Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 23 июля 2019

Наталья ЛУНЕВА: Марионетки — аристократия кукольного театра

«Вечёрка» поздравила директора Театра марионеток им. Е. С. Деммени с юбилеем и расспросила о секретах искусства

«Вечёрка» поздравила директора Театра марионеток им. Е. С. Деммени с юбилеем и расспросила о секретах искусства

34 года служит Театру марионеток эта удивительная женщина. Театр стал ее домом, она говорит о нем с теплотой и нежностью, знает историю чуть ли не каждой куклы, а некоторые из них вообще «прописались» в директорском кабинете. 19 июня Наталья Петровна отметила юбилей, но правду говорят, что люди, посвятившие свою жизнь театру, а тем более кукольному, надолго сохраняют молодость и радость.

Наталья Петровна с удовольствием рассказала «Вечёрке» о сегодняшнем дне Театра марионеток и познакомила со своими любимчиками.

Фото: Наталья ЧАЙКА

«Когда мне предложили стать директором театра кукол, я этому не обрадовалась»

— Наталья Петровна, расскажите, пожалуйста, как случилось, что вы связали свою жизнь с кукольным театром. 

— Я не мечтала о кукольном театре, я воспитывалась за кулисами Мариинского театра, была связана с музыкальным театром и мечтала стать балериной. Когда я заканчивала ЛГИТМиК (ныне Театральная академия), мне посчастливилось проходить стажировку в Большом драматическом театре, тогда еще не имени Товстоногова, а под руководством Георгия Александровича. В то время я мечтала работать в БДТ. Когда мне было сделано предложение стать директором театра кукол, то, откровенно говоря, я этому не обрадовалась. 

— Разве так бывает, чтобы вчерашней выпускнице института предложили пост директора театра? 

— Вы правы, это был практически невероятный случай. В то время наш факультет был новым, инновационным, как сказали бы сейчас, тогда еще нигде не готовили организаторов театрального дела. Директорами театров становились неудавшиеся актеры, режиссеры или чиновники. Факультет был создан очень современно мыслящим человеком — заведующим кафедрой теории и истории советского театра Анатолием Зиновьевичем Юфитом. Он принял решение организовать такой факультет — «экономики и организации театрального дела». После института и стажировки в БДТ я год проработала в Театре им. Ленсовета помощником директора. В это время меня проверяли — способна ли я подняться на следующую ступеньку. И только после этого предложили прийти директором сюда — в Театр марионеток им. Е. С. Деммени. Я  человек ответственный и была такой с самого детства, потому испугалась: я ничего не знаю про этот вид искусства, вдруг не справлюсь. Но понимала, что свой любимый институт, своих учителей подвести не могу, за мною — репутация факультета, я должна доказать, что наши выпускники готовы и способны возглавлять театр. Я согласилась стать директором и начала изучать кукольный театр, познавать его историю и специфические особенности и делаю это все годы. 

— А сейчас для вас важнейшим из искусств является кукольный театр?

— Не могу так сказать, я по-прежнему люблю балет, очень люблю драматический театр. Но Театр марионеток — это моя работа, моя жизнь, мой дом! Я делаю все, чтобы здесь было интересно и комфортно всем — и тем, кто работает, и нашим дорогим зрителям.

Театр начинается с кафе 

— Скажите, а то, что ваш театр начинается с популярного кафе, — это уступка времени, нужно зарабатывать деньги? 

— Ни в коем случае. Наша задача была — сделать вход в театр наиболее комфортным для зрителей. Поскольку у нас очень маленькое фойе и мы не могли там устроить удобный зрительский буфет, то возникла идея сделать кафе здесь. Этому чудесному кафе уже 10 лет, и его знают не только петербуржцы, но и гости нашего города. 

— Сейчас в кукольном театре стремятся уйти от традиционной куклы, они становятся более абстрактными или их заменяют предметы. А вы пытаетесь сохранить традиции?

