Газета выходит с октября 1917 года Saturday 19 сентября 2020

От Саши Шеромовой:

Не трусить.

На входе в один из цехов одного из заводов нашего некогда индустриального города — объявление: «В трусах не входить». Сотрудники дали себе время повеселиться, но потом все же сообщили администрации, что объявление бесполезно. Запрет тщетен, так как нет механизма контроля. «Ну как проверишь, в трусах или не в трусах?» Во вторую очередь сотрудники вспоминали, что и само административное требование вряд ли соответствует СанПиНам и должностным инструкциям. Там вряд ли откопаешь пункт про то, что в цех надо обязательно входить в трусах; а уж найти пункт, согласно которому в цех не надо входить в трусах, — и вовсе надежды мало. 

Сотрудники лукавили, когда тыкали начальству в это веселое объявление. Они прекрасно понимали, что речь не о трусах. А о шортах. Так уж повелось в культурной столице последние несколько лет: то ли мужские шорты стали походить на семейные (в лучшем случае) трусы; то ли мужчины по неведению покупают именно трусы, принимая их за шорты. Как после войны жены военных чиновников могли напялить трофейную ночную сорочку, сочтя ее платьем.

«Вечёрка» целый материал забабахала про дресс-код. Дескать, ни при каких условиях на работу нельзя приходить в шортах и шлепках. Если, конечно, твоя работа — не смотритель пляжа. Но я сомневаюсь, что воззвания будут иметь результат. 

Думаю, дело в том, что носящим трусы и шлепки не объяснили по правде, почему «нельзя». Дресс-код? О, оставьте, сударыня, буржуйские термины. Нужна кропотливая лекционная работа. Надо набрать в легкие воздуха — и выпалить: у нас пыльный и не очень чистый город — соответственно, весь этот чернозем, мужчины, оседает на ваших мускулистых ногах. Жванецкий когда-то сказал, что в Одессе прекратились хорошие шутки, потому что в Одессе мужчины оделись в шорты, ноги у них стали «какие-то пыльные», а с такими ногами не придумаешь хорошую шутку. Дальше нужно сказать что-нибудь про грибок на ногтях, который норовит широко распространиться. Можно и про то, что мужские ноги в шортах, увиденные в неожиданных условиях (не на теннисном корте, а даже просто на городской улице), выглядят смешно вне зависимости от того, красивые они или такие, какие положено иметь мужчинам. Еще можно добавить, что шорты будят в лучшем случае материнский инстинкт, потому что было время, когда в шортиках ходили только мальчики дошкольного и младшего школьного возраста, — и четырехлетний Коля с ведерком и грузовичком на веревочке внедрен в наше подсознание.

Но ведь правду говорить трудно и неприятно. Мы стесняемся сказать коллегам, что надо пользоваться дезодорантом. Что надо мыть голову, не дожидаясь, когда попадешь под дождь. Что стричь ногти за рабочим столом — верный способ вызвать у окружающих приступ тошноты, даже если операцию эту проворачивают с теми ногтями, что на руках. И так далее. Мы не говорим, потому что подобные замечания равно неприличны обстоятельствам, вынуждающим нас делать эти замечания. Поэтому мы беспомощно толкуем про дресс-код. Кодируем. И нет ничего удивительного, что этот код многие не считывают.

↑ Наверх