Газета выходит с октября 1917 года Friday 2 декабря 2022

От Зинаиды Арсеньевой: Ни одно доброе дело не остается безнаказанным

— Воскресенье, поздний вечер. Возвращаюсь домой после трудного дня. Уже стемнело, народу мало, но небольшие стайки еще выпархивают из круглосуточно работающего супермаркета. Тащат полиэтиленовые пакеты, битком набитые продуктами, — на неделю, наверное, запасаются.

На переходе вдруг слышу грохот. Оборачиваюсь и вижу на проезжей части какой-то копошащийся комок. При ближайшем рассмотрении комок оказывается молодой и вполне симпатичной женщиной. Она пытается подняться на ноги, но безуспешно. На светофоре между тем загорается красный свет, машины срываются с места. Ну что мне делать? Пришлось подойти к девице, спросить, все ли у нее в порядке и не нужна ли помощь. «Помогите, пожалуйста!» — раздается снизу писк. Оглядываюсь. Крепких мужчин поблизости не наблюдается. С трудом поднимаю ее на ноги, но вертикальное положение девушке не дается. Э, батенька, да она пьяна в хлам. Пришлось мне тащить ее через дорогу. «Ах, спасибо, сейчас так редко бывает, чтобы кто-то помог», — лепечет пьяное создание. А потом просит проводить ее до подъезда. Вот повезло так повезло! К счастью, она живет в моем доме. Тащу. Девушка стройная, но какая же тяжелая! Девица пытается поддерживать светскую беседу. Расхваливает мою красоту и доброту, восхищается моей курточкой и сумочкой. Потом вдруг спрашивает: «А вот вы — пьете?» — «Нет, — отвечаю, — не пью уже много лет». И тут вроде по логике вещей следовало бы прочитать ей лекцию о вреде и опасности алкоголя. Но у меня язык не поворачивается. Ну трудно мне разговаривать с незнакомыми людьми. Тем более пытаться наставлять их на путь истинный. Доволокла я ее до парадного. Напоследок все-таки посоветовала не пить в компании людей, которые даже не удосуживаются проводить до дома. 

А сама, добравшись до квартиры, почувствовала, что у меня болят все мышцы, будто я мешки целый день таскала. Правильно говорят: ни одно доброе дело не остается безнаказанным.

↑ Наверх