Газета выходит с октября 1917 года Friday 23 октября 2020

«Она исполняла песни открытым сердцем»

17 января 1933 года в Каире родилась великая французская певица Далида

Вернее, родилась Иоланда Кристина  Джильотти. Она родилась в семье Пьетро Джильотти, первой скрипки Каирского оркестра и Джузеппини, женщиной, обладавшей неплохим сопрано, но отказавшейся от карьеры ради семьи.

Кадр из документального фильма "Dalida Pour Toujours" ("Далида навсегда") Мишеля Дюмолена

Родня прочила дочери карьеру стенографистки. Но она неожиданно взбунтовалась и улетела в Париж. На афишах ночных клубов появилось ее имя. Но успех пришел, когда она превратилась из Иоланды в Далиду. По легенде этот псевдоним, ставший ее звездным именем, был придуман еще в Каире на съемках фильма «Дочь фараона». На сцене ночного клуба ее заметил и разглядел в ней потенциал звезды знаменитый импресарио Бруно Кокатрикс. 

Всю свою жизнь Далида пела о любви и о смерти. Она была красавицей, всегда окружена поклонниками, среди которых было много знаменитых мужчин, включая Алена Делона (с ним она записала известную песню «Parole,parole»). Но ей фатально не везло не в любви. Словно преследовал какой-то рок. Многие ее возлюбленные покончили с собой. И, хотя она всегда возрождалась после трагедий, как Феникс из пепла, и выходила на сцену, изливая свои переживания в песнях, однажды не выдержала. 3 мая 1987 года ее нашли мертвой в ее роскошном доме на Rue d Orchampt. Одетая в белое, как невеста, она лежала на кровати в маске для сна. На прикроватном столике стола недопитый бокал виски и лежала записка «Простите, но жизнь стала для меня невыносимой».

Но и сегодня, столько лет спустя, несмотря на появление новых звезд эстрады, на перемены моды, ее имя очень много значит для миллионов людей.

Наш корреспондент Алексей Блахнов дозвонился до театрального режиссера Романа Виктюка, в спектаклях которого часто звучат песни Далиды. Маэстро был очень занят, но все же выкроил время для того, чтобы поговорить о любимой певице. 

— Роман Григорьевич, в ваших спектаклях часто звучат песни французской певицы Далиды. Что значит для вас эта певица?
— Для меня эта певица — олицетворение духа, души, полета, трепета, нерва французского искусства, самой Франции. Это бывает безумно редко, когда на вопрос, кто именно из деятелей культуры страны наиболее полно соответствует ее духу, высокому назначению этой страны на земле, в мире. В случае с Францией я отвечу моментально, не задумываясь: конечно, Далида, с ее пением, ее трепетом, безумием ее нерва. В данном случае Далида возникает для меня моментально: вибрациями голоса, его трепетом  безумием нерва. В ней есть такое комическое просветление… Я говорю правильно: именно космическое просветление. Потому что она на этой земле пропела те райские песни, которые слышала еще до прихода на эту землю. И она их запомнила и подарила нам. Ее земной путь был очень краток, потому что она выполнила свою миссию, предназначение на Земле — восхвалять музыкой красоту этой Земли.

— Сохраняет ли актуальность ее музыка по сей день?
— Конечно! Мои спектакли, в которых звучат ее песни, мы играем почти тридцать лет, мы объехали с ними много столько стран, и никого творчество Далиды не оставило равнодушным! Особенно ее несравненная баллада о любви и смерти «Je suis malade». Это уникально найденная гармония земного и небесного в человеческой любви. Это не может не волновать, не тревожить,  это вечная тема, которая будоражит людей и возвышает их души.

— Как произошло ваше знакомство с творчеством Далиды?
— Я, естественно, знал, кто она такая, но тридцать лет назад в Советском Союзе найти ее песни, те, что были нужны мне для спектакля «Служанки» по Жану Жене, было не просто. В этом мне помог культурный отдел французского посольства. Я искал «Восточный мотив». Потому что мне эта тема была чрезвычайно важна. А мне отвечали все, к кому я обращался, что такой мелодии нет. Но оказалось, что моя  интуиция была сильнее, потому что эта мелодия все-таки обнаружилась на записи, которую она оставила. И она есть в моем спектакле.

— Связывает ли вас что-то личное с Далидой?
— Единственное, что связывает, — это то, что я знаю дом, в котором она жила в Париже. И всегда, когда я бываю в Париже, я приношу к ее дому цветы. И если мои друзья едут в Париж, я всегда прошу их принести ей цветы от меня.  

— Имеет ли, на ваш взгляд, какое-то значение творчество Далиды, так давно ушедшей из жизни, в современной России?
— Она должна быть значима, потому что она — нерв. Ее песни не от ума, а от подсознания, она исполняла их всегда на открытом сердце, пела на разрыв аорты. А ведь открытое сердце — это в традициях русской культуры.

Кадр из документального фильма "Dalida Pour Toujours" ("Далида навсегда") Мишеля Дюмолена


 

Можно вопрос?

Корреспондент «Вечёрки» Даниил Сегаль попросил нескольких петербургских певцов ответить на вопрос, что значит для них творчество французской певицы Далиды.

Татьяна Буланова:
— Мне очень нравится творчество Далиды, ее глубокий красивый голос, приятный сценический образ. Удивительно яркая звезда! Каждое ее выступление превращалось в маленький спектакль. Певица очень тщательно отбирала репертуар, но особенно меня впечатлила ее песня «Je Suis Malade», она затрагивает самые глубокие струны души. И удивительно — в одном из проектов мне предстояло исполнить именно эту песню. Я с удовольствием согласилась, узнала точное содержание этой баллады, продумала своеобразную трактовку композиции. Но, к сожалению, планам не суждено было сбыться — песню из репертуара Далиды почему-то заменили на другую. А жаль.

Людмила Сенчина:
— У нас часто повторяют такое неприятное словечко, как «неформат», когда хотят «вежливо» отказать артисту. И для меня Далида — главный козырь в спорах с такими людьми. Это был настоящий «неформат» в нашем понимании, она никогда не следовала сиюминутной моде и выбирала только то, что нравилось ей. Но ее задушевные песни находили отклик в сердцах любого зрителя — и молодого, и старого. Своим творчеством она обогатила мировую эстраду. Вот такой «неформат».

Игорь Корнелюк:
— Не могу сказать, что композиции, которые исполняла Далида, мне близки. Но в том, что это был высокий профессионал, трудяга и просто роскошная женщина, сомневаться не приходится. Благодаря своей неповторимой индивидуальности Далида собирала полные залы, причем — самые престижные.

Жан Татлян:
— Для меня Далида прежде всего всегда была личностью. Она в каждую исполняемую песню привносила своеобразие и делала любую композицию настоящим произведением искусства.

Лариса Луста:
— Это была изумительной красоты женщина с непростой, трагической судьбой. Ее неповторимый голос до сих пор вызывает трепет. Несколько песен из ее репертуара я с удовольствием исполняю.

 

↑ Наверх