Газета выходит с октября 1917 года Friday 2 декабря 2022

От Зинаиды Арсеньевой: Среднестатистический петербуржец довольно значительную часть жизни проводит под землей

— То есть в метро. Да, метро у нас ничего, есть очень даже красивые станции, так сказать, подземные дворцы. И все же легкое ощущение, что ты ежедневно, подобно Орфею, спускаешься в ад, присутствует. Не только у рефлексирующих декадентов, но и у вполне нормальных, психически здоровых людей.

Ты бросаешь жетончик или прикладываешь «Подорожник», служащие пропуском в подземелье. Вливаешься в толпу, которая несется, спешит. Громыхая, прибывает поезд. Втискиваешься в вагон. Поезд трогается. Все. Ты заперт в замкнутом пространстве с множеством незнакомых людей. Большинству, чувствуется, не очень уютно. Все-таки подземелье — не совсем естественная для человека среда обитания. И конечно, тяготит вынужденная тесная близость со случайными попутчиками. У каждого свой способ защиты. Кто-то едет, прильнув к своему смартфону или планшету. Некоторые читают книги, разгадывают кроссворды. А вот я, признаюсь честно, люблю рассматривать людей в метро.

Да, неприлично. Но ведь почти невозможно оторваться! Иногда жалею, что нельзя записывать свои впечатления. Потому что можно было бы написать книгу. Почти о каждом пассажире.

Сегодня заинтриговала девушка модельной внешности, читающая роман Толстого «Анна Каренина». На мой взгляд, не лучший выбор для поездки в метро, где, судя по новостям, едва ли не каждую неделю кто-нибудь да бросается под поезд. Но все же! Юная красотка в дизайнерских джинсах и сапогах, с дорогим французским маникюром, читающая классику, — такое увидишь не часто.

А напротив сидел веселый мужчина в бандане и куртке, на рукаве которой вышита зеленой нитью крупная надпись «Укроп» — и соответствующее растение. Представила себе, что в киев­ском метро едет мужчина в куртке, на которой вышита надпись «Ватник». Кто он? Украинец? Или это его протест против предвзятого отношения двух некогда братских народов друг к другу?

Веселый «укроп» выходит, и я переключаю внимание на молодого парня, который бережно держит на коленях сумку-переноску с рисунком в виде отпечатков кошачьих лапок. В сумке — кот. Куда они едут — к врачу, на дачу, в гости? Немного беспокоюсь за кота. Но парнишка явно его любит, приоткрывает сумку, гладит, говорит ему что-то тихо, успокаивающе. Я увлекаюсь так, будто смотрю какой-нибудь фильм. И тут… Каждому знаком этот неловкий момент, когда человек, на которого ты пялишься, замечает это и вдруг смотрит прямо тебе в глаза. Приходится отвернуться, смирившись с тем, что ты так никогда и не узнаешь ничего больше о жизни всех этих людей, с которыми город столкнул тебя в подземке на какое-то мгновение и с которыми ты, скорее всего, больше никогда не встретишься…

↑ Наверх