Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 17 сентября 2019

Олафур Арналдс: Я бы дал Шопену синтезатор и посмотрел, что из этого получится

Норвежский музыкант решил соединить несоединимое

В начале XXI века классическая музыка резко сдала свои позиции — в связи с повсеместным распространением интернета молодежь потянулась к более современным композициям, все больше отдаляясь от классики. Многие из нынешнего поколения 20-летних не знают, кто такой Бах, смутно представляют произведения Чайковского и не горят желанием слушать Шопена.

Норвежский музыкант Олафур Арналдс, который изначально играл поп-музыку, решил соединить несоединимое — классические произведения Шопена он приправил современными электронными примочками и создал программу «The Chopin Project», которую представит 13 сентября в Капелле.

Пианистка Элис Сара Отт участвует в концерте Арналдса

— Мистер Арналдс, чем вас так привлекают произведения Шопена?
— Музыка Шопена всегда была частью моей жизни и сильно повлияла на ту музыку, которую я научился писать. Своим проектом я решил отдать должное своему любимому композитору.

— Какие именно композиции мы услышим в Капелле?
— Я бы не хотел сейчас рассказывать об этом. Но могу сказать, что вы услышите большую часть композиций моего альбома, посвященного Шопену, а также несколько произведений с других моих альбомов, которые никак не связаны с классической музыкой.

— Не секрет, что в современном мире классическая музыка забывается, ее не ставят на радио, ее нельзя услышать на телевидении. Как сделать ее популярной среди нынешней молодежи?
— Если говорить вкратце, то нам нужно подумать о том, как люди могут связывать нынешнее творчество с тем, что было в прошлом, — и речь тут идет не только о подрост­ках. Согласитесь, тяжело соотносить свою жизнь с чем-то, что было написано 300 лет назад.

Мне видится, что главная проблема заключается в том, как мы преподносим свои музыкальные работы. Классическая музыка сейчас представляется как нечто официозное и скованное, хотя даже она может быть свободной, небрежной, импровизированной… и легкой! Я стараюсь сделать из классических произведений что-то воздушное и приятное, потому что полагаю: именно с такой музыкой у людей может найтись много общего.

— Вы были награждены премией Bafta за музыку к известному телесериалу «Убийство на пляже». Расскажите об этом опыте…
— Я долго работал над этим проектом. Вы же не думаете, что я занимаюсь лишь классической музыкой? У меня есть и поп-альбомы, и рок-эксперименты. Я стараюсь попробовать разные стили. Музыка к сериалу «Убийство на пляже» прошла через меня и, вероятно, понравилась как зрителям, так и критикам. Возможно, поэтому они наградили меня столь высокой наградой.

— Как думаете, музыку Шопена можно было бы использовать в качестве саунд­трека к какому-либо сериалу? Ведь выстрелила же она в фильме «Пианист» с великолепным Эдрианом Броуди...
— Не знаю, по-моему, ее уже использовали во множестве фильмов и ТВ-шоу. Вы правы, что одним из самых известных таких фильмов стал «Пианист». Если у автора фильма есть желание, то почему бы и нет?

— Как вы думаете, если бы Шопен был нашим современником, стал бы он таким же популярным?
— Думаю, да. Но вы же понимаете, что его музыка была бы совсем другой.

— А если бы у вас была возможность встретиться с Шопеном, о чем бы его спросили? Вы бы сыграли ему свои композиции на его музыку?
— При встрече с Шопеном я спросил бы его о том, что он думает о моей обработке его музыки. Еще я принес бы ему современный синтезатор и попросил поиграть на нем с использованием разных эффектов. И посмотрел, что из этого получится.

— Насколько я знаю, вы уже не первый раз приезжаете в Петербург, в город, где жили и творили великие русские композиторы…
— Да, у вас великолепный город с невероятной архитектурой и богатой историей, он очень красивый. Но, к сожалению, я смог провести здесь всего несколько дней. Надеюсь, что в нынешний приезд больше узнаю о Санкт-Петербурге.

— Лично меня всегда смущает, когда классическую музыку смешивают с современной электронной музыкой. Да, это современные реалии, от которых никуда не деться, хотя, с другой стороны, мы не услышим такую музыку в Мариинском театре или любом другом классическом театре в мире. Думаете, у проектов, подобных вашему, есть будущее на большой сцене?
— Я думаю, что разделение музыки на жанры уже в прошлом. Сейчас никто не ограничивается и не сдерживает себя в рамках одного жанра, наоборот, все думают: давайте смешаем все и сломаем все барьеры. И, на самом деле, именно это вы и слышите в классических театрах. По крайней мере, именно там я обычно выступаю.

— Расскажите немного о пианистке Элис Саре Отт, с которой будете выступать...
— Элис — замечательная пианистка и удивительный человек. На самом деле вам бы следовало провести интервью с ней, а не со мной. У нее особый, нежный и очень легкий стиль игры на фортепиано, который мне очень понравился. Я хотел, чтобы у моего проекта было мягкое и меланхолическое звучание, и ее стиль игры идеально для этого подошел.

— Ваш «The Chopin Project» не вечен и, объездив весь мир, он закончится. Возможно ли, что после Шопена вы выберете другого классического композитора?
— Как я уже сказал, Шопен — один из тех композиторов, который сильнее всех повлиял на меня в детстве, и этим проектом я отдал дань уважения великому человеку. Поэтому не думаю, что я смог бы сделать нечто подобное с музыкой другого автора.

Фото предоставлено пресс-службой компании NCA
↑ Наверх