Газета выходит с октября 1917 года Friday 23 октября 2020

«Мы испытываем недостаток знаний, а отсюда — и сострадания»

Как немецкая пресса откликнулась на выступление Даниила Гранина

27 января Даниил Гранин, как мы уже рассказывали, выступил в германском бундестаге в рамках «Часа памяти». Выступление писателя не осталось незамеченным в немецкой прессе. На него откликнулись все без исключения газеты, распространяемые на федеральном уровне, и подавляющая часть местных газет, распространяемых в пределах одной из земель. Более того, общегерманская газета «Ди Вельт» днем раньше предварила выступление Гранина большой статьей о нем — чтобы читателям было понятнее и ближе то, о чем Даниил Александрович намеревался поведать немецкой аудитории.

«Мне достался мир постоянно воюющий, суровый, где мало улыбок, много хмурого, мало солнца. Обилие талантов и запретов. Я попал в него не в лучшую пору. В этом мире мне, тем не менее, повезло. Мне достались времена трагические, весьма исторические, главное же, от них осталось сокровенное чувство счастья — уцелел!» — цитирует автор статьи автобиографическую книгу Гранина «Все было не совсем так». 

А дальше читатель узнает из статьи вехи биографии писателя. О виденных им на войне ужасах, которые творили немцы. Но и о том, как менялось отношение Гранина к Германии. До войны — восхищение ее великой культурой. Но после войны потребовался долгий путь, по словам самого писателя, «от ненависти к пониманию, а затем и к дружбе», который потребовал «куда больше лет, чем длилась война». «Гранину завтра есть, что поведать — о России, Германии и о том, что случилось с миром за последние сто лет. Но он будет говорить прежде всего о войне. И, без сомнения, вспомнит чувства юного 20-летнего лейтенанта, которого нынешний Гранин подчас не понимает», — завершает автор статьи, напоминая о книге писателя «Мой лейтенант», на страницах которой словно пересекаются юный романтик и убеленный сединами писатель-мыслитель.

Возможно, после этой статьи многим читателям стало понятнее, может быть, чуть ближе то, о чем поведал Гранин в своей почти 40-минутной речи в бундестаге. Многие газеты привели лишь наиболее яркие ее моменты, сделав заголовками ключевые фразы: «Смерть уничтожала тихо, безмолвно» («Ди Вельт», «Шпигель», «Нойес Дойчланд»), «Дома горели по несколько суток» («Зюддойче цайтунг»), наконец, «Я долго не мог простить немцам» («Ди Цайт», тот же «Шпигель»). Впрочем, комментировать, тем более, истолковывать слова Даниила Александровича не требовалось — он сам прекрасно все объяснил в своем выступлении, достаточно было лишь привести все без изъятий и купюр — и, что следует отметить, так и было сделано.

На выступлении Даниила Гранина в бундестаге присутствовали все первые лица Германии.

Впрочем, иногда авторы репортажей невольно отбрасывают бесстрастный тон и выражают искреннюю симпатию к Гранину, как это делает журналист «Ди Вельт» Даниэль-Фридрих Штурм, который во вводке к своей статье назвал речь Гранина «волнующей душу». 

«Что должен чувствовать Гранин, выступая в юбилейный день снятия блокады перед депутатами и членами правительства Германии? — вопрошает журналист. — Гранин не взывает, не требует, он просто рассказывает, как все было». И журналист в конце подробного и при этом эмоционального изложения речи Гранина отмечает, что после его выступления депутаты аплодировали Гранину стоя, у многих на глазах были слезы, а федеральный президент Йоахим Гаук склонился перед ним в почтении.

Еще более эмоциональна «Франкфуртер Рундшау». «Чья музыка, как не Шостаковича, могла открыть церемонию в бундестаге? В его музыке — память о жертвах ленинградской блокады. И кто, как не Даниил Гранин, мог выступить в бундестаге по поводу 70-летия снятия блокады Ленинграда — 27 января, в день памяти всех жертв нацизма?» — начинает свой репортаж журналист газеты. И перечисляя некоторые моменты рассказа Гранина с трибуны бундестага, в том числе, наверное, самый страшный — о матери, которая кормила мясом умершего трехлетнего сына свою старшую дочь, чтобы та выжила, корреспондент пишет: «Это рассказ о его и нашем прошлом — прошлом, которое не должно уйти в прошлое».

Потому что, отмечает журналист, проблема в том, что в сознании немцев, особенно на Западе, демографическая катастрофа Ленинграда не оставила особого следа. Автор цитирует редактора журнала «Восточная Европа» Манфреда Заппера, который пишет, что в ФРГ блокаду Ленинграда всегда считали «обычной военной операцией». А в ГДР распространялось издание «Блокадной книги» Адамовича и Гранина, выхолощенное цензурой конца 1970-х. Да и до последнего времени легче найти книги о страданиях немцев в советских лагерях военнопленных, чем о сожженных ими русских деревнях, ограбленных и выброшенных на мороз жителях, преследуемых и уничтожаемых евреях...

«Мы испытываем недостаток в знании, а отсюда — и в сострадании. Нам нужны такие голоса, как голос Гранина. А то даже федеральный президент Германии Йоахим Гаук не знает, что в семье президента России Владимира Путина тоже есть жертвы блокады. Президент Гаук в своем письме к Владимиру Путину в связи с 70-летием блокады Ленинграда должен был упомянуть об этом», — завершает корреспондент «Франкфуртер Рундшау».

Отметим, что трансляция памятной церемонии велась в прямом эфире на официальном сайте бундестага. Там же приведен полный текст выступления Даниила Гранина на немецком языке. Кстати, на сайте бундестага репортаж о выступлении Гранина озаглавлен его высказыванием: «Спасались те, кто спасал других».

↑ Наверх