Газета выходит с октября 1917 года Saturday 22 июля 2017

Андрей Бельских: Академия будет развиваться в пределах ее исторической территории

В конце прошлого года министр обороны Сергей Шойгу заявил, что переезд ВМедА в Горскую отменяется

Все, кто переживал за судьбу этого уникальнейшего медицинского учреждения, ведущего свою историю еще от Петра I, смогли вздохнуть свободно: академия остается на прежнем месте, перебазирование за 42 километра от Петербурга, в чисто поле, ей не угрожает.

«Вечерний Петербург» неоднократно освещал тему скандального переезда. Мы, как и многие другие петербуржцы, опасались, что переезд приведет не только к разбазариванию фантастических сумм из бюджета государства, но и к развалу академии как таковой, грозя превратить ее в рядовую районную больницу.

С тех пор прошло полгода. Что изменилось в ВМедА? Действительно ли, как было обещано, увеличено ее финансирование и идет дальнейшее развитие академии?  Не угрожает ли академии снова переезд в Горскую? (А такие сведения время от времени появляются в Интернете.) С этими вопросами редакция «ВП» обратилась к начальнику ВМедА полковнику Андрею Николаевичу БЕЛЬСКИХ.

«Переселение народов» — это временно

— Что сейчас происходит в академии? По дороге к вам видела, как из одного старинного  корпуса массово выносили мебель…
— Министерством обороны в конце прошлого года и в начале нынешнего был принят ряд важных решений по развитию военной медицины и ВМедА в частности. И это дает нам основание смотреть в будущее с оптимизмом. 

Какие же были приняты решения? Разделим их на четыре группы.

  1. Реконструкция и капитальный ремонт основных фондов академии. 
  2. Оснащение, переоснащение и модернизация академии.
  3. Увеличение набора курсантов и слушателей. В этом году мы примем 658 человек на первый курс. Для сравнения: в прошлом году набрали всего 90. То есть сейчас идет полноценный набор, впервые за три последние года.
  4. Изменение статуса учреждения. Мы на протяжении года были казенным учреждением, что для академии совершенно чуждо. С 1 июля нам возвращается прежний статус учреждения бюджетного. Это позволит на заработанные нами средства дополнительно закупать оборудование, медикаменты, а также значительно увеличить фактически очень низкие зарплаты среднему и младшему медперсоналу (в виде премий). Это должно снизить дефицит и текучесть кадров. У нас, как и во многих других государственных медицинских учреждениях, проблема с укомплектованностью средним, а особенно младшим медперсоналом. 

Все эти решения реализованы или реализуются.

Теперь подробнее о том, что касается капремонта и реконструкции. План рассчитан на три года — с 2013 по 2015-й включительно. В академии работала специальная комиссия, которая определила, какие именно здания в чем нуждаются. В перечень вошли 50 объектов, расположенных на территориях 49-го и 56-го военгородков, то есть на площадках возле Витебского и Финляндского вокзалов. 38 зданий будут капитально отремонтированы, 12 — реконструированы.

На первом этапе, который начнется 15 июня и под который выделены целевые средства, будут отремонтированы: приемное отделение клиники военно-полевой хирургии, операционные блоки клиник нейрохирургии и факультетской хирургии, клиника амбулаторной хирургии, а также ряд учебных классов, курсантская столовая, аптека, клиническая кухня. Одновременно начнется и реконструкция некоторых зданий.  

Уверяю, что весь ход этих работ будет строго контролироваться руководством Министерством обороны и лично министром обороны Сергеем Шойгу. Устанавливаются веб-камеры, по которым в режиме реального времени можно будет видеть, как продвигается стройка.

Отмечу: пока идут строительные работы, мы ничего не закроем! Лечебный и учебный  процессы никак не пострадают. На время ремонтных работ кафедры и клиники переводятся в другие корпуса. Там, конечно, придется уплотниться, но это временно. Так что действительно, «переселение народов» происходит, что вы и наблюдали. 

Следующий шаг — оснащение отремонтированных помещений новой аппаратурой, что будет исполнено к концу года. 

Почти миллиард на закупку медикаментов

— Скажите, а существует ли документ, согласно которому переезд в Горскую действительно отменен? А то некоторые волнуются, что официальных бумаг по данному решению нет...
— Документ есть. Утверждена и принята к исполнению концепция развития ВМедА, которая не является, кстати, секретной информацией. В концепции четко сказано, что академия будет развиваться в пределах ее исторических территорий. Переезда не будет! Да и было бы дико предполагать, что вкладывая уже сейчас огромные бюджетные средства в ремонтные работы на имеющихся площадках, он бы планировался. Да, у академии было сложное время. Но оно закончилось, и нужно жить дальше, нужно развивать военную медицину. 

Но если кому-то хочется и дальше муссировать историю с Горской и тем самым создавать себе сомнительную популярность, мы этому помешать не можем. 

