Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 12 августа 2020

Надежда Бабкина: Надо жить абсолютно уверенно и не вредить никому

Популярная певица любит бывать в Петербурге, который на нее действует магически

У народной артистки России Надежды Бабкиной очень насыщенная творческая жизнь — все наперед уже расписано. Через неделю, 12 февраля, певица выступит в Петербурге, во Дворце культуры имени Горького, с программой «Я русская», а до этого побывает в Ярославле, где уже три года ее назначают Госпожой Масленицей…

С востребованностью проблем нет

— Наверно, приятно чувствовать себя Госпожой Масленицей в Ярославле! А чем вы удивите местных жителей, какую программу подготовили?
— Вот вы меня спрашиваете о Ярославле, как будто у меня больше другой жизни нет, — улыбнулась Надежда Георгиевна. — А до него я побываю в Великих Луках, Великом Новгороде, затем поеду в Сибирь — в Кемерово и Новосибирск, а дальше — Красноярск, после него — выступления в Петербурге, Тихвине, Пушкине… Хотите покажу вам свой план? (Достает бумагу с таблицей.) Вот: с 1 февраля до конца месяца — все занято. Только три дня свободны. И то — пока.

— Но это же хорошо, когда артисты настолько востребованы.
— Да, у меня с этим проблем нет.

— Знаю, что вы и в Старый Новый год давали концерт в Париже, потом артисты ансамбля «Русская песня» участвовали в марше против жестокого насилия…
— И надо сказать, что большинство французов не поддержали редакцию журнала «Шарли Эбдо» за издевательство над духовенством. И то, что у нас запретили перепечатывать эти карикатуры, — правильно, цензура все равно должна быть. Пусть она будет не жесткая, но фильтровать надо.

— В Петербурге вы выступите с программой «Я русская» и театр у вас называется «Русская песня». Не боитесь, что вас обвинят в излишнем национализме?
— Я ничего не боюсь: я знаю, что я делаю, и знаю для кого. Я кто?

— Казачка Надя.
— Я — русская, и все этим сказано. До тех пор, пока мы будем бояться того, ЧТО и КТО про нас скажет, мы ничего не добьемся. Поэтому надо жить абсолютно уверенно и не вредить никому, и делать такие программы, которые вносят позитив в нашу жизнь. Я ориентируюсь на ценности, которые создавались моими предками, родителями. И хочу, чтобы мои внуки понимали, что есть главное в жизни: соборность, благодать, доброта, взаимопонимание, уважение — на этом строится мир. И в этом заключается неразгаданная, всегда впечатляющая русская душа... Если иностранец захочет понять нашу душу, то он сойдет с ума от восторга, и не надо будет никакого перевода. Потому что те чувства, которые испытывает человек, живущий в России, и тем более в таком городе, как Санкт-Петербург, — не требуют никаких слов. Я с большой радостью приезжаю сюда — хожу по любимым местам, по театрам, гуляю… Обожаю Петербург, потому что в нем, особенно когда светит солнце, есть что-то такое магическое, чего нет нигде.

Журналисты знают о певице больше, чем она сама

— Надежда Георгиевна, ваши родители, говорят, из «бывших» — папа из семьи белоказаков, что не мешало ему в советское время работать на высоких должностях, семья матери была зажиточной — они владели мануфактурой в Москве... А у вас есть коммерческая жилка — или только творческая?
— Откуда вы это взяли? Меня всегда потрясают журналисты — они знают больше, чем я! (Улыбается.) Нет, папа мой был простой казак из крепкой, добропорядочной семьи с хорошими нравами — они никому в жизни не вредили. А мама — простая сельская учительница из семьи учителей. Какая-то из ее дальних родственниц даже работала экономкой в семье Лермонтовых, вела хозяйство.

— В Тарханах?
— Да. И я ездила туда, искала в запасниках, хранилищах домовые книги, чтобы найти о ней записи… Но заниматься этим можно годами, ведь фамилию тогда не писали, паспортов не было — в книгах ставился номер и имя.

— А сохранились ли в вашей семье какие-то легенды о тамошней жизни?
— Нет. От мамы знаю, что это была дама, которая выделялась своим спокойствием, знаниями, — она очень много читала и считалась образованной. И мне было очень любопытно поехать в Тарханы и что-то разузнать о ней — походить по комнатам, которые мне показались очень маленькими, скромными.

