Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 12 августа 2020

«Пал Андреич, вы — шпион?»

Исполнилось 45 лет со дня выхода на телеэкраны знаменитого советского сериала «Адъютант его превосходительства»

Наверное, если бы не было популярного в народе советского сериала «Адъютант его превосходительства» о красном резиденте, скрывавшемся под маской белого офицера — капитана Павла Андреевича Кольцова, которого так интеллигентно сыграл Юрий Соломин, невозможно было бы представить и другой зашкаливающий по популярности шпионский телесериал — «Семнадцать мгновений весны» с не менее интеллигентным лицом штандартенфюрера Штирлица, то есть советского разведчика Максима Максимовича Исаева в исполнении Вячеслава Тихонова.

Юрий Соломин пробовался несколько раз, прежде чем получил роль капитана Кольцова.

Но все-таки «Адъютант...» был первым. Съемки фильма проходили с 17 марта по 26 ноября 1969 года в Москве, Новороссийске, Киеве. А премьера состоялась через четыре месяца с небольшим — 7 апреля 1970-го, и то после того как фильм показали заместителю председателя КГБ Семену Цвигуну, которому он очень понравился. Через год «Адъютанта..» высоко оценило государство: он — первым из телевизионных фильмов — получил Государственную премию РСФСР. И все, кто участвовал в его создании — режиссер Евгений Ташков, сценаристы Игорь Болгарин и Георгий Северский, актеры Юрий Соломин, Александр Милокостый, Владислав Стржельчик, Татьяна Иваницкая, Виктор Павлов, Анатолий Папанов, Людмила Чурсина и многие другие, — позже часто вспоминали, как этот фильм снимался, какие были пробы, кого утверждал худсовет, кого нет...

О популярности телесериала свидетельствовал и тот факт, что во время его демонстрации улицы пустели. А однажды, когда Юрий Соломин взял билет не на тот самолет и рисковал опоздать на спектакль, ему пришлось рассказать сотрудникам аэропорта содержание следующих серий, иначе его не соглашались отправить ближайшим рейсом.

Исполнитель главной роли Юрий Соломин вначале должен был играть второстепенную роль — белогвардейского офицера Осипова. Режиссеру Евгению Ташкову понравилась работа актера в фильме «Сильные духом», где Юрий Мефодьевич сыграл гестаповца, вот он и пригласил его на съемки «Адъютанта...».

На главную роль пробовался Михаил Ножкин, советский «агент» со стажем, — он до этого снимался в фильме «Ошибка резидента». Но Евгению Ташкову больше импонировал Юрий Соломин, и режиссер настаивал на его кандидатуре, однако худсовет все не утверждал разведчика «с интеллигентным лицом». 

«Начались мои мытарства, — позже напишет в своей книге «От адъютанта до Его превосходительства» Юрий Соломин. — Режиссер уговаривал меня не падать духом. По-моему, я пробовался раз пять или шесть. Практически сыграл все ключевые эпизоды, но все равно не производил должного впечатления на членов худсовета. Евгений Иванович все-таки настоял. Согласились под его ответственность. Так я стал сниматься».

Между тем худсовету не только Соломин — Кольцов не нравился, недовольны были и другим белогвардейцем — полковником Щукиным (Владимиром Козелом) и его экранной дочерью Таней (артисткой балета Татьяной Иваницкой): их тоже утвердили только после того, как Евгений Ташков выдвинул ультиматум: или он делает фильм с теми, кого хочет снимать, или отказывается от съемок.

Позже картину увидит Павел Васильевич Макаров — прототип своего тезки — Павла Кольцова, который жил в Симферополе и с которым Юрию Соломину не удалось встретиться: в отличие от худсовета бывший чекист как раз картину одобрил. Ведь очень много было совпадений в его реальной и экранной жизнях: попав в 1918 году в плен к белым, Макаров выдал себя за штабс-капитана, втерся в доверие к командующему Добровольческой армией Владимиру Зеноновичу Май-Маевскому и за два года своей службы у его превосходительства передал много ценных сведений большевикам.

В то время — в конце 60-х — фильмы делались долго. Пять серий «Адъютанта» — по сути пять полнометражных фильмов о судьбе красного разведчика Кольцова, который окопался в штабе деникинской армии, где и сделал карьеру: стал адъютантом командующего Владимира Зеноновича Ковалевского (артист Владислав Стржельчик). Снимали более полугода — семь с половиной месяцев, многие сцены — с натуры. Съемки проходили в Киеве и других городах — там, где весной 1919 года находилась армия генерала Деникина.

При этом актеры, они же были и каскадерами, работали в две смены. Юрий Соломин вспоминал, что ему по ходу дела приходилось осваивать многие профессии: наездника (скакать на лошади), пулеметчика (мчаться на тачанке и стрелять из пулемета), машиниста (водить паровоз), а еще взаправду драться и прыгать с поезда.

Артист так уставал, что однажды на съемках в Киеве, где снимали натуру, он потерял дар речи — вышел и... не знал, что говорить. «Меня вывели на улицу, посадили, но остановить съемку не могли — каждый день надо давать метраж. Я посидел немного, отдышался и пошел на площадку», — рассказывал Юрий Мефодьевич.

Между прочим, одну сцену в фильме — когда Кольцов с дочерью полковника Щукина лежит в кровати под общим одеялом и разговаривает — посчитали неуместной и вырезали в последующих прокатах. По моральным соображениям. Хотя ни объятий, ни поцелуев в кадре не было.

