Газета выходит с октября 1917 года Friday 2 декабря 2022

От Светланы Яковлевой: «Давно» такой дряни не писали

— Еду в такси. Первый час ночи. День был длинный и хлопотный, клонит ко сну. И тут водитель включает приемник. Оттуда как обухом по голове — крикливый голос какой-то певички, которая не поет, а скандирует слова песни. Да и песни-то, в общем, нет, точнее — никакой мелодии, только конвульсивный ритм: «А девочке твоей всего пятнадцать лет, и паспорта у ней еще, конечно, нет», — выкрикивает певичка — и потом что-то про билет. Это припев, он повторяется и повторяется. Назойливый как муха. 


— Что за чушь, — в раздражении говорю водителю, — сейчас паспорт выдают в четырнадцать.

Водитель, вместо того чтобы переключить на другую станцию, невозмутимо отвечает: 

— А эту песню, наверное, давно написали, когда паспорт в шестнадцать выдавали.

Нет, думаю, «давно» такой дряни не писали. И вспоминаю, как много лет назад в Доме журналиста мы самозабвенно отплясывали под хит тех времен: «Девочка моя синеглазая, без тебя мне не прожить и дня...». Или вот еще: «Приходи хоть днем, хоть ночью, двери отворю, потому что больше жизни я тебя люблю». Тоже та еще поэзия. Но не до такой же степени! Певичка по радио продолжала в исступлении повторять про паспорт. Я уже готова была желчно попенять непонятливому водителю на то, что нужно быть внимательнее к настроениям клиентов и учитывать, что человеку, возвращающемуся домой после многотрудного дня, может действовать на нервы вот такая, с позволения сказать, музыка, и лучше вообще не включать радио или по крайней мере найти радиостанцию, которая передает более пристойные сочинения. Но вдруг подумала: вот интересно, почему какая-то незатейливая песенка может вывести взрослого, опытного, серьезного человека из себя? На самом деле песенка-то не виновата. Это с человеком что-то не то. Усталость, нервы. Да мало ли чего. Композиция про паспорт наконец-то закончилась. И зазвучала ласкающая слух мелодия. Я посмотрела на водителя. Лысый, в поношенной куртке, под глазами — мешки. Наверное, ему еще целую ночь работать. Выходя, сказала: «Спасибо».

↑ Наверх