— Думаю, если бы в моей семье была такая история, то она бы меня очень грела…
— И меня она греет! Но я по этому поводу не выпячиваюсь, не хвастаюсь — это же не моя личная история. Да и вообще раньше про семейное древо никто не говорил — помалкивали о том, что семья казачья, там есть награды — Георгиевские кресты, что это очень набожные люди... Мне говорили, когда я интересовалась: «Зачем тебе это, Надя? Тебе это может навредить в жизни…» Так что я про родословную своей семьи стала узнавать, когда была студенткой и училась в Москве в Институте имени Гнесиных на дирижерско-хоровом факультете.

Не царское дело разборками заниматься

— Помимо того что вы художественный руководитель — директор театра «Русская песня», вы еще и депутат Московской гордумы, и член партии «Единая Россия», и даже были доверенным лицом президента Путина на выборах. То есть в вас много не только творческой, но и политической активности…
— Перед приездом сюда у меня была встреча и с министром образования, и с избирателями, которые приходили ко мне в приемную с письмами и просьбами. Могу сказать, что моя избирательная кампания была нелегкой, но она была оригинальной. У меня в Мосгордуме сейчас большая и обширная работа. Честно сказать, я и раньше этим занималась, у меня все было отлажено, только статуса депутата не было.

— А статус депутата позволил вам помочь конкретным людям?
— Конечно, и не одному человеку. Я баллотировалась в Северном округе Москвы, а это большая территория, включает четыре района. И вот во многих школах как дополнительное образование я открыла детскую фольклорную студию «Наследие» — ребята после уроков разучивают движения, поют песни, рассказывают сказки… Кроме того, я предложила программу в социальной сфере: открыла клуб «Серебряный возраст» для тех, кто ушел на пенсию. Огромное количество людей могут рукодельничать, создавать из подручных материалов поделки, цветы или, например, пластмассовые пробки для шампанского, тапочки для больницы и хотели бы заработать на этом копеечку. И им предоставляется такая возможность. Кстати, у нас в фольклорном театре «Русская песня», который открылся 28 октября в центре Москвы, мы проводили вечер бальных танцев для «Серебряного возраста», и было одно наслаждение смотреть на людей от 75 лет и старше… Женщины пришли в вечерних платьях, мужчины — в костюмах с бабочкой, это было так трогательно…

— Надежда Георгиевна, на пространстве русской песни много фольклорных коллективов — есть вы, есть Надежда Кадышева, опять же Кубанский казачий хор… Следите ли вы за успехами своих коллег?
— Вы знаете, мне ни до кого нет дела — у меня свое дело. И потом: не царское это дело разборками заниматься (улыбается).

Нежданных гостей не бывает 

— Хочется вас спросить вот о чем: у многих создается впечатление, что в российском шоу-бизнесе главное не талант, главное — деньги. Если есть средства, то и без голоса можно спеть, снять клип... Неужели все можно купить?
— Конечно, все покупается! Но опять-таки все упирается в то, какие у кого ценности — имеют они продолжение или это мертвая зона.

— Надежда Георгиевна, вы успеваете вести программу «Модный приговор», помогаете российским женщинам улучшить свой имидж. Вы всегда одеты во что-то яркое, на вас много украшений. Это не вызывало критических замечаний Эвелины Хромченко и Александра Васильева, которые обычно очень строги с участницами программы, не было ли с ними споров?
— Когда я пришла на программу, то уже было поздно метаться — какие могут быть замечания? Но у меня вопросы каждый раз появляются, и я их не стесняясь задаю. Конечно, мы друг к другу приглядываемся, что-то советуем и откровенно говорим, что надо надеть, чего делать не нужно — тут есть нюансы. А вообще когда идет программа, то я об этом не думаю — передо мной поставлены другие задачи.

— Хочется отметить, что вы на людях всегда в форме — при косметике, при прическе, маникюре, а дома как выглядите? Не боитесь ли нежданных гостей?
— Какие нежданные гости? Вначале нужно выяснить, где я нахожусь. Если я дома, то — вперед, пока вы доберетесь, буду уже в форме, хотя дома я всегда аккуратна, опрятна, и у меня все хорошо.

— Тем не менее вы в определенных случаях предпочитаете советоваться с нумерологом…
 А вы знаете, что такое нумерология? Это же высшая математика! Нумеролог — профессия, которой не каждый может заниматься. Вы знаете, есть кармические дни — их всего два, максимум три за год, — которые можно спокойно пересидеть дома. И мой нумеролог ни одного дня не посоветовала мне неправильно. Ведь наша жизнь просчитана сверху, и у каждого свои кармические дни — мои цифры никогда не совпадут с вашими, они — мои.