Академия со дня основания расположена здесь, и никакие политические и экономические проблемы не могут поменять «место жительства». Правда, в истории был случай, когда Александр II в 1856 году, после студенческих волнений, принял решение о закрытии академии, но президенту академии Дубовицкому удалось убедить царя в неразумности этого шага. Указ был отменен. 

— Какой, на ваш взгляд, сейчас самый актуальный вопрос для академии?
 Сейчас в академии нет нерешаемых вопросов. Вопросы, которые нас тяготили, решены Минобороны. Все остальное решается в рабочем режиме.

И, к слову, отмечу еще одну немаловажную деталь: в конце прошлого года нам на закупку медикаментов и расходных материалов было дополнительно выделено 720 миллионов рублей, в начале этого года еще 250 миллионов. Почти миллиард. Зайдите в любую клинику, спросите, есть ли у них, чем лечить пациентов. Вам ответят, что все есть. 

— Скажите, вот перед первым приемным отделением ямы в асфальте. Будете менять покрытие?
— Да! В ближайших планах — ремонт наружных сетей и прилегающих территорий. То есть ремонтироваться будут не только сами здания. Будем ремонтировать канализацию, водопровод, электрическую сеть (с увеличением мощностей), будут отремонтированы или заменены лифты. 

— Горожане, попавшие по скорой в клинику термических поражений, жалуются, что палаты там многоместные, без удобств. А ведь ожоговые больные — тяжелые…
— Клиника термических поражений находится в плане ремонта и реконструкции на 2014 — 2015 годы. 

— Анатомический корпус на улице Лебедева - одно из самых старых зданий академии и уже давно нуждается в ремонте. Там стены пошли трещинами из-за находящейся рядом стройки…
— Честно скажу: с анатомическим корпусом тяжелая ситуация. Если другие кафедры и клиники мы можем на время ремонта «подселять и уплотнять», то для анатомического корпуса нужны специальные помещения. 

К сожалению, у нас много таких кафедр, в основном теоретических, состоянием которых не занимались десятилетиями. Они находятся не в лучшем состоянии. Но все-таки постепенно мы с проблемой справимся. Анатомический корпус  в плане ремонта стоит на 2015 год. 

— Рядом с анатомическим корпусом Минобороны строит гостиницу. Причем на месте бывшего хирургического корпуса ВМедА, то есть на вашей исторической территории. Есть ли шансы, что гостиницу передадут вам — под общежитие для курсантов?
— Нам очень нужно новое, современное здание общежития, поскольку старые корпуса находятся в плачевном состоянии. Вариант с этой стройкой нам бы подошел идеально. Мы свои предложения уже направили в Минобороны. Сейчас вопрос на стадии обсуждения. Ведь гостиница строилась не просто так, а под нужды округа. И сочтут ли возможным передать ее нам — пока неизвестно.  

Слово «Горская» убираем из лексикона

— Какова же дальнейшая судьба аэродрома в Горской?
— Извините, но мы за судьбу Горской не отвечаем. Мы вообще само слово «Горская» убираем из лексикона, относящегося к академии. 

Другое дело, что если говорить не о первоочередных задачах академии, а о перспективах (а что академия нуждается в расширении, согласны все), то выяснится, что академии нужны:

  • высокотехнологичный онкологический центр;
  • центр реабилитационной медицины;
  • центр полевой выучки.

Мы уже дали свои предложения руководству Министерства обороны. Но в каком месте будет строительство, пока не знаем. Может быть, в Красном Селе, где расположена еще одна наша площадка, где проходят полевые учения (мы единственные в стране ежегодно проводим военно-медицинские полевые учения). Но может и в любом другом. Но это стройка в любом случае будет не заменять, а дополнять имеющиеся площади. Перечисленные объекты — неблизкая перспектива. Нам же надо выполнить первоочередные задачи. И — на 30 процентов увеличить объем высокотехнологичной медицинской помощи, освоить новые ее направления. Сейчас, например, мы стали брать на лечение городских больных с острым коронарным синдромом, с прошлого года выполняем операции по лечению катаракты. По квотам, то есть бесплатно для пациентов, в прошлом году выполнено 500 операций по замене хрусталика, в этом году квоты даны на 600, 400 из которых уже сделаны. Но можем выполнить и 1,5 тысячи. 

На базе академии идет активная подготовка к выполнению трансплантации органов и тканей, и в частности — к операции по пересадке лица. Такая операция будет выполнена впервые в России, да и во всем мире подобных операций были единицы. 

— Когда планируется проведение этой уникальной операции? Есть ли у вас уже пациент?
— Трансплантация лица — это уже не косметическая хирургия, а хирургия высочайших достижений. Операция сложнейшая, ведь пересаживается не только кожа, но и сосуды, и мышцы, и подкожный слой. Проведем в течение ближайших трех месяцев на кафедре хирургии усовершенствования врачей. Операция — мультидисплинарная, в ней примут участие и пластические хирурги, и сердечно-сосудистые, и специалисты по челюстно-лицевой хирургии. 

