно сохранять»

— Мы будем активно обсуждать на конференции готовящийся закон «Основы культурной политики», — добавил Михаил Пиотровский. — С нашей точки зрения, именно культура — самый лучший мост между народами, и этот мост нужно сохранять. Есть те, кто думает, что лучше все разрушить и построить заново, но я так не считаю.

— Тема «Музеи и власть» сегодня обретает особое звучание, — заявил один из организаторов конференции, президент ИКОМ России Владимир Толстой. — Но заявлена она не вчера, а два с лишним года назад. Каждые три года ИКОМ проводит генеральную ассамблею. И состязание между странами, желающими принять ее у себя, почти такое же острое, как между претендентами на проведение Олимпиады. Россия тоже пыталась принять генеральную конференцию ИКОМа. Но, к сожалению, мы уступили Италии: ассамблея пройдет в Милане. Однако мы решили, что Россия не должна остаться без крупнейшего музейного форума. Придумали такую конференцию — и коллеги из США и Германии нас немедленно поддержали.

— У нашей организации, возникшей после Второй мировой войны, две основные задачи, — рассказал президент ИКОМ Ханс-Мартин Хинц. — Одна — это организация работы наших членов, их международный обмен опытом, обсуждение проблем музейного дела. Музеи улучшаются, теперь они помогают лучше понимать мир и себя самих. Это происходит благодаря тому, что идет такой интенсивный международный обмен. Это показывает тесную связь музеев и политики. Но музеи должны оставаться независимыми от власти. Другая задача ИКОМ — защита культурного наследия, особенно тех объектов, в отношении которых имеются риски.

Конечно, президента ИКОМ немедленно спросили о том, следит ли он за состоянием украинских музеев. Будет ли обсуждаться эта тема на конференции?

— С самого начала конфликта мы находимся в тесном контакте с нашими коллегами на Украине, — рассказал президент Хинц. — Уже во время столкновений на майдане два музея, находящихся близко от зоны конфликта, пострадали от множества людей, которые занимали окрестные здания для жилья. Минкульт Украины делал все что мог. Из Национальной галереи Украины сообщили, что смогли предотвратить серьезные повреждения и перенесли в подвалы более крупные работы. Но в Городском музее Киева экспонаты все-таки пострадали. Мы все надеемся на перемены к лучшему в свете благоприятных новостей последних дней.

«Не так уж важно, где находятся шедевры»

Затронули и еще один чувствительный момент из более давней, впрочем, истории: поговорили о перемещенных ценностях и возможности их возврата.

— Тема очень чувствительная и нуждается в активном обсуждении, — рассказал нам Михаэль Хенкер, президент ИКОМ Германии. — Сразу после войны союзники изъяли у нацистов произведения искусства, которые были похищены у еврейских владельцев, у оппозиционных партий, награблены в церквях и так далее. Все эти ценности начали постепенно возвращать первоначальным владельцам — или наследникам, если тех не было в живых. Удалось вернуть около 90% ценностей. Но возврат этих последних 10 процентов — по сей день большая задача, до сих пор не разрешенная. В Германии я возглавляю одну из таких поисковых комиссий. Розыск владельцев и самих этих перемещенных работ в запасниках музеев — очень тяжелый и дорогостоящий процесс, о котором знают в основном ученые, а не широкая публика. Представьте себе: если мы за год устанавливаем владельцев хотя бы десяти полотен, это считается большим успехом.

Что касается России, то здесь все и проще, и сложнее. Мы в основном знаем, что именно было похищено нацистами из советских музеев, а что — советскими войсками из немецких в конце войны. Комиссии работали над проблемой возврата в 90-х годах. Уже шли серьезные переговоры — и вдруг российская Дума издала закон, который запрещает такой возврат. И мы это решение, конечно, принимаем. Хотя это не значит, что мы не продолжим обсуждать эти вопросы. Время — лучший лекарь. Может быть, что-то изменится в дальнейшем. По большому счету не так уж важно, где находятся эти произведения искусства: в Германии или в России. Скажем, для посетителя из Нью-Йорка особой разницы нет. Может быть, мы должны воспринять более широкую точку зрения. Да, было бы прекрасно, если б все это искусство вернулось в Германию. Но если даже и нет — оно все-таки не утрачено для человечества. Вот если бы оно было спрятано, если бы находилось взаперти в частных руках, тогда я бы сражался за его возвращение до последнего вздоха!

↑ Наверх