— У вас много званий и наград — и орден Почета, и орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени, и другие... Но меня заинтересовал тот факт, что вы не только народная артистка России, но и народная артистка Ингушской и Чеченской республик... Разве есть в вашем репертуаре чеченские и ингушские песни?
— Нет, таких песен нет. Мне дали эти звания за то, что я приехала туда и представляла русскую культуру и поддержала их национальные традиции. Я так всегда делала, это моя позиция по жизни. Потому что мое детство прошло в многонациональной среде. Я родилась в Астраханской области, где живут 127 национальностей. Кого там только не было! Чеченцы, ингуши, татары, дагестанцы, украинцы, калмыки, и у каждого свой национальный праздник, национальная одежда, национальная кухня. Это единая дружная семья: тебя приглашают в гости — иди и уважай, и радуйся за людей. Ты приглашаешь — к тебе тоже приходят и радуются. Мы, дети, росли в такой среде — правильных взаимоотношений. А как только начинаешь выискивать, кто лучше, кто хуже, — начинается война.

— Как на Украине, где Россию объявили врагом после возвращения Крыма… Знаю, что вы поддержали позицию Владимира Путина по Крыму, подписали обращение деятелей культуры в поддержку позиции президента, как это сделали и Иосиф Кобзон, и Валерия, и Олег Газманов, которым запретили въезд в Юрмалу на песенный фестиваль… А если вас тоже внесут в черные списки, что будете делать?
— Да я не езжу туда. Но меня запретили на Украине — понятия не имею, из-за чего! Если честно, мне все равно. Видимо, за то, что поддерживаю национальные традиции, культуру, за то, что славянское братство существует…Кол можно вбить в любую дружелюбную семью. На Украине все время жили припеваючи, но если у кого-то есть интерес все это разбить, то разобьют, если нет цепких ценностей, на которые можно опереться.

Торопиться надо не спеша

— Сейчас многие россияне удручены кризисом, думают, как сэкономить... А какая «антикризисная программа» у Надежды Бабкиной?
— Я вам уже показала свой список «кризисной программы», что я каждый день занята, вот и весь «кризис».

— Вы прекрасно выглядите, может, поделитесь с нашими читательницами секретами «антивозрастной программы»?
— Я выпустила крем «Последняя надежда» (улыбается). Такая шутка гуляет по Интернету…

— Хотя похоже на правду — нередко артисты занимаются коммерцией, Алла Пугачева выпустила линейку обуви…
— …а я выпустила «Русскую песню»! Только обувь может закончиться, а русская песня всегда была, есть и, надеюсь, будет.

— Глядя на вас, на то, какая вы энергичная, хочется спросить: «Вы всегда в хорошем настроении?»
— Да, я всегда в отличном настроении. И даже если оно бывает не очень, я все равно стараюсь пребывать в хорошем настроении.

— А как вы справляетесь с плохим настроением?
— Так, покричу чуть-чуть на кого-нибудь — и все пройдет.

— И на домашних в том числе?
— Все равно на кого — на всех могу покричать, кто попадется первый под руку, тот и получит (улыбается).

— А не боитесь получить сдачи?
— Это невозможно. Самая хорошая защита — это нападение. И кто напал, тот и выиграл.

— Спрошу у вас как у стойкой оптимистки: что надо сделать, чтобы ощущать себя счастливым?
— Готовых рецептов у меня нет. Все зависит от того, у кого какие взгляды на жизнь, какие цели, на что человек опирается, во что вкладывается... Быть счастливым, благополучным, успешным — это все труд, ничего просто так не падает с неба и не появляется из-за угла. Этот «угол» надо готовить. Торопиться надо не спеша, тогда получишь результат.

— Напоследок еще хотела спросить: у вас 19 марта — круглая дата, и это уже близко, как отметите?
— Да 65 лет — нормальный день рождения, должно быть весело.

— И вы так спокойно об этом говорите?
— А что говорить — что мне 20 лет? Да я могу говорить про свой возраст — хоть 85! У меня такое ощущение, что я как будто не про себя говорю, меня это не касается — это дата физиологическая, но она никакого отношения не имеет к моей реальной жизни (улыбается). И поверьте мне, у меня на дне рождения будет весело и непринужденно: если будет лошадь, то будем скакать на лошади. Знаю, что моя команда какие-то хитрости придумывает, чтобы всем было смешно, и режиссеры уже озадачены…

— То есть будет какое-то большое представление или, как теперь модно, концерт в день рождения?
— Никакого концерта не хочу — бессмысленно все это. Большие затраты, выкладка огромная, все ухайдакаются: ни сесть, ни выпить, ни закусить, ни потанцевать… Главное, на мой взгляд, создать хорошую атмосферу, чтобы не было никакого напряга и никого не грузить, — это моя задача. Когда вокруг меня много народа, всем весело, все кайфуют, наслаждаются, это просто замечательно!

↑ Наверх