— Понятие «традиционный» — очень растяжимое, но могу сказать, что мы пытаемся сохранить именно марионеточный театр.  Это сложно, и у нас не в каждом спектакле действуют марионетки (то есть куклы на нитях), но мы стараемся и зрителей, и молодых артистов воспитывать в любви к этой  выразительнейшей  кукле. Но сейчас у нас работает молодая постановочная команда — победители первой режиссерской лаборатории «ON. Театр» — художница Мария Плаксина и режиссер Валентин Люненко. Они ставят спектакль «Волшебный пунш». Мы отдали молодым наш театр, сцену, предоставили все возможности и надеемся, что получится интересный спектакль. Вот у них в спектакле будут задействованы и традиционные куклы, и предметы, выстроены инсталляции — необычное пространство для работы с куклами. Для нашего театра это совершенно новый спектакль, мы открыты для эксперимента тоже. 

— За столько лет вашей работы в кукольном театре вы заметили, как изменились зрители-дети?

— Конечно, изменились. Сейчас дети более развитые, более информированные, потому что с детства им доступны телевидение, Интернет. Но у театра много сценических средств, чтобы заинтересовать ребенка. Надеемся, что после спектакля он не побежит к компьютеру, а захочет еще раз прийти к нам. В этом смысле у театра для детей высокая миссия и большая ответственность. К нам приходят самые маленькие зрители, для многих это первое посещение театра. От того, что здесь увидит ребенок, зависит, придет ли он в театр взрослым и как будет формироваться, выстраиваться его духовный мир.

Если куклу взять в руки, то она оживает

— Наталья Петровна, ваша жизнь проходит среди кукол. А в детстве вы любили играть в куклы?

— У меня были красивые куклы, но я с ними играла мало, я любила животных. Вместо куклы у меня был мой кот. Помню, я его заворачивала, укладывала в коляску, завязывала бантики. Как ни странно, он меня слушался. Может быть, у меня был талант дрессировщицы?

— А придя сюда, вы полюбили кукол? У вас есть любимчики?

— Да, вот у меня в кабинете висит моя любимая кукла. Это наездница из циркового представления. Сейчас она не играет в спектакле, но, возможно, в следующем варианте «Цирка» будет участвовать.  Если ее взять в руки, то она оживает. Еще у меня здесь жил наш ветеран — самый первый Чебурашка. Ведь Эдуард Успенский написал пьесу специально для нашего театра, и впервые Чебурашка появился не в мультике, а в нашем спектакле.  

— А что, кукол до сих пор делают вручную?

— Конечно, это ручной труд. Есть несколько способов: иногда рисуют эскиз и по нему мастера разной квалификации делают куклу, а есть куклы, которых один художник создает от начала и до конца. Это самые ценные авторские куклы. Кукольники — это самородки, ведь их нигде не готовят, и мы относимся к ним очень уважительно и бережно. 

— У вас в театре большая коллекция кукол…

— Да, она большая и очень ценная не только по количеству (там собраны почти все куклы за 93 года существования нашего театра), но и по уникальности: многие куклы в ней авторские. В годы войны наш театр какое-то время работал в блокадном Ленинграде, люди мерзли, голодали, сидели без тепла и света, но кукол не сожгли, сохранили для будущих поколений зрителей. Куклы из коллекции живут своей жизнью, мы постоянно обновляем экспозицию в фойе, стараемся как можно больше экспонировать нашу коллекцию, чтобы не только зрители, но и все петербуржцы видели наших кукол. 

— В куклах есть что-то мистическое, вам так не кажется?

— Когда вечером театр пустеет, я захожу в помещение, где хранятся куклы, и чувствую, что это пространство не безмолвно. Я точно знаю, что куклы оказывают на всех очень благотворное влияние. Когда человек берет в руки куклу, он тут же начинает улыбаться. 

— Сейчас очень популярен роман Дины Рубиной «Синдром Петрушки». Скажите, а кукольники правда такие, как она описала? 

— В нашем театре эту книгу все прочитали, как только она вышла. Она нас буквально потрясла — это гимн искусству кукольников. Я уже говорила и еще хочу сказать Дине Ильиничне слова благодарности и удивления за то, как тонко она передала специфику этого искусства! И отдельное спасибо за то, что она называет марионеток — аристократией кукольного театра. Я тоже так считаю… 

Беседовала Виктория АМИНОВА
↑ Наверх