О чем фильм

Разведчик красных капитан Павел Андреевич Кольцов весной 1919 года направлен главой ЧК Лацисом в Добровольческую армию. В дороге он и несколько других белых офицеров попадают в плен к зеленым батьки Ангела. Воспользовавшись моментом, Кольцов завладевает оружием, и офицеры вместе с двумя красными командирами, тоже пленниками Ангела, с боем вырываются из плена. Выслушав рассказ о побеге, командующий Владимир Ковалевский (прототип — генерал Владимир Зенонович Май-Маевский) назначает Кольцова своим адъютантом. Кольцов проводит несколько секретных операций, при этом успешно проходит все проверки своей легенды и не поддается на провокации контрразведки. Одновременно показана романтическая линия сюжета, в которой Павел Кольцов завоевывает сердце дочери начальника контрразведки полковника Щукина Тани.

Еще одна важная сюжетная линия — судьба Юры Львова, сына белого полковника, погибшего в бою. Мальчик переживает ряд трагических приключений по обе стороны фронта, пока не попадает под опеку Кольцова. Наблюдательный Юра догадывается, что Кольцов — красный шпион. В откровенной беседе Кольцову удается убедить Юру, что он действует с добрыми и благородными намерениями.

В конце фильма Кольцов вынужден пожертвовать собой, чтобы уничтожить литерный поезд белых с английскими танками, перегоняемый на фронт. Кольцов попадает под арест, его ждет неминуемая смерть.

«Бей белых, пока не покраснеют, бей красных, пока не побелеют!»

Цитаты, ушедшие в народ

«Пал Андреич, вы — шпион?» — спрашивает у советского разведчика сын погибшего белого офицера Юра Львов (артист Александр Милокостый), догадываясь о деятельности Кольцова. К этой фразе имеет отношение и сам Соломин, предложивший заменить изначальное слово «разведчик» на «шпион», которое не так резко звучало из уст мальчишки.

Пожалуй, самую знаменитую крылатую фразу из фильма: «Бей белых, пока не покраснеют, бей красных, пока не побелеют!» — впервые слышит уже сам Пал Андреич, когда попадает в плен к бандитам батьки Ангела (Анатолий Папанов), воевавшего и с белыми, и с красными.

Главарь банды зеленых — батька Ангел — тоже радует перлами и вместо эксперимента произносит: «Экскремент хочу сделать!» — а слово «конфискация» в его устах становится «коньфиксацией».

Павло — один из членов банды (Михаил Кокшенов) — спрашивает бывшего бандита, перешедшего на сторону белых, Мирона Осадчего (его сыграл Виктор Павлов): «Ведь это ты, Мирон, Павла убил?» Эту фразу цитировали потом и к месту, и не к месту.

Ну а про «фитилек-то притуши, коптит» и говорить нечего — вся страна это повторяла много лет, даже в одной из песен группы «Аквариум» она звучит.

***

По телевизору «Адъютанта» Стржельчик не смотрел ни разу

Вдова актера актриса и режиссер БДТ Людмила Павловна Шувалова рассказала «Вечёрке» об одной из любимых ролей супруга — генерала Владимира Зеноновича Ковалевского, командующего добровольческой армией в гражданскую войну.

— Владислав Игнатьевич очень любил роль генерала Ковалевского. И очень уважал режиссера фильма Евгения Ташкова. И когда за роль генерала Ковалевского Владислав Игнатьевич был выдвинут на Государственную премию имени братьев Васильевых, то встал вопрос: как можно давать премию за создание образа отрицательного героя? — поделилась Людмила Павловна. — Был большой переполох. Но Ташков отстоял кандидатуру Владислава Игнатьевича, и он получил эту премию. Такое было впервые — когда за отрицательного героя дали Государственную премию.

— Прототип командующего Ковалевского — генерал Владимир Зенонович Май-Маевский. Как Владислав Стржельчик погружался в роль — что читал, что смотрел?
— Он изучал огромное количество материалов, брал книги из Театральной библиотеки, читал в том числе и Булгакова, то есть целиком погрузился в историю Белой гвардии. Гражданская война — это была трагедия, ведь генералы российской армии принимали присягу на верность государю, клялись, что будут верны России. И как они могли сдаться?

— Помнится одна фраза из фильма «Мне звание пожаловал государь император, и другого мне не надо», которую произносит генерал Ковалевский...
— Вы знаете, Владислав Игнатьевич очень уважал императора, у нас дома был культ Романовых... Он все знал, понимал, о каждом императоре у него сложилось свое мнение, как, впрочем, и о Колчаке, и о бароне Врангеле.

— Владислав Игнатьевич, наверное, считал эту роль одной из главных в своей жизни?
— Да, эту роль он любил. И еще роль Грегори Соломона в «Цене» Артура Миллера. Эти роли он считал главными в своей жизни. Вы знаете, когда мы отдыхали на юге, к нему постоянно подходили люди и благодарили за то, как он сыграл белого генерала. Вообще наше поколение — счастливое. До сих пор ко мне подходят незнакомые дамы и говорят: «Людмила Павловна, спасибо вам за ваш театр — за БДТ имени Г. А. Товстоногова, ведь мы выросли на его спектаклях». Это так приятно!

— Людмила Павловна, при муже-«генерале» вы чувствовали себя «генеральшей»?
— Никогда не чувствовала! (Смеется.) В эти игры мы никогда не играли.

— А сколько раз Владислав Стржельчик смотрел «Адъютанта»?
— По телевидению — нисколько: его никогда не было дома. Но у нас была кассета с фильмом, и иногда мы вместе с друзьями садились и смотрели, что тоже бывало очень редко.

↑ Наверх