Что могу сказать о пациенте? Это молодой человек, солдат срочной службы, не из Петербурга. К нам его перевели из другого госпиталя. Причина травмы — удар электродугой. Почему такое с парнем случилось — не знаю, но, «оставшись без лица», человек теряет свой социальный облик, что для молодого человека — катастрофа. 

— Вы сказали о необходимости строительства нового онкологического центра…
— Он нам необходим! Тогда бы мы смогли оказывать пациентам весь спектр необходимого лечения. И хирургическое, и химиотерапию, и лучевую терапию. А пока что у нас нет лучевой терапии, нет всего набора препаратов для химиотерапии. Такое может получить только специализированный центр.

— В 2006 году ВМедА передала две новые установки для лучевой терапии городу, их установили в НИИ онкологии в Песочном…
— Именно потому, что мы не смогли разместить их на своих площадках в городе. Есть строгие санитарные правила, по которым это оказалось невозможным. 

Так что новый онкологический центр нужно располагать за городом. И центр будет частью академии. Петербуржцы от открытия нового центра только выиграют. 

На базе академии идет активная подготовка к выполнению трансплантации органов и тканей, и в частности — к операции по пересадке лица. Такая операция будет выполнена впервые в России, да и во всем мире подобных операций были единицы. 

Мы нужны городу, а город нужен нам

— Граждане недовольны, что в парк ВМедА, что рядом с центральным зданием, просто так не попадешь. На контрольно-пропускных пунктах стоят охранники и никого не пускают. Парк пустует. Для кого он? Будет ли свободный доступ в парк?
— Нет! Во-первых, это территория военного объекта. Во-вторых, во что превратится парк, если там начнут собираться и асоциальные граждане? Зато парк у нас по вечерам доступен для больных из близлежащих корпусов, в том числе для детей, проходящих лечение на кафедре детских болезней. А на центральной аллее парка проводятся торжественные построения. Вот 23 июня будет торжественный выпуск курсантов. Фонтан, расположенный в центре пруда, включим. Будет очень красиво. 

— Петербуржцы жалуются, что к вам на лечение бесплатно не всегда попадешь…
— У нас 30% коек идут по системе ОМС. В 2013 году финансирование по ОМС нам увеличено примерно на 15%. Нам городские больные необходимы для учебного процесса, мы нуждаемся в больных с самой разной патологией. Так что и мы нужны городу, и город нам. Но, конечно, попасть в ВМедА просто так, по желанию пациента, не всегда возможно. К нам привозят либо по скорой, либо направляют из других лечебных учреждений, в том числе из обычных районных поликлиник. Хотите к нам – берите направление, и если необходимое вам лечение входит в систему ОМС, мы окажем помощь бесплатно. 

— Сейчас во многих коммерческих медицинских центрах работают бывшие сотрудники ВМедА, что отражено в рекламе центров. То есть центры за счет ВМедА создают себе имидж. Ваше отношение?
— Откровенно скажем: ВМедА — бесплатный «донор» квалифицированных медицинских кадров для лечебных учреждений, не относящихся к Минобороны. Да, люди уходят — и в государственные учреждения, и в частные. 

Но давайте взглянем на ситуацию по-иному. Военный врач, достигнув 50 — 55 лет, снимает погоны. Он может либо остаться в стенах лечебного учреждения Минобороны, либо уйти на «гражданку». Это его выбор. Если уходит в гражданское учреждение, что ж, высококвалифицированный специалист окажется там очень полезным. То есть пациент выиграет в любом случае.

И все-таки многие наши специалисты стараются не терять связи с академией. Они остаются работать на часть ставки, совмещая лечебную работу у нас с приемом пациентов где-то еще. 

Справка «ВП»

Академия располагает 2686 койками. Ежегодно медицинскую помощь в стенах ВМедА получают 65 тысяч пациентов.

В состав ВМедА входят 63 кафедры (из них 29 — клинических), 7 факультетов, а также Военный институт физической культуры, Научно-исследовательский испытательный институт военной медицины, Военно-медицинский музей и другие подразделения.

В ВМедА работают 5 академиков и 7 членов-корреспондентов РАМН, 23 заслуженных деятеля науки, 53 заслуженных работника высшей школы, 94 заслуженных врача РФ. 

В 2013 году на первый курс ВМедА наберут 580 курсантов и слушателей по специальности «лечебное дело» и 87 человек — по вновь введенным специальностям «стоматология», «медико-профилактическое дело», «фармация».

Средняя зарплата военного врача в ВМА — около 60 тысяч рублей в месяц. 

↑ Наверх